Вторник, 12 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Здесь детей обучают военным приемам

12 сентября 2016

Aftenposten, Норвегия© AP Photo, Sergei ChuzavkovЗдесь детей обучают военным приемам

10.09.20166114153TweetМишель Дриберген (Michiel Driebergen), Халвур Хегтун (Halvor Hegtun)

«Подъем!» — кричит инструктор Гольд.

Солнце только-только встало, и тотчас в палатках начинается гудение. Замки-молнии раскрываются, в выходах из палаток появляются заспанные лица ребят, среди которых есть и восьмилетние. Угловатые подростки с мешками под глазами выползают наружу, разыскивают свою обувь. После чистки зубов предстоит первая тренировка, длительная пробежка по пути с многочисленными отжиманиями на руках.

«Азов» — название украинского добровольческого батальона, сражающегося с пророссийскими мятежниками на востоке Украины.

Второй год подряд он организовывает летние лагеря для детей, наподобие этого в лесном районе недалеко от столицы Киева. 50 детей в возрасте от восьми до 16 лет должны в течение 12 дней быть превращены в представителей патриотической элиты.

Контекст«Азов» и «Айдар» — угроза новой УкраинеThe Washington Post01.01.2015Мощное оружие Украины — батальон «Азов»Delfi.lt07.10.2014Самое мощное оружие Украины — угроза для нееThe Guardian11.09.2014Не совсем скаутский лагерь

После завтрака детей собирают у мачты с флагом. На всех камуфляжная униформа. По приказу инструктора Гольда они снимают головные уборы, прижимают кулаки к груди и предложение за предложением повторяют то, что он говорит:
«Украина, святая мать героев, войди в мое сердце! Оживи мою душу и освети своим светом. Ты — самая святая, ты — моя жизнь и мое счастье».

После этого поднимается флаг батальона в цветах Украины, голубом и желтом, с изображением солдата в центре.

После завтрака — автомат Калашникова

К обеду происходит выдача оружия. Таркан из Киева, худой 13-летней девочке с длинными гладкими волосами потребовалось лишь 36 секунд для выполнения всех указаний: вынуть магазин, разобрать оружие и снова собрать его.
Инструктор Гольд предупреждает: «Осторожно! Никогда не направляй оружие на человека, если не собираешься стрелять!»

Стрельба друг в друга резиновыми пулями

Во второй половине дня, когда начинается закат, дети готовятся к ролевой игре с деревянными винтовками и пневматическими автоматами, стреляющими пластиковыми пулями. Такие пули, к счастью, причиняют лишь небольшую боль при попадании в тело. Дети имитируют военные боевые ситуации. Они отрабатывают совместные действия, учатся отыскивать позиции в поле, получают команды типа «пол-оборота, огонь!».

» Бах, бах, бах, бах!« — кричат они.

Все инструкторы принимали участие в боевых действиях в рядах батальона «Азов». Гольд сражался под Донецком, где он, по сообщениям, спас жизнь дяди одного из ребят, которые находятся здесь в лагере. Беар был снайпером, Борис — врачом. Гольду 27 лет, он самый старший из инструкторов, остальным чуть больше 20 лет.

«Инструкторы показывают нам, что такое война, — говорит Таркан.— Они учат нас оказывать первую помощь. Они учат нас выживать в лесу или пустыне. Так мы узнаем, что такое быть солдатом».

Хорошо воспитанные и любопытные

Как и Таркан, многие дети в лагере — дочери и сыновья боевиков «Азова». Они происходят не из низшего класса. Они хорошо одеты, производят впечатление хорошо воспитанных и, прежде всего, любопытных.

Девятилетний Смольный — живой, маленький парнишка в очках — рассказывает, что он приехал из западноукраинского города Львова. Он целый год с нетерпением ждал поездки в этот лагерь: «Папа в „Азове“, а теперь и я тоже. Моя мечта осуществилась!»

Тяжелые тренировки делают чудеса

«Когда я увидел, что мы сегодня будем делать, я сначала подумал, что не смогу это выполнить, — говорит Смольный. — Мы должны были пройти по бревну, когда по нам весь день стреляли, а потом еще и по минному полю. Я думал, что упаду с бревна, и все будут надо мной смеяться. Но я сделал это без помощи инструкторов».
В сумерках послышался голос полевого священника.

Он сказал: «Избавь меня от всей слабости в моем сердце, чтобы я больше не чувствовал страха или сомнения. Укрепи мой дух!»

Русские боятся, украинцы любят

Спускают флаг. Вокруг лагерного костра поют участники и руководители. Самая любимая песня заканчивается припевом «Смерть русским».

Русские боятся «Азова», а многие украинцы любят его. Добровольческий батальон известен тем, что берет на себя выполнение «грязной работы» на этой войне.

Батальон гордится своими действиями в бою за Широкино, курортный город на юго-западе Украины. Бои в феврале прошлого года были упорными. «Азов» помешал мятежникам, которых поддерживают русские, создать прямой переход по суше из России в Крым, который был аннексирован русскими войсками в марте 2014 года.

Ночные учения с дымовыми шашками

«Война ужасна. Все страдают. Враги тоже», — говорит Таркан. Ее мать организует похороны боевиков «Азова», павших в бою.

«Война — это кровавая бойня, — говорит девятилетний Смольный. — И те, кто погибают, — герои.»

Новое утро. Дети протирают глаза, прогоняя остатки сна. Прошлой ночью тревога прозвучала в 03.00. Дети проснулись от звуков тяжелых разрывов, они должны были быстро выскочить из палаток и найти укрытие, в то время как сзади них рвались дымовые шашки. В первую очередь, они должны были справится со своим страхом.

Тем не менее, по словам инструктора Гольда, пребывание в этом лагере не является какой-либо подготовкой к войне.

«Мы даем националистическое и патриотическое воспитание, — уточняет он. — Мы привозим сюда солдат с фронта на востоке, чтобы они рассказывали, как там идет дела. Дети должны знать, что происходит на Украине».

Настоящие украинцы борются за свободу.

«Никто из нас не думает идти на войну, — говорит Таркан. — Я не думаю стрелять по людям после этого лагеря».
Таркан хочет после средней школы учить в техникуме математику и физкультуру. «Но на Украине слишком мало солидарности, люди не поддерживают друг друга, и с этим нужно кончать, — объясняет она. — Многие думают только о себе. А настоящие украинцы — это патриоты, которые будут бороться за свободу. Это делает нас одной нацией».

«Нация» — ядро идеологии батальона «Азов»

А вот за что еще он выступает, не совсем ясно.

«„Азов“ не имеет ничего общего с неонацизмом, — говорит инструктор, — хотя русские и западные СМИ утверждают это».

Эмблема «Азова» заметно похожа на wolfsangel или волчий крюк, который используют немецкие национал-социалисты, но «Азов» утверждает, что это комбинация букв I и N, сокращение слов Идея Нации.

Рассказывают, что в детском лагере нацистские симпатии пресекаются мгновенно. Когда в дневнике одной 13-летней девочки нашли свастику, вся группа была вызвана на беседу.

«Мы — не неонацисты», — кричал инструктор девочке.

Больше внимания природе, чем богу

Другой характерной чертой батальона является то, что «Азов» больше связан с природой, чем с христианством. «У нашей идеологии мало общего с богом», — объясняет представитель Владимир Свиденко.

«То, что имеет какое-то значение для нас, — это планета, наша земля, — добавляет инструктор Гольд.— Мы учим детей любить свою страну и уважать природу. Потому что природа сильнее нас, людей».

Согласно лагерной программе, дети также должны собирать мусор и бумагу в лесу.

Жертвовать жизнью ради следующего поколения

Дети в этом лагере готовы умереть за свою страну.

«Да, думаю, что так», — говорит Смольный.

«Интересы нации важнее наших личных интересов, — говорит Таркан.— Если мы пожертвуем своей жизнью за Украину, то следующее поколение будет радоваться миру и лучшей жизни».

Несмотря на часто наполненное ненавистью содержание песен, которые они поют, дети мягки и осторожны в своих разговорах о русских.

«Русские тоже люди, — говорит Таркан. — Одни из них поддерживают Украину, другие нет. Те, которые не поддерживают, — это люди, которые верят всему, что слышат на русском телевидении».

«На Украине тоже есть предатели, — говорит Смольный.— Они работают на врага».

Воспитание защиты самих себя и своих детей

«На Украине совсем другая ситуация, чем в Западной Европе, — говорит доктор Мама, врач батальона, отвечая на вопрос, почему дети должны расти с оружием.— К сожалению, мы вынуждены поступать так. Мы не знаем, сколько это будет продолжаться. Может пять лет, может 50, как в Израиле. Там они тоже вынуждены защищать себя и своих детей. Детский лагерь имеет решающее значение для Украины. Эти дети, слава тебе господи, не имеют представления о том, чем был Советский Союз. Они также ничего не знают о кошмаре 90-х годов, когда нехватало тепла, еды и работы. Наши политики пытались сделать из нас рабов. Мы должны постараться, чтобы эти дети были лучше, свободнее и более гордыми, чем мы».
Старший научный сотрудник Тур Буккволл (Tor Bukkvoll): армия не функционировала, поэтому украинцы создали собственные батальоны

«„Азов“ — один из самых известных из 37 добровольческих батальонов на Украине», — говорит старший научный сотрудник Тур Буккволл из Исследовательского института армии. В настоящее время он приступает к собственной работе, посвященной изучению этих батальонов.

Aftenposten: Они все подчиняются властям в Киеве?

Букволл: Да. Они сражаются вместе с регулярными украинскими войсками. Некоторые из них получают финансирование в виде добровольных пожертвований от населения. Другие оплачиваются местными олигархами. Но их связи с государственной оборонной структурой становятся все сильнее. «Азов» подчиняется украинскому министерству внутренних дел.

— Почему в стране существуют все эти добровольческие батальоны вместо единой армии?

— Это проблема, которой я занимаюсь в моей научной работе. Кое-что нам известно: когда начался мятеж на востоке страны, у Украины не было подготовленной армии. Среагировал народ. Армия не функционирует! Мы потеряли территорию! Добровольцы из народа, многие из которых участвовали в демонстрациях на Майдане в Киеве во время революции, начали сражаться с пророссийскими отрядами на востоке.

— Почему армия была настолько слабой?

— Украинцы не верили, что Россия использует военную силу против них. Это произошло неожиданно. Они мало тратили денег на армию. Кроме того, трудная борьба с коррупцией, которая существует также и в армии, — это часть истории страны.

— Насколько самостоятельны эти батальоны?

— Они — не совсем регулярные воинские части. «Азов» сам выбирает тех, кто должен быть у них офицерами.

— Справедливы ли утверждения о том, что у батальона
— коричневый политический оттенок?

— Да. Командир Андрей Билецкий в свое время был членом правоэкстремистских организаций.

— Какая ситуация в стране в настоящее время?

— Боевые действия ведутся каждый день. В среднем на передовой каждый день погибает один украинский солдат, и так продолжается целый год.

— Есть ли опасность вспышки боевых действий?

— Наиболее вероятно, что все будет происходить примерно на таком же уровне, как сейчас. В Минске регулярно проходят переговоры с повторяющимися требованиями выполнять договор, подписанный в прошлом году, и покончить с боевыми действиями. Но позиции все время остаются неизменными: русские требуют новые местные выборы на востоке Украины. Украины отказывается проводить такие выборы до тех пор, пока не прекратится стрельба.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru