Понедельник, 25 июня 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Украина на пути в тупик

14 сентября 2016

Göteborgs-Posten, Швеция© AP Photo, Max BlackУкраина на пути в тупик

Нет никаких признаков того, что Россия планирует покинуть Крым или перестать оказывать военную поддержку сепаратистам. Напротив, Донбасс рискует превратиться в очередной замороженный конфликт в «серой зоне» России.

13.09.20164413407TweetЯн Хёглунд (Jan Höglund)

«С момента аннексии Крыма в 2014 году Россия рассматривает его как часть Российской Федерации и не считает Крым предметом дискуссий. После референдума, не признанного международным сообществом, русские полагают, что это была воля жителей полуострова», — говорит военный аналитик Якоб Хеденскуг (Jakob Hedenskog) из Шведского института оборонных исследований.

России удалось не дать поднять этот вопрос в рамках международной дипломатии. Крым не упоминается ни в одном из документов, связанных с попытками урегулировать конфликт на Украине, включая оба Минских соглашения 2014 и 2015 года.

Но западные державы еще надеются, что президент Владимир Путин вернет Крымский полуостров Украине. Они воздействуют на Россию при помощи экономических санкций и политического давления. Также российского лидера пытаются заставить отказаться от помощи сепаратистам Донбасса. Сейчас они получают от России оружие, военную технику и войска.

Как утверждает Владимир Путин, Россия не является стороной украинского конфликта. Но недавно он мобилизовал силы как в Крыму, так и в областях вдоль северной и восточной границ Украины. В Крым были отправлены новейшие системы обороны.

«Официально русские по-прежнему не признаются во вмешательстве в боевые действия на Донбассе, несмотря на бесчисленные доказательства. Утверждается, что речь идет о гражданской войне на Украине, а русские солдаты в зоне боевых действий — лишь добровольцы. Но Россия с самого начала принимала военное участие в конфликте, сначала со спецназом, а с августа 2014 года — с регулярными частями собственной армии. Москва до такой степени контролирует происходящее, что сепаратисты не несут оперативной ответственности, зато российские силы имеют возможность повышать или снижать градус конфликта военными средствами», — продолжает Якоб Хеденскуг.

Война, жертвами которой уже стали 9 500 человек, переходит в стадию низкой интенсивности. Перемирие нарушается почти ежедневно. За так называемым Минским процессом стоят Россия, Украина, Германия и Франция. Но в августе Путин отказался от переговоров по Украине на полях саммита «двадцатки» в Китае, что объяснил якобы готовящимися украинскими диверсиями в Крыму.

Но Минский процесс выбивается из плана, и пока не достигнуто никаких успехов. Представитель немецкого министерства иностранных дел Мартин Шэфер (Martin Schaefer) заявил, что, если имплементации договора не произойдет, то придется «рассмотреть иные пути решения кризиса».
КонтекстЗа что наказывают крымчанDelfi.lv08.09.2016В Крым возвращаются цариThe New York Times07.09.2016«Крымнаш» или отмена санкций?Крым.Реалии31.08.2016
«В процессе есть внутренние проблемы, из-за которых он наталкивается на препятствия. По Минскому соглашению, Украине следует провести конституционную реформу и дать сепаратистским регионам особый статус. Это не было сделано, что Россия все время приводит как доказательство, что Украина не выполнила свои обязательства. Кроме того, должны пройти местные выборы в соответствии с украинским законодательством. Но как это осуществить, если Украина не контролирует границу с Россией? Это будут не демократические выборы, а выборы под дулом автомата».

При этом события на Украине оказались в тени других конфликтов, в которых участие России играет ключевую роль, например, войны в Сирии и борьбы против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. пер.). Там Владимир Путин — союзник США. Без него не возможны ни прекращение огня, ни мирные переговоры. И Россия пытается связать оба конфликта, чтобы заставить США пойти на совместное решение, удовлетворяющее российским интересам.

Подобное смещение фокуса на руку России. Трещина между ней и Евросоюзом, ослабленным «брекситом» и кризисом беженцев, тоже растет. И дело не только в том, что Европа считает санкции подходящим способом влиять на действия Москвы.

«Некоторые члены ЕС приняли то, что сделала Россия, и считают, что с этим можно жить. Для России выгодно, когда меняются режимы, а новые политики придерживаются иного мнения и готовы налаживать отношения и поддержать претензии России в ее особой сфере интересов в бывшем советском регионе. Что будет, если в США победит Дональд Трамп, а во Франции — Марин Ле Пен, а правые консервативные партии, такие как „Альтернатива для Германии“, начнут выигрывать местные выборы?»

Республиканский кандидат в президенты Трамп, который в прошлое воскресенье снова расхваливал Путина и заявил, что он как глава государства лучше Барака Обамы, готов поднять вопрос о признании Крыма российским.

«Выносливость России относительно конфликтов в ближайших регионах выше, чем у остального мира», — констатирует Якоб Хеденскуг, — «Русские считают, что на кон поставлены их жизненные интересы, а Запад быстро устает. У России есть и терпение и возможность поддерживать конфликты, в то время как Запад способен заниматься лишь одной проблемой за раз. Так что время — на стороне России».

Другие замороженные конфликты, помимо Украины, касаются Приднестровья в Молдавии, Абхазии и Южной Осетии в Грузии, Нагорного Карабаха в Армении/Азербайджане. Во все эти конфликты замешана Россия.

«Через Приднестровье Россия контролирует Молдавию и может оказывать на нее экономическое и политическое давление. Учитывая близость к стране-члену НАТО Румынии, а также к Черному морю, Молдавия имеет для России стратегическое значение. Кроме того, чисто гипотетически, если конфликт на Украине перейдет в состояние открытой войны, и России понадобится связать Донбасс и Крым по суше или даже отсечь причерноморский кусок Украины, удар можно было бы нанести с запада, то есть из Приднестровья», — говорит Якоб Хеденскуг.

В Грузию Россия уже вторгалась в 2008 году, встав на сторону Абхазии и Южной Осетии.

«Это не официально, но на практике Россия аннексировала регионы. Они во всех смыслах являются частью России и существуют на подачки из Москвы. Там российские пограничники, российские военные базы, а Южная Осетия экономически особенно зависима от России».

Населенный армянами Нагорный Карабах — республика, не признанная международным сообществом, которое рассматривает его как часть Азербайджана. Когда Армения и Азербайджан получили независимость после распада Советского Союза в 1991 году, борьба за регион вылилась в кровопролитную войну. А этой весной в течение четырех дней снова шли бои, погибли около 30 человек.

«Не считая Донбасса, наиболее опасный замороженный конфликт, который со дня на день рискует превратиться в настоящую войну, — это Нагорный Карабах», — отмечает Якоб Хеденскуг. Армения — союзник России, но Россия продает оружие обеим странам, хотя Азербайджану — по более высоким ценам, ведь он богаче бедной Армении.

«В сущности, раздувание конфликта не представляет интереса для России, но и его полное урегулирование ей тоже не выгодно. У всех замороженных конфликтов есть общие черты: Россия заставляет весь мир считать себя миротворцем, но в действительности является частью противостояния и поддерживает в нем жизнь».

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru