Вторник, 11 декабря 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Возвращение американской исключительности

16 августа 2016

The Financial Times, Великобритания© REUTERS, Jim YoungВозвращение американской исключительности

Риторика Клинтон и ее миропонимание поразительным образом отличаются от позиции Обамы.

16.08.2016153369TweetЭдвард Люс (Edward Luce)

До недавнего времени основная часть мирового сообщества желала, чтобы США стали более обычной страной. Общественность насмотрелась на Джорджа Буша-младшего с его «планом распространения свободы», окончательно дискредитировавшего в ее глазах идею американской исключительности. Люди должны быть осторожными в своих желаниях. Из всех кандидатов на пост президента США за всю историю Дональд Трамп, возможно, больше других склонен к совершению необдуманных (а также агрессивных и оскорбительных) поступков.

Но кроме этого, он — еще и первый, кто с пренебрежением отвергает мнение о том, что миссия Америки должна состоять в отстаивании общечеловеческих ценностей. Трудно сказать, подозревает ли он вообще о существовании таких ценностей. Что же касается Хиллари Клинтон, то она является истовой поборницей этих ценностей. «Я верю всем сердцем, что Америка — исключительная страна, — заявила она в июне. — Мы по-прежнему являемся, как говорил Линкольн, последней прекрасной надеждой на свете».

Многострадальные американские реалисты — те, кто утверждает, что Америке следует просто действовать в своих национальных интересах — должно быть, задаются вопросом — чем же они заслужили такого лидера. Господин Трамп обещает не допускать таких вмешательств в зарубежные конфликты, как превентивные войны в Ираке. Именно это реалисты и хотят услышать. То же самое касается и мнения господина Трампа о том, что союзники США за свою защиту должны платить больше, или что Китай имеет право занимать атоллы в море, названном в его честь. Почему Америка всегда должна быть третейским судьей?

Но господин Трамп неизбежно все портит, добавляя свои комментарии — например, обещая нанести ядерный удар по ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. ред.) или утверждая, что эту террористическую организацию основал президент США Барак Обама. Главным принципом успешного реализма являются тактические хитрости и глубокие знания о мире в целом. Дональд Трамп символизирует совершенно противоположное. С такими друзьями, как Трамп, реалистам и враги не нужны.

Также существует вероятность того, что в ноябре он проиграет госпоже Клинтон. Вероятно, Трамп потерпит поражение не столько из-за своей внешнеполитической интуиции, сколько вопреки ей. На протяжении многих лет общественность США заявляет, что устала от военных авантюр, считает, что союзники по НАТО должны взять на себя больше расходов, и что глобальная роль Америки должна быть более скромной. Сплочение нации больше не является гарантией победы на выборах (если оно вообще когда-либо таковой являлось). И хотя у лозунга Дональда Трампа «Америка превыше всего», может, и не совсем благополучная история (его в начале 1940-х годов подхватили те, кто симпатизировал фашистам), его сегодняшнее значение многих американцев вполне устраивает. Если Трамп проиграет, то причиной этого будет его совершенно не президентский темперамент и склонность оскорблять практически каждую группу населения Америки.
КонтекстКампания против Хиллари в МосквеThe Financial Times30.07.2016Сильного Путина создал ОбамаFox News16.08.2016Обама в трудном положенииThe Hill08.08.2016Почему нам нужна президент КлинтонThe Washington Post01.08.2016
К несчастью реалистов, с Трампом их корабль может пойти ко дну, а это означает, что в январе следующего года в плавание вновь отправится американский корабль под названием «Исключительный» под командованием госпожи Клинтон. Где он был в годы президентства Обамы? Внешняя политика Обамы не отвечала ни идее исключительности, ни принципам реализма — это было нечто среднее. Через несколько недель после вступления Обамы в должность я спросил, разделяет ли он взгляды тех, кто ратует за идею американской исключительности. Обама ответил, что поддерживает принципы исключительности во многом так же, как «британцы придерживаются идеи британской исключительности, а греки — греческой исключительности».

Другими словами, его кредо было явно субъективным. Учитывая, насколько решительно критики Барака Обамы ставят под сомнение его патриотизм, его ответ сегодня, наверное, уже не был бы столь неопределенным. Трудно представить подобное заявление из уст госпожи Клинтон. Истинные сторонники исключительности не дают повода для сомнений. Они считают, что США, как однажды отметила бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, — выше других и обладают более широким кругозором, чем другие страны.

Что бы это могло означать для администрации Хиллари Клинтон? Ее президентство, как это всегда бывает, будет в значительной степени зависеть от фактора неожиданности. Борьба Рейгана с советской «империей зла» была поставлена под вопрос с приходом к власти Михаила Горбачева. Буш-младший вступил в должность, пообещав вести более «смиренную» внешнюю политику. Но после терактов 11 сентября он быстро перешел на высокомерный тон. Барак Обама пообещал постепенно закончить войны в Афганистане и Ираке. Он покинет свой пост, а в каждой из этих стран по-прежнему останутся тысячи американских солдат.

Между тем Билл Клинтон дал слово соблюдать права человека и противостоять «пекинским палачам». К своему глубокому сожалению, он закрыл глаза на геноцид в Руанде в 1994 году. Это произошло во многом из-за его того, чему его научило другое событие — сокрушительное поражение американских войск в Сомали, когда были сбиты американские вертолеты «Блэк Хок» («Черный ястреб»). Он также способствовал вступлению Китая во Всемирную торговую организацию. Правда, в каждом случае реакцию на события определяла философия президента.

Многие предполагают, что Хиллари Клинтон просто примет эстафету у Барака Обамы, поскольку она была его первым госсекретарем. Но служить у президента и самой быть президентом — это далеко не одно и то же. По каждому военному вопросу, который возникал в первый президентский срок Обамы, Хиллари Клинтон занимала воинственную позицию. Иногда она побеждала — например, в вопросе вмешательства в Ливии. В других случаях — например, в вопросе о вооружении сирийских повстанцев — ее советы был отклонены. Несмотря на ее первоначальное участие в переговорах по иранской ядерной программе, она вряд ли подписала бы соглашение, которое заключил Барак Обама.

Ее предвыборная риторика тоже разительно отличается от заявлений Обамы. В 2008 году он пообещал возродить моральный авторитет Америки в мире, потрясенном теми войнами, которые Буш счел предпочтительным решением. Клинтон обещает поддерживать контакты с опасным миром, используя все имеющиеся в ее распоряжении средства. А это уже совершенно другой способ восприятия ситуации.

Когда-то Барак Обама охарактеризовал свой подход к внешней политике, в основе которого лежит принцип «не делать глупостей». В одном из своих редких высказываний с критикой в адрес Обамы Хиллари Клинтон заявила, что правило Обамы на роль организационного принципа не годится. Разумеется, она права. Но в наше опасное время, инстинктивное стремление прежде всего «не навредить» — наверное, важнее, чем мы в состоянии оценить.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru