Суббота, 18 августа 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Война Чешского телевидения против новых СМИ

06 мая 2017

Časopis argument, Чехия© Fotolia, Comugnero SilvanaВойна Чешского телевидения против новых СМИ

Петр Жантовский критически пишет об отношении общественного Чешского телевидения к новым интернет-СМИ.

05.05.20171884TweetПетр Жантовский (Petr Žantovský)

Чешское телевидение ведет непримиримый бой с интернет-СМИ. Для этого была даже создана специальная телепередача — Newsroom, и данная тема поднимается в других информационных и публицистических программах. Зачем это делается? Это защита консервативных ценностей популярных СМИ мэйнстрима или борьба с конкурентами за право влияния на общественное мнение?

Топография телепропаганды

На эти вопросы можно найти множество ответов. Но сначала следует сориентироваться на «местности». За последний год, то есть с начала апреля 2016 года, еженедельная программа Newsroom, которая специализируется на тенденциях и событиях в сфере так называемых новых СМИ, которые чаще называют интернет-СМИ (серверы, порталы с информационным, публицистическим и аналитическим содержанием, включая соцсети), посвятила этой теме примерно 16 передач. Если учесть, что в каникулярные месяцы программа не выходит, то получается, что эта тема обсуждалась почти в каждом втором эфире.

При этом мы учитываем только те передачи, в которых эта тематика была одной из основных, но, помимо того, ее много раз затрагивали в связи с другими вопросами или в рамках кратких комментариев. Названия некоторых выпусков говорят сами за себя: 12.3.2017 «Parlamentní listy: медиа-манипулирование. Российские СМИ подозреваются в манипулировании», 12.2.2017 «Кампания против дезинформации», 22.1.2017 «Борьба с дезинформацией и мистификациями», 8.1.2017 «Центр CTHH: борьба с пропагандой и ложью в СМИ», 27.11.2016 «Российская пропаганда», 30.10.2017 «Борьба с пропагандой», 19.6.2016 «Прокремлевские СМИ», 29.5.2016 «Борьба с российской пропагандой», 10.4.2016 «Прага — центр антироссийской пропаганды» и так далее.

Тему новых СМИ, разумеется, поднимает не только специализированная передача Newsroom. Очень часто эта тема упоминается в других программах, в частности в Události komentáře, которая выходит ежедневно в будни. Там эта тематика не только становится одной из главных в дискуссии, но и упоминается в блоке комментируемых новостей. За тот же период наблюдений тема новых СМИ была главной в программе 12 раз. Вот только несколько названий: 7.3.2017 «Контроль над социальными сетями», 6.3.2017 «Терроризм и пропаганда», 25.1.2017 «Военная контрразведка и свобода интернета», 10.1.2017 «Информация и дезинформация», 6.1. 2017 «Безопасность и дезинформация», 20.1.2017 «Центр борьбы с терроризмом и гибридными угрозами», 29.11.2016 «Новые полномочия спецслужб», 27.7.2016 «Масс-медиа и социальные сети как поле боя».

Еще одна передача, где тема интернет-СМИ регулярно обсуждается, это @online. В ней тема поднимается очень часто, что, учитывая формат, понятно, но, как правило, подход к теме сводится к одному единственному мнению о том, что столь критикуемые альтернативные интернет-СМИ являются носителями пророссийской пропаганды. Этот тезис продвигает, к примеру, сервер Hlídací pés (кстати, очень пропагандируемый в передачах @online и Newsroom), шеф-редактора которого Роберт а Бржештяна приглашают на Чешское телевидение уж слишком часто. Точно так же и представители аналитического центра «Европейские ценности» Радко Гоковский и Якуб Янда почти постоянно участвуют в эфирах. Так же постоянно и явно пропагандируется один из проектов общества «Европейские ценности» — движение Kremlin Watch. Оно якобы призвано выявлять так называемую пропагандистскую и дезинформационную деятельность российских политических и информационных структур в чешских СМИ.

Тема цифровых или интернет-СМИ, разумеется, пронизывает и другие информационные передачи, такие как Události (например сюжет от 27.11.2016 «Как быть с ложью и дезинформацией») и 90 ČT24 (например от 3.1.2017 «Борьба с пропагандой и терроризмом»). Но что в целом характерно для всех названных передач, так это уже упомянутый подход. По сути всегда, когда Чешское телевидение рассказывает о сфере независимых, альтернативных информационных или аналитических интернет-СМИ, звучат эпитеты, которые соотносятся с враждебно воспринимаемой политикой Российской Федерации. Такие определения, как «прокремлевский», «пророссийский», «пропутинский», встречаются почти при каждом упоминании этой вообще очень разнообразной и зачастую политически раздробленной категории.

Почему так происходит

Причин может быть две. Обе они вероятны и взаимосвязаны. С одной стороны, журналисты, которые занимаются проблемой новых СМИ, слишком ленивы и не хотят видеть весь спектр точек зрения, позиций, подходов, которые отражены в этих СМИ. Поэтому им проще собрать все в одну кучу, для которой напрашивается название: «Официальная политика ЕС и нашей политической элиты, в целом подражающей брюссельскому руководству, согласно которой с востока, из Кремля, на нас надвигаются легендарные русские морозы» (довольно похожие на те, которые в своей когда-то известной книге описал Зденек Млинарж). Они идентифицируют современную политику Российской Федерации с политикой бывшего СССР и видят в ней общего врага, противника так называемых европейских ценностей (на этот раз с маленькой буквы е в начале слова), приписывая ей сверхъестественную способность проникать со своей пропагандой в чешские СМИ и умы их аудитории. Так упрощенная пропагандистская картина задает траекторию для последующих действий в области СМИ и политики.

Списки «врагов»

Активность СМИ очевидна и повсеместна. В Чехии, как грибы после дождя, постоянно появляются «независимые» и «беспристрастные» публицистические порталы. Помимо уже упомянутого портала Hlídací pеs, есть Forum24, который ранее назывался Svobodné fórum (его шеф-редактор Павел Шафр прежде был медиа-лоббистом и главным редактором бульварного издания Reflex), и Neovlivní.cz (его основательница и до недавнего времени главный редактор Сабина Слонкова в прошлом фигурировала в пресловутом деле «Свинец»). Причем последний сайт даже составил список «нежелательных» персон и СМИ. Например, в рубрике «Прокремлевские СМИ» можно найти такие официальные, созданные государством российские издания, как Sputnik News, а также чешские независимые, не имеющие ничего общего с российской политикой издания, например Parlamentní listy.cz. Это свидетельствует о том, что целью таких списков является не передача правдивой информации, а распространение явной пропаганды, основанной на домыслах.

КонтекстЧешские фирмы вновь обращают взоры в сторону РоссииRadio Praha16.03.2017«Нет, это не Симпсоны, это реальность»ИноСМИ21.01.2017Чешская пресса о РоссииRadio Praha19.11.2016
Также в рубрике «Русский след — База данных от А до Z» можно найти имена людей, у которых мало общего, за исключением одного: их всех объединяет недоверие к явно продиктованной и навязанной «правде». Типичные примеры — канадец чешского происхождения Владимир Створа, издатель портала Zvědavec.org, Петр Гаек, бывший советник Вацлава Клауса, издающий журнал Protiproud.cz, Бржетислав Олшер, писатель левого толка, который стоит во главе сайта Rukojmí.cz, а также многие другие.

С учетом вышесказанного ясно, что речь идет о геополитической войне, которую ведут представители интересов Запада, прежде всего ЕС, поддерживаемые и вдохновляемые США. В качестве подтверждения можно привести тот факт, что многие из упомянутых проектов, например «Европейские ценности» или Neovlivní.cz, получают финансирование из фондов миллиардера Джорджа Сороса. Центр «Европейские ценности» сообщает об этом в своих годовых отчетах, а сервер Neovlivní.cz — прямо на своем сайте.

Цель всего этого — создать у широкой общественности впечатление, что ее со всех сторон окружает угроза (российской) пропаганды, которая подготавливает почву для будущего вторжения России в Центральную и Восточную Европу. Именно в этом контексте многие мировые и, в частности, чешские СМИ мэйнстрима, включая интернет-СМИ, а также Чешское телевидение, преподносят гражданскую войну на Украине и события вокруг референдума о присоединении Крыма к России. Это методика, проверенная временем: «Найдем и обозначим врага; если его нет, то создадим сами, придумаем его, потом обратим на него внимание людей, чтобы тем самым отвлечь их от своих собственных намерений и поступков. Если понадобится, этот враг потом может послужить нам хорошим алиби для дальнейших сомнительных действий в нашей внутренней политике.

И снова здравствуй, цензура!

Вмешательство государства в свободу слова получает уже и материальное выражение. С января 2017 года в Министерстве внутренних дел Чехии существует новый орган под названием «Центр борьбы с терроризмом и гибридными угрозами», цель которого — выявлять и опровергать «дезинформацию из-за границы». Де-факто это служба по надзору, которая следит за нежелательной деятельностью иностранных и, вероятно, чешских групп, объединенных интересами и общими воззрениями. Кроме того, центр ставит себе задачей отслеживать публичные выступления представителей этих групп в инернет-пространстве, на сайтах, в социальных сетях и так далее. Помимо этого формального шага МВД ЧР пошло на другой, очень конкретный: Министерство внутренних дел ведет переговоры с социальной сетью Facebook. Их цель — контроль за ходом предвыборной кампании в социальных сетях с целью «искоренения дезинформации», что трудно воспринять иначе, как цензуру. Причем государственную цензуру, активно поддерживаемую частными компаниями, гражданским обществом и так называемыми «независимыми СМИ».

Это совершенно новое явление. До сих пор цензура была самым неприятным для людей методом борьбы власти с оппонентами. Теперь это лицемерная, псевдодемократическая риторика, поддерживаемая коллективными усилиями властных и медийных элит, которые пытаются удержать влияние и власть в своих руках как можно дольше, даже несмотря на полное отторжение и сопротивление большей части граждан. Главный аргумент власти в этом процессе — поддержка, которую она находит в гражданском, точнее так называемом неправительственном секторе, и, таким образом, получается, что власть выступает и действует в интересах общества. Для этого НПО и близкие к ним СМИ создают, помогая правящим элитам, удобный, однако совершенно неубедительный фон. Поэтому их пропаганда столь неэффективна.

Роль Чешского телевидения

Роль Чешского телевидения в этом процессе, который постепенно охватывает и инфицирует остатки свободного общества в Чехии и по всей Европе, многогранна. Во-первых, Чешское телевидение подкрепляет и дает карт-бланш на пропагандистские действия властей и связанных с ними структур, бесконечно повторяя одно и то же на заявленную тему устами назначенных героев. Тема — «кремлевская угроза», герои — «бесстрашные исследователи этой угрозы, как правило из представителей НПО». Чешское телевидение злоупотребляет своим статусом общественной организации, позиционируя себя как образец независимой журналистики и единственный источник объективной и непредвзятой информации.

При этом Чешское телевидение использует различные техники манипуляции, начиная с проверенной временем техники gate-keeping (привратник, контролирующий, какие темы могут, а какие не могут дойти через СМИ до аудитории) вплоть до agenda-setting, то есть крайне предвзятого выбора тем, которыми «кормят» публику, и посредством которых должно формироваться общественное мнение. Среди других техник — метод «перекрытия», то есть вытеснение опасной для власти и медиаэлиты информации из общественного медиапространства.

Для этого аудитории предлагается сенсация — несущественная, но внешне привлекательная новость, которая перебивает все другие более значимые для общественности сообщения, отодвинутые СМИ на второй план. Так раскручивается так называемая спираль молчания. При прошлом режиме это называлось «кто не с нами, тот против нас». Этот эффект психологического давления на самих журналистов обеспечивает верность единственной точке зрения, продвигаемой тем или иным средством массовой информации, и исключает возможность любой дискуссии.

Техник манипулирования много: бывает и умалчивание нежелательной информации, и создание виртуальной реальности или поддельных авторитетов. Но всего этого на Чешском телевидении как будто нет. Ведь оно якобы является эталоном объективности, профессионализма и этики. Поэтому можно и нужно ему верить и, исходя из его информации, оценивать любую другую, поступающую из иных источников. Поэтому Чешское телевидение так интересует политиков: они полагают, часто ошибочно, что Чешское телевидение еще оказывает значительное влияние на будущих избирателей, а значит, и на путь эти политиков во власть.


Миф о «влиянии» Чешского телевидения

В этой связи приведу несколько цифр, которые могут наглядно проиллюстрировать подлинное, а не мнимое влияние Чешского телевидения на образ мыслей и суждения граждан. Эти данные опровергают миф о большой аудитории и чрезвычайной влиятельности Чешского телевидения. В связи с празднованием десятой годовщины создания новостного телеканала Чешского телевидения его руководство заявило, что ČT 24 смотрит 4% чехов. Это на порядок ниже, чем аудитория развлекательных программ (на общественных и коммерческих телеканалах). Представители Чешского телевидения добавили, что, согласно опросам, ČT 24 доверяет более 80% зрителей. Это интересные цифры. Ученик начальных классов без труда посчитает, что 80% от 4% это 3,2%. То есть этому телеканалу доверяет 3,2% чешской телеаудитории. (По логике вряд ли тот, кто не смотрит телеканал, может выразить ему свое доверие или недоверие.) Будем считать дальше.

В год Чешское телевидение получает около шести миллиардов абонентских сборов. В месяц плата составляет 135 крон, а в год — 1620 крон. Из этого следует, что оплачивают сбор около 3,7 миллионов абонентов. Учитывая тот факт, что в стране проживает примерно 10 миллионов граждан, абонентами являются около 37% из них. Однако мы должны учесть, что сбор взимается с адреса, а не с одного гражданина, и поэтому процент может быть намного выше. Проявим щедрость и допустим, что где-то сбор оплачивает, к примеру, владелец кафе или другого заведения. И, конечно, если бы сбор взимался «с человека», от него освободили бы детей до 18 лет. Таким образом, зрителями ČT, которых можно подсчитать, так как они в той или иной форме оплачивают сбор, является половина населения страны. То есть пять миллионов человек. Это значит, что ČT 24 смотрят всего 4% от этого количества, то есть 200 тысяч человек. Из них телеканалу доверяет всего 160 тысяч. Остается добавить, что остальные люди получают информацию в других местах — чаще всего в интернете.

Другая причина активного участия Чешского телевидения в этой кампании против альтернативных СМИ — интересы современной политической элиты. Связанные негласной порукой представители большей части элиты никогда не решатся выступить против Чешского телевидения, даже если бы аргументы были неоспоримыми. Это объясняется опять-таки верой в его влияние и способность привести политиков к нужным им высоким должностям. Вне всяких сомнений, в этом заключается и причина «негласной договоренности», следуя которой в этом году за полгода до окончания мандата (примерно через такое же время будут парламентские выборы) совершенно беспрецедентно был переизбран генеральный директор телеканала. Таким образом, есть основания полагать, что нынешнее руководство Чешского телевидения сохранило свое место в обмен на поддержку в эфире тех политиков, которые оказали свою помощь. Баш на баш.

Страх конкуренции

Наконец, важной причиной активности Чешского телевидения в борьбе с независимыми альтернативными СМИ является страх потерять свою монополию на информацию, а значит, и на влияние. Чешское телевидение по какой-то не очень ясной причине, видимо, как страус, прячущий голову в песок, полагает, что если не обращать внимания на реальность, она перестанет существовать. Но это не так. Мне бы не хотелось утомлять экспертными трактатами, но я позволю себе процитировать классика медиа-теории Дениса Макквейла, который уделил в своей новой книге «Журналистика и общество» большое внимание росту нового медиа-сектора — интернет-СМИ.

Макквейл пишет, что интернет как пространство новых СМИ вызывает несколько принципиальных изменений. Когда они оформятся мир СМИ уже никогда не будет прежним. Что же, по мнению Дениса Макквейла, появилось нового? «Неограниченный или незначительно ограниченный доступ аудитории к медиа-пространству, ее мобильность, мультимедийность — все это становится нормой (добавим, что это уже не преимущество ТВ — прим. Жантовского). Интерактивность в использовании СМИ приходит на смену (прежней) пассивности, ограничивается контроль и регулирование, появляется большое разнообразие авторов и материалов, вытесняются прежде доминировавшие СМИ — печатные газеты и вещание».

Думаю, что для нашей темы актуален тот абзац, в котором говорится об ограничениях или почти нулевых возможностях регулирования и контроля над медиа-контентом в интернете. Несмотря на то, что вот уже несколько лет Европейский Союз пытается придумать комплексный метод, чтобы взять интернет, прежде всего его информационную часть, под контроль, успехов нет. Причина проста: интернет по своей сути является свободным пространством. В него может войти любой и в зависимости от предлагаемого им контента получить отклик, найти аудиторию и последователей. Эта безграничная демократия как бельмо на глазу традиционных СМИ и, в первую очередь, Чешского телевидения. Все потому, что Чешское телевидение — единственное СМИ, которое оплачивается за счет вторичных налогов с граждан, а не за счет коммерческой деятельности частного собственника.

Частный владелец рискует своими средствами, и судьба его средства массовой информации зависит от рыночных условий и его собственной способности к ним адаптироваться. А существование общественного телеканала всецело зависит от политической воли законодателей и правительства. Как только они перестанут верить в химеры и новое платье короля, то, вероятно, поймут, что только решительные действия в отношении ČT, будь то усиление контроля, переход на финансирование из бюджета или даже ликвидация и замена отдельными общественными проектами в рамках других СМИ, могут привлечь избирателей, которые прежде не верили власти. В том числе потому, что до сих пор она пестовала Чешское телевидение в защитном инкубаторе.

Я оптимист, и потому верю, что момент прозрения и перемены уже близко. Однажды люди этого наконец добьются.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru