Вторник, 11 декабря 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

В отношениях Армении и России нужно исключить игру в кошки-мышки

11 августа 2016

Armtimes.com, Армения© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанкВ отношениях Армении и России нужно исключить игру в кошки-мышки

11.08.2016038TweetАршалуйс Мгдесян (Արշալույս Մղդեսյան)

Десятого августа состоялся визит президента Армении Сержа Саргсяна в Москву, накануне визита о встрече, ожидаемых переговорах с Владимиром Путиным и состоявшемся до этого саммите Путин-Алиев-Роухани агентство «Айкакан жаманак» беседовало с депутатом Национального Собрания Армении, членом фракции Республиканской партии Армении Самвелом Фарманяном.

Armtimes: Господин Фарманян, Серж Саргсян  десятого августа посетит Москву, где проведет встречу с Владимиром  Путином. Какая повестка встречи, и какие вопросы будут обсуждаться на встрече Саргсяна и Путина?

Самвел Фарманян: Армяно-российские отношения, темпы и многовекторность развития событий в регионе носят такой характер, что если бы президенты Армении и России встречались каждый месяц, им все равно было бы что обсудить. Это сегодня кажется очень правдоподобным. Думаю, даже не следует говорить обо всех тех вопросах, которые составляют эту общую повестку — это военно-политическое сотрудничество, интеграционные процессы и торгово-экономические вопросы, процессы в регионе, в том числе перезагрузка российско-турецких отношений, трехстороннее сотрудничество Россия — Азербайджан — Иран, и, в конечном счете, перспективы урегулирования карабахского конфликта.

— Этот вопрос задаю Вам в том числе, как бывшему пресс-секретарю президента. Обычно информация о визитах президента распространяется за один-два дня до визита. На этот раз она была опубликована почти за десять дней. По Вашему мнению, почему на это раз информация была рано опубликована?

— Да, обычно это делается так, особенно, когда речь идет о рабочих визитах. Но бывают и исключения, как в нашей, так и в международной политической практике, и здесь нечему удивляться. У меня такое впечатление, что на этот раз о визите и встрече президентов было объявлено на несколько дней раньше в связи с графиком встреч президента Российской Федерации с руководителями трех наших соседей — Азербайджана, Ирана и Турции. По-моему, вероятно, целью было рассеять впечатление или обсуждения относительно того, что Россия углубляет или выстраивает отношения с нашими соседями в обход нас и наших интересов или за счет наших двухсторонних отношений. Я так думаю.

— До встречи с Сержем Саргсяном  Путин находился с визитом  в Баку и там провел обсуждения с Ильхамом Алиевым. Вероятно, они говорили и об урегулировании карабахского конфликта. С другой стороны, экспертные и политологические круги России говорят о возможности решения проблемы в ближайшем будущем «по варианту сдачи территорий». В конце концов, что сейчас обсуждает армянская сторона на переговорах?  Оказывается ли давление на армянскую сторону, чтобы получить от нее согласие на «сдачу территорий»?

КонтекстПойдет ли Армения на уступки?Armtimes.com08.08.2016Армения — снова мишень психологической атакиYerkir14.07.2016Российско-турецкое примирение и АрменияYerkir31.05.2016Армения под прицелом Турции?Yerkir30.05.2016— В Баку прозвучали заявления президентов Азербайджана и России об их личном видении урегулирования карабахского конфликта. Этому предшествовало очередное очень четкое и прозрачное заявление президента Саргсяна по тому же вопросу. Я считаю лишними те обсуждения и беспокойства, которые в последнее время получают обороты среди политических, экспертных и медийных кругов Армении относительно урегулирования карабахского конфликта, о так называемых «не выгодных для армян перспективах», «односторонних уступках» или «сдаче территорий». Для меня намного более важно не то, что говорят  в «разных кругах», а то, что говорит лидер Армении, который ведет переговоры, а также важно общественное мнение непосредственно Республики Армения и Карабаха. А это мнение известно нам всем. Я исключаю какую либо перспективу, в которой армянская сторона пошла бы на неоправданные или односторонние уступки. Это просто исключено. Тем более, я это исключаю до тех пор, пока в переговорах участвует Серж Саргсян. Более того, я бы исключал это в случае любого лидера Армении, так как теоретически ни одна такая договоренность не может воплотиться в жизнь по многим причинам. В конечном счете, урегулирование карабахской проблемы политическим, дипломатическим путем, по моему представлению, подразумевает также утверждение или отклонение любого варианта урегулирования со стороны общества, которое будет выражать свое отношение на референдуме.

Что касается «давления», то любая дипломатическая работа или переговоры вокруг урегулирования какого либо конфликта или кризиса представляют собой долгий процесс, в котором могут быть и предложения, и давления, и противостояние этим давлениям, но это ничего не значит, когда дело касается урегулирования карабахского конфликта. Вся история переговорного процесса является наилучшим доказательством этого.

— Будут ли внутриполитические  события Еревана обсуждаться  на предстоящей встрече Саргсяна  и Путина? Российская сторона, как известно, довольно чувствительна к политическим процессам в постсоветских странах.

— Вне сомнения, что в отношениях Армении и России есть вопросы, которые нуждаются в искреннем, открытом и дружеском обсуждении. Это, в первую очередь, относится к общественным настроениям в нашем обществе и возможной опасной динамике и последствиях трансформации этих настроений во времени. Чем больше эти вопросы будут оставаться без внимания со стороны властей двух стран, политических элит и лидеров общественного мнения, тем больше они начнут углубляться, что в долгосрочной перспективе никак не в национальных интересах Армении или России. Сам я уверен, что стратегические союзнические отношения Армении и России в долгосрочных интересах двух наших стран и народов и в реальности даже не имеют альтернативы. Я оставляю в стороне различные пожелания и политические баллады,  они не имеют доказательной базы и аргументации и в действительности не отражают национальный интерес и обязательства Армении перед настоящим и будущим своей страны. Но есть и вторая сторона вопроса. В последнее время эти тенденции, влияющие на общественное мнение в Армении, подпитываются звучащими из самой России различными безответственными, оскорбительными и неприемлемыми заявлениями Рогозина, Жириновского и т.д. В отношениях Армении и России нужно исключить игру в кошки-мышки.

— Господин Фарманян, учитывая последствия  апрельской войны, создавшуюся на линии соприкосновения войск ситуацию, Армения должна больше готовиться к компромиссному варианту урегулирования конфликта или к войне?

— Так сложилась историческая, геополитическая и географическая действительность, что к войне нужно быть готовыми в любой момент, учитывая уроки апреля. Здесь второго мнения быть не может. Если ты ценой крови освободил Карабах, то должен быть готов ценой крови хранить и защитить его. Это никак не означает, что я вижу решение проблемы военным путем. Такого пути в реальности нет. Решения проблемы, как бы не было трудно, возможно достичь только мирным, политическим, переговорным путем, и Армения должна продолжить свое конструктивное участие в переговорном процессе, в любую секунду, будучи готовой защитить Карабах от возможного нападения Азербайджана. Вместо нас никто не будет защищать Карабах.

— Армянская сторона говорит  о возможном урегулировании путем  взаимных уступок. Учитывая распространенное  в стране радикальное настроение  в связи с этим вопросом, июльские события, может ли Ереван позволить себе роскошь  и идти даже на взаимные уступки? Не создаст ли это взрывоопасную ситуацию в регионе? Этот вопрос обсуждается во властных кругах?

—  Я не  знаю, кого вы имеете в виду под армянской стороной, или на какие источники ссылаетесь. После апрельской войны я не слышал похожих заявление ни от президента, ни от министра иностранных дел. На повестке политической — переговорной плоскости сегодня один вопрос — Азербайджан сначала должен восстановить доверие к себе, как к стороне, приверженной к политическому урегулированию, а для этого ему потребуется воплотить в жизнь предложения посредников по внедрению механизмов расследования инцидентов на границах и т.д. Пока всего этого нет, говорить о каком либо принципе или сущности урегулирования будет неуместно.

— Как относится армянская сторона к создаваемому формату энергетического сотрудничества Россия  — Азербайджан — Иран? Не является ли это очередным проектом, который обходит Армению стороной, но на этот раз уже с участие союзника Армении, Москвы?

— Пока еще рано что-то утверждать о том, как будет развиваться это формирующееся трехстороннее сотрудничество, или к каким конкретным и реальным результатом приведет. Но то обстоятельство, что Армения не участвует в формирующейся оси между двумя дружественными странами, Россией и Ираном, и, по сути, оказывается в окончательной изоляции в регионе, не может не быть предметом беспокойства, независимо от того, что в основе инфраструктурных идей такой оси ставятся факторы  чисто финансовой или экономической целесообразности или другие вторичные факторы. По моему представлению, сегодня нет более важного вопроса, чем вовлечение Армении в ось север-юг любой ценой. Если нам не удастся этого сделать, а ось север-юг станет реальностью без нас, изоляция Армении в регионе, по крайней мере в течение ближайших десятилетий, станет абсолютной. История нам этого не простит.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru