Понедельник, 24 сентября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Террор и выборы

16 июня 2016

Радио Свобода, США© AP Photo, Matt RourkeТеррор и выборы

16.06.20162595TweetВладимир Абаринов

Еще в мае этого года международный терроризм значился в списке приоритетов американских избирателей на девятом месте. Эксперты утверждали, что вопросы внешней политики вообще не будут играть заметной роли в выборе следующего президента США. Сегодня это тема номер один. Финалисты гонки проходят первую проверку на профпригодность.

Террористическая угроза далеко не впервые в американской истории вмешивается в предвыборную борьбу.

КонтекстТрагедия в Орландо — лишь дерево в лесуThe Huffington Post15.06.2016Орландо — это только начало?Die Welt15.06.2016Орландо, воинственная гомофобия и РоссияCarnegie Moscow Center14.06.2016В первые годы независимости США пришлось решать проблему пиратства на Средиземном море, где бесчинствовали морские разбойники Магриба — вассальных государств турецкого султана. Именно они так красиво танцуют в романтическом балете «Корсар» по одноименной поэме Байрона:

Кто, кроме смелых, чья душа поет
И сердце пляшет над простором вод,
Поймет восторг и пьяный пульс бродяг,
Что без дорог несут в морях свой флаг?

В реальности романтизма в действиях корсаров было не так уж много. В XVI–XVIII веках североафриканские пираты-мусульмане сделались настоящим бедствием для прибрежных областей Европы. Главной добычей корсаров были люди, которых они обращали в рабство. По оценке современного исследователя, за 250 лет, с 1530-го по 1780 год, в рабстве у турок и мавров побывало не менее миллиона христиан-европейцев. Тех, за кого могли заплатить выкуп, отпускали, как Сервантеса, остальные поступали в каторжные работы, главным образом в качестве галерных рабов. На пиратстве и работорговле держалась экономика стран Северной Африки. Морской разбой обеспечивал постоянный приток средств в казну.

Богатые державы находили, что дешевле откупиться от пиратов, нежели воевать с ними. Они заключали с Триполи, Алжиром и Тунисом соглашения о выплате ежегодной дани в обмен на иммунитет своих торговых судов от грабежа. Москва платила дань крымскому хану. Тем самым пиратство превращалось в легитимный промысел. Откупаясь от корсаров, англичане, шведы, датчане и венецианцы получали преимущество в торговой конкуренции со странами, которые не могли или не желали платить.

В колониальные времена на американские торговые суда распространялся иммунитет англичан. Но после отделения североамериканских колоний от Англии они лишились защиты британского флага. В октябре 1874 года марокканские пираты захватили первое американское торговое судно — бригантину «Бетси». Благодаря посредничеству Испании удалось вернуть корабль и освободить из плена моряков. Однако Мадрид посоветовал Вашингтону впредь не рисковать и договориться с государствами Северной Африки.

В июле 1785 года алжирские пираты захватили сразу два американских судна и потребовали выкуп в размере 660 тысяч долларов за каждое. Специальные посланники располагали суммой лишь в 40 тысяч. В результате экипажи этих судов провели в плену более 10 лет. Более того, к ним вскоре присоединились моряки с других американских кораблей. Они были освобождены лишь в 1795 году. Избавление 115 человек от неволи обошлось Америке в миллион долларов — одну шестую часть федерального бюджета.

Госсекретарь Джон Джей поручил послам США во Франции и Англии Томасу Джефферсону и Джону Адамсу провести переговоры с триполитанским посланником Сиди Хаджи Абдарахманом. Они начались в Лондоне в марте 1786 года. В своих отчетах Джефферсон убеждал госсекретаря в том, что выплата дани — не решение вопроса. Адамс соглашался с коллегой, но считал, что иного способа решить проблему у Америки нет: у нее нет военного флота, а ее экономика подорвана Войной за независимость.

Вопрос вызвал острую полемику в Конгрессе. Многие законодатели считали, что будущее Америки — это экспансия на запад материка, а в Европе ей делать нечего.

С другой стороны, американская внешняя торговля, и прежде всего с Европой, процветала. В итоге Вашингтон все же согласился выплачивать Алжиру, Триполи и Тунису миллион долларов в год в обмен на свободу судоходства. Вместе с тем Конгресс принял ряд законов о строительстве военного флота.

Вторым президентом США стал Джон Адамс, продолживший выплату дани. Джефферсон стал его главным оппонентом и соперником на выборах 1800 года. Джефферсон был избран, и как только он вступил в должность, Триполи потребовал увеличения суммы дани до трех с половиной миллионов долларов в год — это при том, что в 1800 году все доходы федерального бюджета составляли 10 миллионов. Помимо всего прочего, унизительная выплата дани противоречила самой национальной идее американцев, которые и Войну за независимость начали из-за свободы торговли. Президент Джефферсон отказался платить. Триполитанский паша Юсуф Караманли объявил войну Америке.

Так началась серия военно-морских конфликтов, получивших название Варварийских войн. Она завершилась в 1815 году ликвидацией пиратской угрозы в Средиземноморье. США считают это своей первой победой в борьбе с международным терроризмом.

На рубеже XIX и XX веков Европу сотрясал анархистский террор. Анархисты убивали не только монархов и глав государств, но и случайных людей, вина которых заключалась лишь в принадлежности к имущим классам. Эта волна террора докатилась и до Америки. 6 сентября 1901 года был смертельно ранен президент США Уильям Маккинли. Стрелявший сразу после ареста назвал свое имя — Леон Чолгош — и заявил, что он анархист и стрелял из идейных соображений. Чолгош родился в Детройте, но его родители были иммигрантами — по некоторым сведениям, из-под Гродно; при въезде в США его отец назвался венгром.

В должность президента вступил вице-президент Теодор Рузвельт. В первом же своем выступлении в Конгрессе в декабре 1901 года он обрушился на анархизм всей мощью своего красноречия. «Анархия, — говорил он, — это преступление против всего человеческого рода. Все человечество должно сплотиться в борьбе с анархистом. Его преступление должно рассматриваться как покушение на мировой порядок, как пиратство или работорговля».

Рузвельт призвал Конгресс ограничить иммиграцию, с тем чтобы не допустить в страну подрывные элементы. Иммиграция из Италии, Австрии и России, убеждал он членов Конгресса, «происходит из самых нежелательных слоев населения». В результате в 1903 году был принят Закон об иммиграции, воспретивший въезд в США анархистам и другим лицам, «которые верят в то, что правительство США или любое другое правительство должно быть свергнуто путем применения силы», а также эпилептикам, нищим и сутенерам.

Рузвельт был исключительно популярен и легко выиграл выборы 1904 года.

В ноябре 1979 года активисты исламской революции в Иране захватили здание американского посольства и взяли в заложники его дипломатов и другой персонал. Для президента Джимми Картера кризис с заложниками стал кошмаром наяву. Наконец, исчерпав все дипломатические средства, он решился на силовую операцию. В апреле 1980 года отряд спецназа на восьми вертолетах вылетел с авианосца «Нимиц» и высадился в Большой Соляной пустыне на востоке Ирана. Он должен был освободить заложников и вместе с ними эвакуироваться в Египет. Однако операция с самого начала столкнулась с трудностями. Группа попала в песчаную бурю и потеряла два вертолета. Третья машина столкнулась при дозаправке в воздухе с самолетом-заправщиком и загорелась. В результате погибло восемь и было ранено четверо военнослужащих. Командир отряда полковник Бэквит попросил Картера дать отбой. Президент согласился. 29 апреля он сообщил стране о провале операции.

Неспособность Картера решить проблему заложников стала одной из веских причин его поражения на выборах 1980 года. Заложники провели в плену 444 дня и были освобождены 20 января 1981 года, в день инаугурации Рональда Рейгана.

Глобальная война с международным терроризмом, которую Вашингтон объявил после терактов 11 сентября 2001 года, и эффектная победа в Ираке способствовали популярности президента Джорджа Буша-младшего. Кандидату демократов Джону Керри не удалось сыграть на антивоенных настроениях части электората, ведь за войну с Ираком голосовали многие его однопартийцы, в том числе Хиллари Клинтон. И хотя к ноябрю 2004 года рейтинг Буша упал с 90 до 50 процентов, он убедительно выиграл выборы.

В нынешней президентской кампании тема терроризма выплыла на первый план после терактов в Париже и Сан-Бернардино, штат Калифорния, в декабре прошлого года. Опросы показали, что в тот момент 16 процентов, или каждый шестой американец, считали терроризм самой серьезной проблемой, с какой сталкиваются США. В ноябре так думали всего три процента избирателей.

Кандидаты-республиканцы принялись дружно эксплуатировать эту тему. Один из них, Тед Круз, выпустил видеоролик, в котором показан скорпион, ползущий под зловещую музыку по пустыне. В клипе не говорится, что за враг имеется в виду, но, судя по антуражу, это исламский терроризм.

Диктор: Это скорпион в пустыне. Для большинства из нас его яд представляет явную и смертельную угрозу. Но кое-кто отказывается даже произносить его его имя. Коль скоро скорпион стремится уничтожить нас, не пора ли признать его тем, кто он есть, пока он не напал снова?

Однако постепенно тема утратила актуальность. И вот теперь — новый всплеск. Опять мы слышим от одного из кандидатов: «Я предвидел! Я все гениально предвидел!» И призывы запретить въезд в страну мусульман, и обещание вернуть пытки…

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru