Понедельник, 11 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Теракт в Стамбуле напомнил Эрдогану, где находится настоящий фронт

29 июня 2016

Haaretz, Израиль© flickr.com, Todd MecklemТеракт в Стамбуле напомнил Эрдогану, где находится настоящий фронт

Пока Анкара хвасталась успехами на дипломатическом фронте против России и Израиля, в Стамбуле произошел теракт, показавший, что Турция не защищена от эффективной инфраструктуры терроризма ДАИШ и курдского подполья.

29.06.2016019TweetЦви Барель (צבי בראל)

Хотя на дипломатическом фронте положение Турции постепенно стабилизируется, вчерашний теракт со множеством жертв в стамбульском аэропорту еще раз наглядно показал, где именно пролегает настоящий фронт. Это второй теракт в июне и седьмой с начала 2016 года. Часть терактов совершили, вероятно, боевики РКК, часть — террористы «Исламского государства» (ДАИШ, запрещена в РФ). Турция давно уже не может утверждать, что гарантирована от терактов ДАИШ, особенно после того, как в прошлом году примкнула к западной антитеррористической коалиции.

Такой сложный теракт невозможно осуществить импровизированно, в последний момент. Это означает, что, несмотря на грандиозные усилия турецких спецслужб по сбору информации о ячейках ДАИШ и бескомпромиссную борьбу против курдской группировки РКК, значительная и эффективная инфраструктура террора смогла ускользнуть от внимания сил безопасности и раз за разом наносить удары по гражданским объектам.

Вряд ли стоит связывать дату теракта с подписанием соглашения о нормализации отношений между Израилем и Турцией или с извинениями Эрдогана перед Путиным, но удар по аэропорту способен развеять надежды, возлагавшиеся турецким руководством на восстановление туристического потока благодаря примирению с Израилем и с Россией. Турция давно считается небезопасным государством, но теракт в аэропорту, где полно сил безопасности, а принимаемые меры против террористов считаются весьма эффективными, показал не только дерзость и возможности террора. Будучи направленным, в основном, против турецких граждан, теракт одновременно призван передать некое послание всему миру, по аналогии с терактом в аэропорту Брюсселя в минувшем марте.

Положение Турции восемь месяцев назад было совсем иным. Анкару считали пособницей ДАИШ. Примерно через неделю после того, как ВВС Турции сбили российский бомбардировщик, замминистра обороны РФ Анатолий Антонов заявил, что Москва располагает доказательствами, согласно которым, самолет был сбит ради защиты ДАИШ, и что в Турции многие, включая Эрдогана и членов его семьи, торгуют нефтью с ДАИШ. Эрдоган в ответ пообещал уволиться, если Россия представит какие-либо доказательства.

За обменом любезностями Россия ввела санкции, оказавшиеся одними из самых тяжелых в истории Турции. Турецкие рабочие в России потеряли разрешение на работу, турецким компаниям пришлось сократить деятельность в России, овощи и фрукты были задержаны на границе, но самым тяжелым ударом стало прекращение туристического потока из России в Турцию. В результате на грани банкротства оказались сотни отелей, ресторанов и торговцев, зарабатывавших на жизнь благодаря пяти миллионам российских туристов, посещавших Турцию каждый год. Турецкая ассоциация гостиничного бизнеса ожидает в 2016 году убытков на сумму 15 миллиардов долларов.
КонтекстУдар по «легкой мишени»NBC News29.06.2016Теракт в аэропорту Стамбула: 31 погибшийReuters29.06.2016Орландо: реакция РоссииThe Hill26.06.2016
Этого вполне достаточно для объяснения причин, побудивших Эрдогана написать Путину письмо с извинениями, в котором он не только выразил сожаление и попросил прощения, но и добавил теплые слова о российско-турецкой дружбе. Но дело не только в экономике. Россия стала союзницей сирийских курдов, которых Турция обвиняет в сотрудничестве с «Рабочей партией Курдистана» (РКК), считающейся террористической организацией. Возможность расширения курдского анклава и создание территориально целостной области, способной стать основной для курдской автономии под российским зонтом беспокоит Турцию не меньше, чем экономический ущерб. Анкара сумела уговорить Вашингтон воздержаться от оказания курдам прямой помощи, но с Москвой всякий политический диалог прервался восемь месяцев назад. Только 29 июня Эрдоган должен впервые за это время позвонить Путину, а через два дня должны встретиться министры иностранных дел двух стран, Мевлут Чавушоглу и Сергей Лавров.

Очевидный сигнал об изменении внешней политики Турции поступил в виде назначения на пост премьер-министра Бинали Йылдырыма, приближенного Эрдогана, после громкой отставки его предшественника Ахмета Давутоглу. Йылдырым заявил, что Турция намерена восстановить дружественные отношения с государствами региона, после того, как оказалась в изоляции на Ближнем Востоке. Давутоглу, конфликтовавший с Эрдоганом по поводу политической системы в Турции и протестовавший против президентско-султанского режима, считался идеологом внешнеполитического курса под названием «Ноль проблем с соседями», оказавшегося в тупике после начала гражданской войны в Сирии, был архитектором соглашения по беженцам с Европейским Союзом. Его многие воспринимали в качестве здравомыслящего противовеса импульсивному Эрдогану.

Можно предположить, что желание Эрдогана поддержать Йылдырыма и позиционировать себя в качестве лидера, вернувшего Турцию на «естественные» позиции региональной державы, играет главную роль в изменении внешнеполитического курса.

Для этой цели Турции необходима не только нормальная система отношений с Израилем, без чего невозможен доступ к палестинской арене, даже если только к сектору Газы. Ей также следует расширить связи с арабскими странами, давно оттолкнувшими ее. Глубокий кризис в отношениях с Египтом, возникший из-за смещения президента Мухаммада Мурси, представителя «Братьев-мусульман», и прихода к власти его соперника Абделя-Фаттаха ас-Сиси, стали причиной враждебного отношения к Турции Саудовской Аравии и государств Персидского залива. Но после смерти короля Абдаллы и восшествия на трон короля Салмана Турция получила уникальную возможность, когда новый монарх решил сформировать суннитский альянс против Ирана и привлечь к нему Турцию в качестве почетного члена.

Саудовский король во время посещения Турции попытался помочь преодолеть кризис в отношениях с Египтом и уговорить Эрдогана признать ас-Сиси в качестве законного египетского лидера, но тщетно. Возможно, сейчас, после примирения с Израилем и с Россией, Эрдоган изменит отношение к Египту, способному стать важным мостом для торговли с Африкой. Этот мост рухнул с грохотом, когда ас-Сиси отменил торговые договоры с Турцией и объявил ее враждебным государством, вплоть до того, что потребовал от Израиля подробностей о примирении с Турцией и гарантий того, что соглашение не будет осуществлено за египетский счет.

Не только региональная политика претерпевает изменения в Турции. Ожидаемые изменения из-за выхода Великобритании из Евросоюза, вялотекущие переговоры о вступлении Турции в ЕС, требования европейской стороны изменить драконовское антитеррористическое законодательство Турции и гарантировать свободу слова в качестве предварительных условий для отмены визового режима раздражают Эрдогана и подталкивают его к поиску новых дружественных Турции стран.

Возобновление отношений с Россией, поставляющей более половины турецкого газа, и с Израилем, способным облегчит зависимость Турции от России и Ирана, могут укрепить позиции Анкары в регионе и позволить Эрдогану дать понять ЕС, что он не зависит от Евросоюза и способен снова стать активным региональным игроком на ближневосточной арене, где до этого раз за разом терпел поражения.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru