Среда, 21 ноября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Шульц: «НАТО должно предлагать России переговоры и одновременно устрашать. Земан должен призвать к диалогу друзей из Москвы»

11 июля 2016

Lidovky, Чехия© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанкШульц: «НАТО должно предлагать России переговоры и одновременно устрашать. Земан должен призвать к диалогу друзей из Москвы»Саммит НАТО в Варшаве

11.07.20166794Tweet

«Война слов и пропаганды продолжается», — говорит бывший руководитель советников Министерства обороны и журналист, специализирующийся на проблемах безопасности, Франтишек Шульц. Размещение международных батальонов в Прибалтике и других регионах, по его словам, не вызовет более агрессивной реакции, чем та, которая уже бывала прежде. А вот что больше всего беспокоит его в заключительном коммюнике саммита в Варшаве, так это недостаточное финансирование обороны. «Мы в хвосте альянса. Это мне кажется наиболее важным посланием стране», — сказал он ресурсу Lidovky.cz.

— Lidovky.cz: На сайте Russia Today один эксперт заявил, что устрашение НАТО основано на несуществующей угрозе. Вы ожидали такой реакции? Какие еще ответы вы предсказываете?

— Франтишек Шульц: Согласно Москве, саммит Североатлантического альянса в Варшаве показал, что члены НАТО теперь собираются сосредоточиться на «несуществующей угрозе с Востока», и что они демонизируют Россию, чтобы оправдать излишнее укрепление своего восточного крыла. В своем субботнем заявлении такую позицию выразило Министерство иностранных дел РФ. Оно также заявило, что на встрече 13 июля Москва потребует от НАТО объяснить новые планы. В истории подобные ситуации в основном ограничивались войной слов и столкновением символов. Так было не только во времена холодной войны, и журналисты являются частью этого, то есть российской пропаганды и контрпропаганды. Разумеется, рупор Кремля должен всех убеждать в том, что против России все сговорились. На этом основана пропаганда Владимира Путина, так что ничего другого я не ожидал.

С незапамятных времен важным сигналом противнику были военные учения вблизи границ. Все это вещи, которые происходят и будут происходить. Но я не ожидаю никаких особенных перемен после саммита или даже какой-то конкретной военной операции России. Я предполагаю, что большая часть событий будет на уровне слов и пропаганды. Однако, конечно, Россия по-прежнему будет стремиться дестабилизировать своих соседей, как делала в Грузии и на Украине, потому что это помогает российской политике.

— На саммите опять прозвучали слова о том, что Грузия готова к вступлению в НАТО. Не стало бы это очередной провокацией против России?

— Это опять-таки противостояние слов и символов. Грузия претендует на членство в НАТО многие годы. Для России, конечно, это очень щекотливый регион. Разговоры о Грузии и о том, что она в принципе готова к вступлению в НАТО с точки зрения инфраструктуры, боевой подготовки армии и пр., разумеется, рассчитаны на Россию, но не изменят статуса-кво. Ведь вряд ли страной-членом альянса станет государство, у которого остаются нерешенные территориальные споры. Это один из основных принципов, который нельзя обойти. Грузия с радостью стала бы членом НАТО хоть завтра, но завтра этого еще не произойдет. Тем не менее она является важным партнером для альянса с точки зрения той самой геополитической игры вблизи России.

КонтекстНАТО и Кремль: тон смягчилсяThe Guardian11.07.2016НАТО и Россия: много неопределенностиThe Huffington Post11.07.2016НАТО: Путин как партнер и противникBloomberg11.07.2016Россия не пустит НАТО в Черное мореNewsweek10.07.2016Чем Россия ответит на батальоны НАТО?Русская служба RFI08.07.2016США и НАТО готовятся к войне с РоссиейThe Nation08.07.2016— Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подчеркнул, что Россия не должна быть изолирована и альянс должен стремиться к конструктивному диалогу с Москвой. Однако польский министр иностранных дел, говоря о возможности прагматичного общения, высказался скептически. Является ли диалог между двумя этими странами вообще возможным?

— Я думаю, что диалог возможен, но необходимы две стороны, иначе получается монолог. У России есть возможность вести диалог, потому что альянс к нему готов, и об этом было заявлено тысячу раз. Я понимаю, когда кто-то скептически относится к тому, что Россия сможет вести диалог. Даже я сам не думаю, что Москва захочет вести открытый диалог. Если бы она хотела, она давно уже сделала бы это. В этой связи особенно странными мне кажутся слова Милоша Земана, который говорит об амбивалентности альянса в отношениях с Россией и призывает альянс к диалогу вместо того, чтобы к тому же призвать своих друзей в Москве. Ведь именно Россия прервала диалог, который велся с 90-х годов.

— Саммит НАТО признал киберпространство новой сферой обороны. Вы считаете, что это сделано вовремя?

— Эта тема обсуждается давно, и меры предпринимаются и странами-членами, и всем альянсом уже многие годы. Сегодня же наконец на киберпространство сделан особенный акцент. Оно очень важно как одно из полей боя — и не только, скажем, на стратегическом или государственном уровне, но и на уровне операционном. Дислоцированные соединения альянса используют электронную технику, работают в киберпространстве, так что способность противника атаковать эти системы может парализовать силы альянса. Поэтому эта сфера так важна. Чего мне несколько недостает в коммюнике, так это внимания к другой сфере — космосу. Ведь наша телекоммуникация в значительной степени зависит от космического пространства. О защите этих средств пока не сказано ни слова, и очень жаль. Не секрет, что, например, Китай и Россия располагают противоспутниковым оружием, которое может навредить нашей телекоммуникации.

— Какая часть финального коммюнике вам еще кажется важной?

— Расходы стран-членов на оборону. Несмотря на то, что есть улучшения, только пять членов выделяют на оборону два процента из бюджета, и только десять членов придерживаются определенной нормы — ежегодных бюджетных расходов в размере 20 процентов на инвестиции. Это один из важных сигналов для нас, и несколько печально, что ситуация в общем-то не улучшается. Это видно и на примере Чешской Республики, где экономика растет, но мы никак не выходим за рамки одного процента и плетемся в хвосте альянса. И точно так же в области инвестиций мы не выделяем рекомендованные 20 процентов, поэтому модернизация, скорее, замедляется, нежели ускоряется.

— По словам министра обороны Стропницкого Чешская Республика должна достичь 2 процентов, рекомендованных альянсом, к 2025 году.

— Тогда я могу его только поздравить, но все же выражу сомнения. Два года назад правительство утвердило план, согласно которому к 2020 году достигнет 1,4 процентов ВВП, а на дворе уже 2016 год, и мы по-прежнему не уходим от одного процента. Интересно, как можно достичь этих двух процентов, в особенности, когда их будут хотеть уже от кого-то другого. При таком темпе этих двух процентов можно достичь, только «придержав» экономику, что спровоцирует снижение ВВП, потому что скачкообразно никто явно не собирается ничего добавлять в условиях, когда все внимание сосредоточено на расходах в социальной области и здравоохранении. Призыв к соблюдению рекомендаций кажется мне одним из важнейших в коммюнике.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru