Суббота, 21 июля 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

«Швеции скорее угрожает терроризм, а не Россия»

08 августа 2016

Dagens Nyheter, Швеция© flickr.com, flo_p«Швеции скорее угрожает терроризм, а не Россия»Как Запад неверно понял Россию

08.08.201651019TweetХанс Бликс (Hans Blix), Рольф Экеус (Rolf Ekéus), Свен Хирдман (Sven Hirdman), Ульф Йертонссон (Ulf Hjertonsson), Кристер Кумлин (Krister Kumlin)

Диалог необходим. Швеция должна преодолеть свой страх взаимодействия с Россией. Шведская зацикленность на русской угрозе выделяется на фоне соседних стран, особенно сейчас, когда исламский терроризм показал себя намного более серьезной опасностью, пишут Ханс Бликс, Рольф Экеус, Свен Хирдман, Ульф Йертонссон и Кристер Кумлин.

В последние годы уровень безопасности в мире упал. Достаточно перечислить Ирак, Афганистан, Сирию, ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. пер.), Украину, напряженность между Россией и США, конфликты в Южно-Китайском море, которые повышают риски эскалации между США и Китаем. Большинство этих конфликтов не имеют простого решения, у некоторых есть сильная тенденция к распространению. Кроме того, международный терроризм становится все большей угрозой нашему обществу.

КонтекстПонять Россию: законы и врагиСанкэй симбун08.08.2016НАТО и безопасность на БалтикеDagens Nyheter08.07.2016Почему Финляндия и Швеция по-разному относятся к России?Yle23.06.2016

В Северной Европе имели место военные инциденты между Россией и НАТО, и тому есть несколько причин. Российская агрессия на Украине в сочетании с авторитарной и репрессивной внутренней политикой вызвала политические последствия в Польше и заставила волноваться Прибалтику. В результате возросли требования к НАТО и США, от которых ждут военной защиты. НАТО и Америка уже приняли конкретные меры. ЕС ввел экономические санкции. Россия и НАТО снова стали воспринимать друг друга как потенциальных врагов, что проявляется в наращивании вооружений, перемещениях войск и сценариях военных учений. На фоне напряженной обстановки в регионах вблизи шведских границ страна может оказаться втянута в конфронтацию. То же касается и Финляндии.

Предположение, что Россия без всяких встречных провокаций нападет на Швецию или Финляндию, выглядит совершенно неправдоподобным и противоречащим действительности. Конфликт России с прибалтийскими государствами многие считают более вероятным, учитывая как исторические, так и современные противоречия в отношениях между странами. Но, с одной стороны, трудно понять, какую выгоду Россия могла бы извлечь из военного конфликта с этими маленькими государствами. Их территории не имеют стратегического значения, а жители настроены враждебно. С другой стороны, Прибалтику защищают военные силы НАТО и США, а Евросоюз обеспечивает политическое покровительство. Не может быть, чтобы Россия отважилась на войну с НАТО за Прибалтику, учитывая последствия, которые эта война принесет российскому государству и обществу.

Более 200 лет Швеция прожила без войн, и это наложило глубокий отпечаток на наше отношение к окружающему миру. В этот долгий период важнейшей целью руководства страны было действовать во имя государственной пользы и следить, чтобы Швецию не втянули в войну, что могло бы привести к катастрофическим последствиям. Для этого использовались несколько методов:

— последовательная мирная политика на основе защитной стратегии обороны, благодаря которой в других странах, в том числе, супердержавах, сформировалось доверие к Швеции;

— осознанное стремление сглаживать противоречия в собственном регионе и в других частях мира. Швеция проводила политику разрядки, направленную на урегулирование конфликтов, разоружение, международное сотрудничество, верховенство международного права, обширную помощь развивающимся странам. В рамках этой политики существовало стремление поддерживать открытые и спокойные отношения со всеми странами. Это стремление закреплено во вводном предложении давней декларации правительства о внешней политике в шведском риксдаге: у Швеции хорошие отношения с иностранными державами. С одной стороны, это факт, с другой — волеизъявление ради пользы страны;

— укоренение в западных сообществах, что, по сути, означает, что нападение на Швецию станет атакой на весь общественный строй Европы.

Некоторые участники нынешних дебатов утверждают, что европейский строй и, следовательно, положение Швеции претерпели радикальные изменения в результате российской агрессии против Украины и последующих ответных мер НАТО. Мы в этом сомневаемся. В холодную войну, когда над миром нависла ядерная угроза, ситуация была намного хуже.

Тем не менее, мы сегодня наблюдаем рост напряженности на севере Европы, что оказывает влияние и на Швецию. Какую политику нам следует избрать?

Во-первых, надо осознать, что Россию со всеми ее недостатками нельзя приравнивать к тоталитарному военному государству Советский Союз. Для СССР была характерна идеология наступательного коммунизма, чего нет в современной России.

Во-вторых, главные проблемы современности — это конфликт интересов, а также недоверие между Россией и странами Запада. И эти проблемы нельзя решить военными методами.

В свете вышесказанного приоритетом Швеции должны стать попытки смягчить внешнеполитические противоречия между НАТО и Россией и тем самым стабилизировать обстановку в Европе. Для этого есть дипломатические и политические средства. Мы должны воспользоваться своим внеблоковым статусом, чтобы действовать во имя мира и стабильности в Европе. Это можно сделать в рамках ЕС, улучшая отношения Евросоюза с Россией. Швеции следовало бы проявить активность в ОБСЕ, оживить договоренности о военных мерах по повышению доверия в Европе, демонстрируя более широкий образ мысли в вопросах безопасности. Как новоизбранный член Совета безопасности ООН, мы могли бы содействовать расширению сотрудничества между супердержавами, а также помочь в решении и предотвращении конфликтов. В Европе нам надо быть активнее в рамках ЕС, и, с учетом как внешних, так и внутренних угроз, теснее сотрудничать другими государствами Скандинавии, а также с Германией.

Что касается Балтийского региона, то и здесь можно сделать многое: совместное морская береговая охрана для предотвращения катастроф, военные договоренности об уважительном расстоянии и включенных транспондерах, чтобы уменьшить риск аварий в воздухе и на море, отмена виз для жителей всего Балтийского региона во имя роста взаимного доверия.

Из этого следует, что Швеции необходимы отношения и диалог с Россией. Абсурдно, что именно Швеция с ее многовековыми связями с Россией и русскими сегодня меньше всех стран ЕС общается с Россией на политическом уровне. В этом мы отличаемся, например, от Финляндии. Политические контакты с Россией ни в коем случае не означают, что мы принимаем все, что творит руководство страны. Но в течение двух столетий Швеция пользовалась доверием русских к взаимной выгоде граждан обеих стран. Не разрушайте это доверие!

Другими словами, Швеции пора преодолеть страх взаимодействия с Россией. Шведская зацикленность на российской угрозе выделяется на фоне Финляндии, Норвегии, Дании, особенно сейчас, когда исламский терроризм показал себя намного более серьезной опасностью.

Членство в НАТО не решит шведские проблемы и не уменьшит угрозу, исходящую от России. Если Швеция и Финляндия одновременно присоединятся к альянсу, область российско-натовской конфронтации тут же расширится, и возникнет прямое противоречие нашему традиционному политическому курсу на разрядку и смягчение международных противоречий. Обширная мирная граница между Западом и Востоком на территории Европы превратится в участок повышенного недоверия и подозрительности. Это неминуемо приведет к военным мерам, таким как размещение сил или учения, со стороны как России, так и НАТО. Возникнет очевидный риск опасных инцидентов, имеющих прямое отношение к Швеции. А если мы вступим в НАТО, то автоматически окажемся вовлеченными в военный конфликт с Россией, если он возникнет.

Таким образом, членство в НАТО не повысит нашу безопасность. Мы должны сами позаботиться о себе, сотрудничая с другими скандинавскими государствами, активно действуя в рамках ЕС, ОБСЕ и прочих международных организаций, развивая традиционное политическое и военно-техническое партнерство с США. Это станет нашим вкладом в поддержание мира на севере Европы без непосредственной угрозы с чьей бы то ни было стороны.

Ханс Бликс – бывший министр иностранных дел Швеции, бывший генеральный директор МАГАТЭ, политик и дипломат.

Рольф Экеус – шведский дипломат и посол, много лет работает в области разоружения.

Свен Хирдман – шведский дипломат и посол, с 1994 по 2004 год служил послом Швеции в Российской Федерации. Был заместителем директора Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI). Активно высказывается против вступления Швеции в НАТО.

Ульф Йертонссон – шведский дипломат, был послом Швеции в Испании, Финляндии, генеральным консулом в Нью-Йорке.

Кристер Кумлин – шведский дипломат, служил в посольствах в Вашингтоне, Париже, Бангкоке, Гватемале. Был послом Швеции в Бразилиа, Афинах, Токио.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru