Пятница, 15 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Шить для войны

08 сентября 2016

Die Zeit, Германия© AFP 2016, Genya SavilovШить для войны

Борьба с Россией должна продолжаться: в киевском тылу женщины по личной инициативе шьют камуфляжную форму.

08.09.20163412321TweetДаниэль Эрк (Daniel Erk)

В пятистах метрах от Киевского Майдана в подвале жилого дома действует самый значимый для войны с Донбассом кружок шитья.

Снаружи, на импозантной площади и шикарном бульваре Крещатик, украинская армия демонстрирует силу и способности: это марш в память 25-й годовщины независимости Украины, раздаются пушечные выстрелы и звуки военного оркестра. Здесь, на заднем дворе дома № 4 улицы Грошевско, сидят тринадцать женщин и шьют для войны: камуфляжные тенты для танков и пулеметов, камуфляжную одежду для снайперов.

Это место встречи самопровозглашенного камуфляжного батальона. Его герб: черный паук в темно-зеленой паутине.

Имеются чай, печенье и винцо, на заднем плане звучит украинское поп-радио. Женщины, от 30 до 70 лет, сшивают зеленые, коричневые и бежевые лоскуты материи, болтают и смеются. Они — врачи, учительницы и пенсионерки, проводящие здесь вечера. Они видят себя истинными патриотками, женщинами, которые не хотят бросать в беде на фронте своих молодых ребят. В тяжелые для родины времена они хотят внести свой посильный вклад. Они не хотят оставаться в стороне.

Спустя почти три года после революции на Майдане, два с половиной года после аннексии Крыма Россией, а также после начала войны на Донбассе и полтора года после подписания «Минск-2» договоренностей о прекращении огня бои на востоке Украины продолжаются. В июне и июле погибло столько мирного населения, сколько не было в течение года до этого. 69 убитых и раненых в июне и 73 в июле. В начале августа российское правительство объявило о диверсиях в Крыму со стороны Украины и предположило, что украинское правительство готовит теракты.

Правительство в Киеве все это отрицает. Тем не менее украинский президент Петр Порошенко перевел части армии в состояние повышенной боевой готовности и предупредил о том, что войска Украины должны стать мобильными, если будет происходить дальнейшая эскалация кризиса в Крыму. Конфликт, который, казалось, заснул, просыпается в эти дни. И пока война продолжается, женщины в подвале за Майданом будут продолжать свое дело.

Основательница прочитала на Facebook, что армии не хватает необходимого обмундирования

Камуфляжный батальон основала Юлия Полянска, 45 лет. Когда в 2014 году началась война на Донбассе, она прочитала на Facebook сообщения солдат о том, что им не хватает обмундирования, прежде всего — камуфляжа. Владелица маленькой лавочки умела вязать крючком, спицами и шить. «Просто сидеть и ничего не делать — это кошмар, — говорит Полянска. — Я и сама себя лучше чувствую, если могу хоть чем-то помочь, пусть даже сама и не сражаюсь за свою страну». И она со своей сестрой принялась шить камуфляжную одежду. Сначала в единичных экземплярах, затем для целых подразделений. Сегодня в камуфляжный батальон входят в целом 30 женщин.
КонтекстУкраина: революции и реформыThe New Yorker01.09.2016Украина: страна раненых солдатPublico06.09.2016Украина ждет бόльшей солидарностиVG05.09.2016
Их участие — скорее материнское, чем военное, мастерская выглядит как погребок после карнавала. На стенах висят флаги украинской армии, синие и желтые воздушные шары и фотографии мест сражений. В старых картонных коробках лежат разрезанные на полосы мешки из-под картофеля, зеленые простыни, шерсть цвета охры и рыболовные сети, которые женщины приобретают со скидкой на одной из фабрик в Харькове.

Различные маскировочные накидки здесь называются кикиморами, по названию древней славянской нечистой силы. И действительно, молодые солдаты развлекаются тем, что примеряют камуфляж, похожий окраской на Йети, и пугают в таком наряде прохожих в близлежащем парке.

Множество добровольцев — лучшая поддержка украинских солдат

Вот уже полтора года камуфляжный батальон как минимум три раза в неделю собирается в этом подвале. Здесь пахнет плесенью, дом — один из старейших в центре Киева — с 90-х годов стоит пустым. Сначала он должен был стать отелем, затем, с помощью Института им. Гете, альтернативным культурным центром. Сегодня на первом этаже живет пара бездомных женщин. Под крышей группа Killing in the Name of пробует себя в стиле Against the Machine, в лестничном пролете висит потрепанная карикатура. В подвале встречается камуфляжный батальон.

Три вечера необходимы женщинам на камуфляжную сетку для танка, два вечера — на накидку для снайпера. По большей части они работают на заказ.

До сих пор добровольцы, такие, как швеи с Майдана, являются лучшей опорой скудно снабжаемых украинских солдат, воюющих с Донбассом. Когда началась война, армия по оценкам украинского Совета безопасности располагала 1500-2000 готовых сражаться солдат. Без поддержки населения, а также без участия вызвавших, правда, множество нареканий добровольческих батальонов война, наверно, давно была бы проиграна.

Правда, с тех пор украинская армия стала более профессиональной, а добровольческие объединения — за исключением праворадикального Правого сектора (запрещенная в России организация, прим. редакции) и такого же националистического батальона «Азов» — интегрировались в ее структуру. Однако она до сих пор зависит от помощи гражданского населения. На всех уровнях: пенсионерки вяжут носки и свитера на зиму; во многих магазинах собираются деньги на восстановление получивших психологическую травму солдат; другие по собственной инициативе финансируют производство профессиональных дронов для воздушной разведки и обучают добровольцев обращению с ними.

Андреас Умланд (Andreas Umland), политолог из Йены, научный сотрудник Института Евро-Атлантической кооперации в Киеве и издатель серии книг «Советская и постсоветская политика и общество» (Soviet and Post-Soviet Politics and Society), называет это: негражданское общество. «Быстрый рост числа добровольных ячеек и широкая сеть добровольных структур поддержки, — говорит Умланд, — могут рассматриваться как реакция на слабость украинского государства».  Умланд считает, что слабость государства сделала сильной общество. «Социально-гибридные структуры», — называет политолог то, что женщины делают на Майдане.

К задачам государства, которые взяло на себя украинское общество, относятся, согласно Умланду, медицинская помощь раненым, распределение палаток и пуленепробиваемых жилетов и даже обеспечение оружием и боеприпасами. Это, формулируя осторожно, дает не только плюсы. Большая часть украинского населения по-прежнему испытывает недоверие к армии и ее боеготовности.

Многие не забыли, как она была взята врасплох, когда Россия захватила Крым без какого бы то ни было существенного сопротивления. Поэтому уже несколько месяцев на широких проспектах Киева висят плакаты, которые слегка напоминают рекламу военных игр: молодые люди с решительным взглядом, новые танки, чистая форма. «Присоединяйтесь к профессионалам», — призывают плакаты. Украинцы и так знают, что профессионалы армии пропали бы без деятельниц Майдана.

Но маленький, расторопный камуфляжный батальон на заднем дворе улицы Грошевско обеспечивает солдат армии не только сетями и камуфляжной формой. Каждый солдат, кроме того, получает маленького белого ангела-хранителя с восьмиконечной звездой, традиционным узором на Украине: на случай, если камуфляж все же не поможет.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru