Воскресенье, 17 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Российское правительство еще надеется на собственную Кремниевую долину

03 сентября 2016

Dagens Nyheter, Швеция© РИА Новости, Владимир Астапкович | Перейти в фотобанкРоссийское правительство еще надеется на собственную Кремниевую долинуПопулярная наука

«Сколково» должен был стать ответом России на Кремниевую долину — центр инноваций на мировом уровне.

04.09.2016056TweetАнна-Лена Лаурен (Anna-Lena Laurén)

«Добро пожаловать в Startup village», значится по-русски, по-английски и по-китайски на мятно-зеленой табличке у входа в «Сколково». Из колонок доносится электронная танцевальная музыка. На газонах сотни российских компаний в сфере высоких технологий демонстрируют свою продукцию, в том числе — медицинских роботов и грибы, которые биологически уничтожают вредителей. Все это — попытка России создать собственную Кремниевую долину в Сколково в 20 км к западу от центра Москвы.

Шесть лет назад прежний президент России Дмитрий Медведев дал ход идее королевского размаха — построить центр инноваций, который объединит высокотехнологичные предприятия и лучших ученых мира.

С тех пор Россия оккупировала Крым и навлекла на себя обширные санкции. Российский рубль упал, а экономический рост в этом году окажется в минусе. Президента страны теперь зовут Владимир Путин, а влияние Дмитрия Медведева минимально. Строительство «Сколкова» затянулось, проект сотрясается от коррупционных скандалов.КонтекстИнновационный бизнес в России«Нихон кэйдзай»24.03.2016Путь «Сколково»«Нихон кэйдзай»02.02.2016Россия использует инновации, чтобы преодолеть кризисLa Nacion Argentina25.12.2014

В 2013 году полиция провела рейд в «Сколково» и по ошибке схватила главу американской Intel Дасти Роббинса (Dusty Robbins). В том же году федеральный прокурор сообщил, что в 2010-2012 годах были растрачены 960 миллионов долларов.

«Эти проблемы больше не повторятся. Сегодня все процессы полностью прозрачны. Все есть на нашем сайте. У нас нулевая толерантность к коррупции, уличенные в этом компании изгоняются», — говорит Пекка Вильякайнен (Pekka Viljakainen), который уже более четырех лет выступает в роли советника фонда «Сколково».

Мы встречаемся на vip-завтраке для российских и иностранных предпринимателей в зеленом парке в районе «Сколково».

Вильякайнен — финский бизнесмен, свое первое техническое предприятие Visual Systems он основал в возрасте 14 лет. Сегодня он советник не только фонда «Сколково», но и бывшего российского президента Дмитрия Медведева.

«Надо привлекать людей, открыть им глаза на различные возможности в России. Я поддерживаю не все, что происходит в России, но Россия — супердержава, ее нельзя изолировать», — говорит Вильякайнен.

«Сколково» уже добился некоторых успехов. Несколько крупных американских компаний, таких как Cisco, IBM и Intel, имеют там свои представительства. Недавно Boeing открыла тренировочный центр с симуляторами полета для своих пилотов.

Но многие стройки затянулись. Например, все еще не готов университетский кампус Сколтеха.

Кирилл Каем, глава так называемого кластера биомедицинских и агротехнических исследований, утверждает, что все идет по плану:

«Конечно, нынешняя политическая ситуация оказала негативное влияние в том смысле, что мы сейчас получаем меньше венчурного капитала для новых компаний, чем прежде. Инвесторы смотрят на прогнозы Moody’s и прочих международных рейтинговых агентств и проявляют осторожность. Фонд „Сколково“ занимается исключительно софинансированием, и необходима частная компания, иначе мы не принимаем проект. Но при этом мы видим, что русские предприниматели, которые прежде занимались лишь акциями и недвижимостью, начинают интересоваться технологиями».

Низкие цены на нефть пробили значительную дыру в российском бюджете. Но с точки зрения реформ в этом есть свое преимущество, о чем в «Сколково» сказали сразу несколько человек. Некоторые даже «молятся богу», чтобы цена на нефть, которая сейчас находится на отметке около 47 долларов за баррель, осталась низкой. Это единственный способ заставить страну провести необходимые экономические реформы.

«Инновации — единственная область, которая выросла вдвое. Вот почему несложно добиться помощи правительства, чтобы развивать „Сколково“», — говорит вице-премьер и один из немногих оставшихся в правительстве либералов Аркадий Дворкович.

Его пресс-конференция проходит на скамейке в парке, он демократично одет в рубашку и джинсы. Рядом сидит Виктор Вексельберг, олигарх, уже пять лет возглавляющий фонд «Сколково», который навлек на себя столько критики.

Вексельберг хочет рассказать об успехах «Сколкова», но все иностранные журналисты спрашивают о кризисе и плохом инвестиционном климате в России.

«Наука не выживет, если ее развивать в границах одной страны. Мы хотим показать, что и в нынешней ситуации, при санкциях и политических проблемах, мы открыты для международного сотрудничества. Иначе мы просто не справимся», — говорит Вексельберг.

С тех пор как Россия ввела эмбарго на импорт ряда разновидностей продовольственных товаров из Европы и США, правительство делает ставку на самообеспечение. Российское сельское хозяйство долго находилось в упадке: много лет оптовики и крупные сети супермаркетов предпочитали продукты из-за рубежа. Сейчас агротехника стала новейшим дополнением к научному кластеру Каема.

«Действительно, крупные деятели на продовольственном рынке проявили активный интерес и готовы инвестировать в производство продуктов, в особенности разведение домашней птицы. В этой области Россия уже производит большие объемы продукции», — отмечает он.

По мнению Виктора Вексельберга, одна из важнейших задач «Сколкова» — остановить утечку российского интеллектуального капитала за рубеж. «Утечка мозгов» — одна из серьезнейших проблем в российской науке и препятствие для развития страны.

Подобный пример — профессор-микробиолог Константин Северинов, который закончил МГУ, а сейчас преподает в Ратгерском университете и возглавляет Центр биотехнологии и биомедицины в Сколтехе.

«В России мало ученых моего возраста, то есть около 50 лет. Многим либо больше 60, либо около 20, а между ними — большая пропасть, потому что в 1990-е ученые покидали страну. Отсюда нехватка научных руководителей и недостаток особого типа знаний и опыта», — говорит Северинов.

Он только что получил оповещение о том, что российское правительство продолжит поддерживать его подразделение и выделит от трех до пяти миллионов долларов в ближайшие три года.

«Они действительно вкладывают ресурсы в эти исследования, здесь у меня есть возможности, которых не было бы нигде больше. Мы со студентами можем поехать на Камчатку, в Антарктиду, у нас есть ресурсы посылать студентов по обмену за границу. Но имеются и определенные проблемы», — рассказывает Северинов.

По его словам, он, возможно, единственный в мире профессор, который руководит аспирантами-микробиологами, не имеющими собственных лабораторий.

«Для части исследований нам приходится ехать в город и арендовать лаборатории Российской Академии наук. Лаборатории не построили, потому что сдача кампуса затянулась. Все делалось в большой спешке, как и всегда, когда принимается политическое решение, и надо быстро показать, что оно реализовано».

Часть времени профессор проводит в США, как и почти все, кого я встречаю в «Сколково», например, владелец стартапа Алексей Кравец. Он работает в сфере компьютерных технологий. Ему 27 лет, несколько назад он переехал в Сан-Франциско, поскольку не верил в нынешний российский рынок.

«В Москве я создавал различные компьютерные решения для разных компаний, в том числе, торгующих автомобилями. Сейчас экономическая ситуация такова, что в Москве машины перестали продаваться. Для меня там нет бизнеса. Мы с семьей переехали в Сан-Франциско. На американском рынке гораздо больше денег».

В этом и заключается проблема «Сколкова», говорит доктор экономических наук Челль А Нурдстрём (Kjell A Nordström) из Высшей школы бизнеса. Он консультант российских политиков на высшем уровне и несколько раз читал лекции по экономике и инновациям для российского правительства и самого Путина.

Позиция Нурдстрёма проста: пока Россия не проведет реформы, «Сколково» не добьется успеха.

«Как показывает опыт, инновационные исследования и создания предприятий в этой отрасли требуют открытой, либеральной рыночной экономики. С самого начала проблема заключалась в том, что российское правительство всерьез верило, что Кремниевая долина возникла по решению американских властей. Они не понимают, что таким образом инновации не внедрить. „Сколково“ станет успешным проектом, только если лучшие из лучших сами будут туда стремиться».

Проект «Сколково» был запущен в 2010 году и состоит из четырех частей —научного института под названием Сколтех, центра инноваций, бизнес-школы и фонда, управляющего активами.

Район Сколково к западу от Москвы занимает площадь около 400 гектар. Там строится жилье для 200 тысяч человек, а также школа и детский сад. Возводятся университет и так называемый технопарк, где, как надеются авторы проекта, разместятся небольшие стартапы. По собственной информации «Сколкова», 70% офисов уже сданы в аренду. Технопарк открывается в этом году.

Компаниям, которые получают разрешение въехать в «Сколково», предоставляются налоговые льготы, для них отменяют таможенные пошлины, они могут претендовать на стипендии от фонда «Сколково».

В 2010-2012 годах Россия инвестировала в «Сколково» около трех миллиардов долларов.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru