Четверг, 24 августа 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Римляне и гунны перенимали образ жизни друг друга

28 марта 2017

Отношения между жителями империи и варварами оказались сложнее, чем считалось ранее.

С конца IV века н.э. главной угрозой для римских провинций стали гунны – кочевники, пришедшие в Европу из Азии.

Деформация черепа была традицией гуннов и некоторых других кочевников. (Фото: Erzsébet Fóthi/Hungarian Natural History Museum, Budapest.)
Карта некрополей Паннонии, погребения которых исследовались в статье. (Фото: Fred Lewsey/Cambridge University.)‹

Они обосновались в Паннонии, области в центральной Европе, и оттуда совершали набеги сначала на провинции Восточной Римской империи, а с середины V века – и на западноримские провинции. Римские писатели изображали гуннов страшным, жестоким, варварским народом, сравнивали их с животными. Соседство с этими варварами считали катастрофой, их обвиняли и в падении империи.

Но Сюзанна Хакенбек (Susanne Hakenbeck), археолог из Кембриджского университета, относится к свидетельствам древних авторов с подозрением. Безусловно, гунны внесли ощутимый вклад в разгром Западной Римской империи, но действительно ли они были такими ужасными, дикими варварами, какими их изображали уже после падения Рима? Правда ли, что римляне не имели с ними ничего общего? Или античные источники демонизируют гуннов, зная, чем закончилось дело?

Хакенбек и ее коллеги проанализировали состояние костей древних жителей Паннонии, приграничной области, в которой гунны и римляне долгое время соседствовали друг с другом. Исследователи сделали изотопный анализ примерно 200 останков людей, погребённых в V веке в пяти некрополях региона – изучив соотношение изотопов в костях и зубах, можно было установить происхождение и образ жизни их обладателей.

Картина, которая предстала перед исследователями, оказалась сложнее той, что описывали римские авторы. В статье в PLOS One говорится, что на одних и тех же некрополях встречались останки людей, которые вели разный образ жизни: среди них были и земледельцы, и кочевники. Больше того, некоторые из них изменили свой образ жизни: в Паннонии жили и кочевники, перешедшие к оседлости, и земледельцы, ставшие скотоводами. Похоже, что пока римские и гуннские элиты воевали, простые люди, жившие на границе государств, активно контактировали друг с другом и обменивались знаниями.

«Письменные источники говорят нам о насилии, предательстве и договорах, которые нарушались сразу же после заключения, но это только часть истории. Наше исследование проливает свет на то, как жили обычные люди на границе поздней Римской империи», – отмечает Сюзанна Хакенбек.

По её словам, хотя с помощью изотопного анализа останки древних людей изучали и раньше, ситуация в Паннонии уникальна. Вероятно, тому причиной были местные природные условия: здесь можно было успешно заниматься как земледелием, так и скотоводством. Местные сообщества находились в постоянном движении и приспосабливались к быстро менявшейся экономической и политической ситуации – гибкость, способность меняться помогали выживать.

По материалам HeritageDaily, The Washington Post.

Автор: Егор Антонов
Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru