Среда, 25 апреля 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Режим ЧП во Франции и в Турции: 7 отличий

28 июля 2016

Slate.fr, Франция© AFP 2016, Adem AltanРежим ЧП во Франции и в Турции: 7 отличий

На вопрос о введении чрезвычайного положения в Турции президент Эрдоган напомнил, что оно сейчас действует и во Франции. Но насколько они сравнимы?

28.07.2016082TweetАриан Бонзон (Ariane Bonzon)

На вопрос о введении чрезвычайного положения в Турции в эфире телеканала France24 президент Эрдоган посчитал нужным напомнить, что во Франции уже давно действует этот режим. Тем самым он имел в виду следующее: вы, европейцы и в частности французы, не вправе читать нам нотации.

Однако режимы чрезвычайного положения в двух государствах серьезно отличаются друг от друга. Так, например, срок взятия под стражу в Турции может достигать 30 дней, тогда как во Франции он даже при чрезвычайном положении не превышает 48 часов или шести суток, если речь идет о терроризме. Мы составили список из восьми отличий.

1. Когда вводится чрезвычайное положение?

Турция: чрезвычайное положение вводится в случае серьезных нарушений общественного порядка в результате актов насилия (или при появлении признаков распространения насилия с целью свержения демократического порядка и подавления основополагающих прав и свобод) и, как и во Франции, в случае «масштабных бедствий».

Франция: чрезвычайное положение может быть введено «в случае угрозы в результате серьезных посягательств на общественный порядок».

Вывод: все сравнимо.

2. Кто принимает решения?

Турция: чрезвычайное положение вводится (на максимальный срок до шести месяцев) по решению совета министров под председательством президента страны. Затем оно должно быть утверждено (однопалатным) парламентом, который может изменить продолжительность режима чрезвычайного положения или же снять его.

Франция: оно вводится постановлением совета министров и может быть продлено на срок более 12 дней только законом.

Вывод: отличий немного.

3. Кто контролирует введение чрезвычайного положения?

Турция: все регламентируется конституцией, которая предоставляет широкие полномочия правительству. Только оно может менять его условия постановлениями и законами.

Франция: все регламентируется законом (закон 1955 года с поправками по закону 24 июля 2016 года). Однако в каждом случае закон может меняться по инициативе правительства.

Вывод: французским властям необходимо держаться в предварительно установленных законом рамках под контролем административного судьи, который ставит условия законности для принятых мер (мотивы и пропорциональность). Турецкое правительство может в свою очередь принять все меры, которые считает необходимыми, а его действия контролируются только парламентом.

КонтекстАтомные бомбы США и переворот в ТурцииAftenposten27.07.2016Турция близка к диктатуреAftenposten25.07.2016Демократия в Турции неизбежна?Bloomberg24.07.2016Развалится ли экономика Турции?Haqqin.az22.07.2016О вступлении Турции в ЕС не может быть и речиERR21.07.2016России был выгоден переворот в Турции?Al-Jarida21.07.2016Wikileaks предает огласке переписку ЭрдоганаWired Magazine20.07.2016Турция Эрдогана — настоящая ТурцияThe National Interest20.07.2016Репрессии Эрдогана могут ослабить ТурциюBloomberg20.07.2016Переворот в Турции: уроки для ПутинаBloomberg19.07.2016Что ждет Турцию после провала путча?ИноСМИ18.07.2016Эрдоган спасся, Турция пошла ко днуT2418.07.20164. Что насчет основополагающих прав и свобод?

Турция: чрезвычайное положение позволяет частично или полностью приостановить действие основополагающих прав и свобод, не касаясь при этом, права на жизнь, физической неприкосновенности, свободы мысли и вероисповедания, презумпции невиновности и отсутствия обратной силы наказаний, а также обязательств, которые проистекают из международного права.

В период чрезвычайного положения возглавляемый президентом совет министров может утверждать постановления по ограничению прав и свобод, которые затем проходят утверждение в парламенте. Конституционный суд никак их не контролирует.

Франция: закон допускает ряд ограничений прав и свобод, список которых установлен заранее. Правительство не может самостоятельно ввести новые ограничения, на что есть право у турецких властей. Кроме того, принимаемые во Франции законы проходят проверку в Конституционном суде (тот, например, наложил свое вето на одно из решений в феврале 2016 года).

Вывод: в Турции у правительства есть полномочия для ограничения прав и свобод. Во Франции этого нет.

5. Что именно представляет собой чрезвычайное положение?

Турция: первое постановление было принято в конце июля 2016 года. Оно подразумевает ряд серьезных ограничений свобод и в частности: продление срока взятия под стражу до 30 дней, запись всех разговоров адвокатов с задержанными клиентами, десятиминутный телефонный звонок не чаще, чем раз в 15 дней для заключенных, возможность смещать с должности госслужащих, преподавателей и судей, закрытие 1143 частных образовательных учреждений, фондов, ассоциаций и так далее.

Франция: по большей части режим позволяет административным властям принимать решения о домашнем аресте (с ноября 2015 года таких насчитывается несколько сотен), проводить административные обыски в домах днем и ночью (их было несколько тысяч, а людей, даже несовершеннолетних по решению прокурора, могут задержать не более чем на четыре часа при необходимости), получить доступ к цифровым данным (однако использовать их можно только по решению административного судьи), запрещать демонстрации и собрания, закрывать храмы, проводить обыск людей и транспортных средств и так далее.

Вывод: меры турецких властей носят куда более жесткий и длительный характер (как, например, увольнения), тогда как действующие во Франции в большинстве своем исчезнут вместе с чрезвычайным положением.

6. Какие существуют юридические гарантии?

Турция: официально никаких юридических гарантий не предусмотрено. Конституционный суд не при делах, а вмешательство административных и общих судов представляется затруднительным с учетом обстановки и в частности задержания тысяч судей.

Франция: все меры находятся под контролем административного (а не общего) судьи, который может проверить обоснованность мотивов и пропорциональность принятых мер (таким образом был отменен целый ряд решений о домашнем аресте).

Вывод: в Турции настоящие судебные гарантии отсутствуют, а во Франции они обеспечиваются впоследствии административным судом.

7. Играет ли какую-то роль Европейский суд по правам человека?

Европейский суд по правам человека уполномочен рассматривать необоснованные посягательства на права и свободы во время чрезвычайного положения.

Однако в статье 15 Европейской конвенции по правам человека предусматривается возможность для государств отойти от вытекающих из этого обязательств в случае угрозы существованию нации, но лишь по мере необходимости и в соответствии с требованием ситуации, не касаясь права на жизнь, запрета пыток, бесчеловечного обращения и отсутствия обратной силы уголовной ответственности. Именно так поступили Франция и Турция соответственно в ноябре 2015 года и июле 2016 года.

На практике проверка произойдет в лучшем случае через несколько лет, а у Турции сложилась репутация страны, которая не питает особого уважения к полномочиям ЕСПЧ.

***

Кроме того, оба режима чрезвычайного положения отличаются условиями, в которых существуют. В Турции нет демократического равновесия и свободы прессы, судебный аппарат идет по пути реструктуризации, а сопротивляемость гражданского общества ощутимо ослабла.

В любой стране существует баланс между необходимыми ограничениями прав и свобод и гарантиями защиты этих прав. И чрезвычайное положение усиливает эти ограничения. Проблема в том, чтобы внести в уравнение фактор гарантий.

Во Франции видны усилия (пусть и недостаточные) для сохранения параллельности двух течений. В Турции же ограничения зашли очень далеко, а гарантии плетутся где-то далеко позади. Подобные трудности могут быть связаны с тем фактом, что Турция ведет борьбу на два фронта: не только с терроризмом, как Франция, но и с участниками неудавшегося государственного переворота 15 июля. Не последнюю роль играет и тот фактор, что она становится все более авторитарным государством.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru