Воскресенье, 18 ноября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Реждеп Тайип Эрдоган: лицемерные признания автократов

10 августа 2016

Die Zeit, Германия© AFP 2016, Eric FeferbergРеждеп Тайип Эрдоган: лицемерные признания автократов

Еще совсем недавно Путин и Эрдоган были пойти друг на друга войной. Теперь же они подчеркивают взаимное доверие. Потому что это выгодно для них обоих.

10.08.20162150TweetОливер Бильгер (Oliver Bilger)

Санкт-Петербург олицетворяет собой прозападную ориентацию России, как никакой другой город. Петр Великий велел осушить здешние болота, чтобы «прорубить окно в Европу». Было это в 1703 году. Летом 2016 года этот город превратился в символ кое-чего другого: теперь он, по крайней мере, на некоторое время, будет олицетворять собой поворот России спиной к Западу.

Это происходило на протяжении уже довольно продолжительного времени и ускорилось после начала войны на Украине и аннексии Крыма. Теперь же аналогичный сигнал своим недавним партнерам послал и турецкий президент Реждеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan).

Свой первый зарубежный визит после провалившейся попытки государственного переворота в середине июля турецкий лидер нанес не одной из стран Европейского Союза, к сближению с которым он стремился на протяжении многих лет, и не США — своему ведущему партнеру по НАТО (кстати, именно Турция имеет вторую по величине армию среди всех членов альянса после США).

Вместо Брюсселя Эрдоган отправился в Санкт-Петербург и встретился с Путиным, а не с Меркель или Обамой.

С западными лидерами турецкий президент рассорился, и последней каплей стала попытка переворота. Незадолго до поездки на север Эрдоган в разговоре с журналистами в очередной раз выразил разочарование в своих старых друзьях по НАТО. По его мнению, альянс недостаточно внятно отреагировал на путч и даже вовсе поддержал путчистов. Эрдогану не понравились также заявления западных лидеров, в частности, федерального канцлера Ангелы Меркель (Angele Merkel), по поводу демократических стандартов. Кроме того, президенту недостает солидарности со стороны европейцев: после попытки переворота Турцию не посетил ни один министр иностранных дел из ЕС. Госсекретарь США Джон Керри (John Kerry) планирует свой визит лишь на конец августа. «Это слишком поздно», — считает Эрдоган. «Нам от этого становится грустно».

От войны к партнерству

Однако тем более тесными стали от этого отношения Эрдогана с Путиным. Во вторник мир увидел встречу двух президентов в Константиновском дворце — шикарной резиденции Путина с видом на Финский залив, в ходе которой оба продемонстрировали множество дружеских жестов. Впрочем, как позже признался один из присутствовавших в зале журналистов, некая напряженность все же ощущалась.

И в этом нет ничего удивительного, если вспомнить, что еще совсем недавно Путин и Эрдоган были готовы пойти друг на друга войной. После того, как Турция сбила российский бомбардировщик, отношения между странами оказались отравленными. Путин назвал этот инцидент «ударом в спину». Партнеры моментально превратились во врагов, прервавших двусторонние политические и экономические контакты. Лишь после того, как Эрдоган извинился перед семьей погибшего российского пилота, а также после попытки переворота в Турции отношения между странами вновь пошли на лад.
КонтекстПутин и Эрдоган: как прежде уже не будетHaqqin.az10.08.2016Путин и Эрдоган сближаются против ЗападаLa Croix09.08.2016Запад теряет Турцию?Milli Gazete08.08.2016
Таким образом, Путин и Эрдоган в течение года сделали, как минимум, один поворот на 360 градусов. Насколько стремительно они возненавидели друг друга, настолько же быстро вновь стали друзьями.

Щекотливую тему Сирии стороны старались избегать

Эрдоган поблагодарил Путина за то, что тот позвонил ему сразу после подавления попытки переворота и пообещал поддержку. Это «осчастливило наш народ», — подчеркнул турецкий президент. Наверняка он доволен также тем, что Путин не стал критиковать нынешние массовые увольнения солдат, судей и чиновников в Турции. Возможно, в России Эрдоган даже увидел своеобразный образец для подражания, с точки зрения государственного устройства и концентрации власти в одних руках.

В Санкт-Петербурге Эрдоган также заявил о намерении укрепить демократию в Турции. Путин, в свою очередь, выразил надежду, что турецкому руководству удастся восстановить верховенство закона. «Мы всегда выступаем против противоправных действий», — сказал он. Вот они, лицемерные заявления автократов.

Кроме того, турецкий лидер повторил то, что говорил еще до поездки в Россию: эта встреча призвана стать «новым началом», а также олицетворять собой «новую эру» в отношениях с его «другом Владимиром». По его словам, это «исторический визит». Оба президента заявили, что намерены вернуться к прежнему дружественному уровню отношений в интересах обеих стран и обоих народов. «Наши страны требуют восстановления добрых отношений», — сказал российский лидер. Переговоры Путина и Эрдогана продлились три часа — сначала с глазу на глаз, а потом в присутствии министром и представителей деловых кругов.

Экономика вместо политики

Щекотливых тем президенты старались избегать. В первую очередь, не секрет, что они по-прежнему с диаметрально противоположных позиций смотрят на ситуацию в Сирии и на перспективы тамошнего президента Башара Асада (Baschar Asad). «Мы не всегда придерживаемся одного мнения», — дипломатично выразился Путин. Поэтому когда очередь дошла до этой темы, к разговору присоединились главы МИД обеих стран.

Вместо этого первая после долгого перерыва встреча была посвящена, прежде всего, экономике. В спешном порядке были реанимированы миллиардные совместные проекты, в частности, строительство газопровода «Турецкий поток», по которому российский газ через Средиземное море предполагается поставлять в Турцию и далее в Европу. Тем самым Россия стремится исключить из цепочки транзитные страны — Украину и Белоруссию. Кроме того, российские специалисты участвуют в строительстве первой турецкой атомной электростанции. Турецкая сторона, в первую очередь, рада новому притоку российских туристов, количество которых в минувшие месяцы сократилось почти на 90%. А турецкие сельхозпроизводители надеются на отмену введенного Москвой запрета на импорт их продукции. Обе страдающие от кризиса экономики стараются смягчить собственные страдания.

С политической точки зрения, возобновление дружественных отношений пойдет на пользу, в первую очередь, Путину, который постарается извлечь максимум выгоды из размолвки Эрдогана с его западными партнерами. Ведь тем самым возрастает влияние Москвы, которая стремится, во что бы то ни стало, вновь стать мировой державой. Кроме того, любое нарушение единства ЕС — будь то в его отношениях с Вашингтоном или с другими близкими партнерами — ослабляет давление со стороны западной коалиции на Россию. Это касается политики, но еще больше экономики (читай санкций).

Обоих партнеров объединяют их ухудшившиеся отношения с Западом. Несмотря на вековое соперничество, Россия и Турция являются крупными державами, говорит политолог Федор Лукьянов, «которые в историческом, культурном и географическом плане связаны с Европой, но которых та никогда не признает равными себе». Когда-то и Путин, и Эрдоган старались сблизиться с Европой. Теперь же европейский интеграционный проект переживает структурный кризис и потому утратил влияние во всем мире. И теперь Москва и Анкара стремятся извлечь из этого выгоду.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru