Суббота, 24 февраля 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Приближаются исходные дни

24 августа 2016

Iravunk, Армения© AP Photo, WarfareWWПриближаются исходные дни

24.08.201682182TweetКероб Саргсян (ՔԵՐՈԲ ՍԱՐԳՍՅԱՆ)

Несмотря на летний сезон и каникулы, события вокруг Армении за последние недели развиваются с большой скоростью. Попробуем понять в каких стартовых условиях мы перейдем на «послеканикульный» этап.

Российская авиация вернулась в Иран

Среди основных событий прошедших недель, однозначно, нужно упомянуть встречи президента РФ Владимира Путина с Эрдоганом, а также со своим иранским коллегой Рухани и азербайджанским коллегой Алиевым. И тот факт, что за этим последовала встреча с президентом Армении Сержем Саргсяном, четко подсказывал, что все эти обсуждения нужно рассматривать в контексте одного глобального проекта. О каком проекте идет речь? Именно от ответа на этот вопрос во многом зависит, в том числе, и судьба Армении. Давно не являются новостью стремления Россия по геополитическим направлениям Южного Кавказа и Ближнего Востока. Активное вовлечение Москвы в сирийскую войну в свое время продемонстрировало, что Россия, как минимум, стремится занять определенную геополитическую позицию на Ближнем Востоке. А максимальная устойчивость и радиус распространения этой позиции до сих пор зависели от двух ключевых факторов: от уровня российско-иранских и, параллельно этому, российско-турецких отношений. При этом, речь идет не только о торгово-экономических, но и о военных отношениях. И тот факт, что после состоявшейся в Баку встречи Путина и Рухани впервые после 1940-ых годов российские военные силы, точнее, авиация, не только расположилась на территории Ирана, но и совершила оттуда военные полеты, показал, что российско-иранские военные отношения достигли беспрецедентно высокого уровня. Тем более, речь идет не просто об авиации, а о стратегических ракетах, в том числе, предназначенных для ядерного оружия. А этот факт имеет еще одно важное значение — наличие в Иране хотя бы потенциального, даже находящегося под контролем России, ядерного оружия в несколько раз поднимает значение военного потенциала этой страны в регионе. В том числе, сразу же теряют свой вес периодически звучащие со стороны Запада угрозы о нанесении военного удара по Ирану. И хотя стало известно, что россияне не собираются постоянно использовать иранский авиадром в сирийской войне, это ничего не меняет. Во-первых, достаточным потенциалом обладает и имеющаяся в Сирии российская авиабаза, а при необходимости ее возможности могут быть пополнены. Второе, существенной в вопросе авиабазы Ирана является договоренность о ее использовании, то есть, в любой момент она может снова быть использована.

КонтекстБлижневосточная «ось зла»The Trumpet23.08.2016Иран как военный коридорNoonPost22.08.2016Как разобщить Иран и Россию?Bloomberg18.08.2016Иран обманывает ЗападNRG14.07.2016Если еще чуть-чуть продвинуться вперед, следует напомнить, что состоявшаяся в Баку трехсторонняя встреча содержала также один глобальный экономический компонент — транзит грузов по территории Азербайджана из Ирана в Россию и в обратном направлении. А это, в конце концов, является одной из ветвей торгового пути, проходящего из Китая и Индии до Ближнего Востока, а оттуда до Европы. При этом, это самый легко и быстро реализуемый проект, который в то же время станет основой для формирования остальных ветвей. Размещенная в Иране российская авиация, таким образом, становится также составной частью обеспечения безопасности этого коммуникационного проекта, тем самым гарантируя, что проект вовремя будет реализован, независимо от того, как будут развиваться конфликты на Ближнем Востоке. Правда, остается еще один конфликт, который может провалить этот проект. Речь идет о Карабахе и той активности, которую Россия проявляет для достижения хотя бы промежуточного решения в этом вопросе. Эту активность, возможно, нужно связывать именно с этим коммуникационным проектом. Тем более, даже промежуточное решение предоставит возможность запустить также имеющуюся железнодорожную систему Армения — Азербайджан и Нахиджеван — Иран. В этом случае Грузия будет заинтересована также в активизации абхазской железной дороги. Конечно, такой всеобъемлющий коммуникационный коридор будет нуждаться в намного более сильной военной защите, чем расположенная в Иране российская авиация. И в этом плане, не случайно была достигнута договоренность о формировании единой системы армяно-российской противовоздушной обороны, договор о которой был недавно ратифицирован, и о создании единой военной группы. При этом, даже промежуточное решение в Карабахе актуализирует вопрос ввода миротворцев, а это фактически означает наличие российских войск на российско— иранской границе, обеспечивающих военную связь между двумя странами.

Реален ли альянс Москва-Тегеран-Анкара?

Одним словом, размещение в Иране российской стратегической авиации подсказывает, что представленные планы входят в окончательную стадию реализации. А для Армении это существенно постольку, поскольку в самое ближайшее время следует ожидать супер-активизацию, связанную с карабахским процессом. Хотя, конечно, остается множество вопросов, и делать заключения о том, чего достигнет карабахский процесс в зависимости от этих вопросов, будет не правильно.

Самым важным из этих вопросов было и остается будущее российско-турецких отношений, относительно которых даже после встречи Путин-Эрдоган, представленной в довольно оптимистических цветах, нет определенности. Правда, говорилось о ключевых экономических программах, в том числе, о договоренностях относительно газопровода «Турецкий поток», а в военной сфере турецкая сторона два-три раза публично предложила России воспользоваться авиабазой «Инджерлик», в которой имеется американское ядерное оружие, однако все это еще не означает, что отношения между Москвой и Анкарой фактически вступили в новую фазу. Более конкретно, Москва в вопросе турок очевидно ведет себя крайне осторожно, и это имеет свои основания. В том смысле, что угрозы Анкары резко переместить свой геополитический вектор в российско-иранскую сторону и сформировать альянс Москва-Тегеран-Анкара могут быть той серьезнейшей опасностью, которая способна вынудить Вашингтон задуматься о примирении с Эрдоганом любой ценой. А Эрдоган, если получит от США предложение хорошей цены, в том числе, обещание не предпринимать попыток «переворота», может снова вернуться к старым играм. И вероятность этого реальна настолько, что Вашингтон постепенно начинает говорить об экстрадиции Гюлена, считающегося руководителем этой последней попытки турецкого переворота. В итоге, променяет ли Турция НАТО на союзничество с направлением Москва-Тегеран, покажет только один факт: закроет ли Эрдоган турецко-сирийскую границу перед террористическими группировками? На данный момент не закрыл, то есть, разговаривать о восстановлении отношений между Москвой и Анкарой не имеет смысла.

Другое дело, что есть еще один фактор, который лишает Эрдогана возможности широкого маневра в подобных геополитических играх. В ходе сирийской войны курды при очевидной поддержке США продолжают свое активное наступление на «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.), беря под свой контроль все больше территорий. При этом, ИГ, которое ведет ужесточенные бои против сирийской армии за каждый дом и за каждую улицу, довольно спокойно уступает курдам целые районы. Это можно понять, учитывая, что даже Трамп обвиняет своих же властей в том, что они тайно контролируют ИГ. Но главное состоит в самом факте: при поддержке Вашингтона территории курдов в Сирии и Ираке расширяются на глазах, и если Асад проиграет, то планы о формировании Курдистана можно считать состоявшимися. А это не только для Сирии и Ирана, но и для Турции и Ирана является буквально смертельной опасностью. Очевидно также, что Вашингтон, в свою очередь, независимо от того, о чем договорится или не договорится с Эрдоганом, создавая подконтрольный себе Курдистан, спокойно может отказаться от всех старых и новых региональных союзников и даже ради этого нового государства будет способствовать расчленению Турции. Правда, возможно, Вашингтон решит помириться с Анкарой, остановив этот курдский проект. Но курды уже являются той силой, с которой в этом случае может тесно сотрудничать и Москва, создавая под своей опекой Курдистан. А Вашингтон вряд ли пойдет на такой риск.

Одним словом, ни Турция, ни Иран, ни, тем более, полуразвалившиеся Сирия и Ирак по отдельности не имеют никаких шансов предотвратить формирование Курдистана. Единственный способ — сотрудничество, и это именно то обстоятельство, которое делает создание альянса Россия— Турция— Иран очень вероятным. И в итоге, как в региональном, так и в карабахском направлении сформировалась эта, условно говоря, послеканикульная стартовая ситуация, и развития не дадут себя долго ждать.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru