Четверг, 26 апреля 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Преступники-одиночки — как иголки в стоге сена

25 июля 2016

Die Welt, Германия© REUTERS, Michaela RehleПреступники-одиночки — как иголки в стоге сенаНападения в Германии

25.07.2016024TweetТорстен Крауэль (Torsten Krauel)

Третье нападение за одиннадцать дней. Если с серией нападений дело и дальше пойдет так же, то придется проверять всех беженцев на законопослушание.

Если не считать мюнхенское убийство на почве помешательства и отнесенное к категории бытовых преступлений нападение сирийца с мачете в Ройтлингене, то третье нападение за одиннадцать дней заставляет предположить, что налицо признаки координированного террористического наступления при помощи преступников-одиночек.

Преступники в Ницце и Вюрцбурге действовал скорее всего не в одиночку. Такое же подозрение есть в отношении преступника в Ансбахе. Следует исходить из того, что у таких преступников есть сообщники, помощники. инструкторы. Кто это был точно в данных случаях, пока еще не выяснено. Допросы нескольких арестованных по делу в Ницце еще продолжаются.
КонтекстОдинок ли «одинокий волчонок» террора?Русская Германия25.07.2016Почему Германия под прицелом ИГИЛ?Le Huffington Post25.07.2016«Мюнхенский стрелок» — безумец или террорист?ИноСМИ25.07.2016Спор о мюнхенском стрелкеTime25.07.2016Террор в НиццеThe American Conservative15.07.2016
В случае в Вюрцбурге по информации журнала «Spiegel » расследование пока по крайней мере установило повышенную активность преступника в интернете. Однако, тот факт, что он пытался разбить свой мобильный телефон, заставляет предположить, что указания он получал не только по интернету.

Преступник в Ансбахе незадолго до подрыва своей бомбы, очевидно, активно пользовался своим телефоном. Были ли это разговоры с самим собой помешавшегося человека или нет, в настоящее время уточняется. Результат может оказаться неутешительным.

Управляемые фанатиками

Однако, похоже, что Европе надо быть готовой к тому, что засланные «спящие» ячейки становятся активными. Преступники, совершающие теракты, как это часто бывает на Ближнем Востоке. являются людьми с нездоровой психикой и с уголовным и/ или психиатрическим прошлым. Управляют ими фанатики.

Управление через возможную сеть, очевидно, действует и сначала остается, в большинстве случаев, незамеченным. Ни в Ницце, ни в Вюрцбурге или Ансбахе не было, если говорить о последней информации и при этом с большой долей осторожности, никаких сигналов тревоги от зарубежных служб — ни с Ближнего Востока, ни от западных партнеров.

У Зауэрландгруппы 2007 (террористическая группировка, члены которой арестованы в 2007 году — при. перев.), у участников теракта в театре «Батаклан» в ноябре и у террористов в брюссельском аэропорту в марте это выглядело по-другому. У них речь всегда шла о нескольких лицах, часть которых были членами известных террористических групп, за которыми велось тщательное наблюдение.

У преступников-одиночек маскировка лучше. Их поиск похож на поиск иголки в стоге сена и требует таких затрат, которые ставят службы перед гигантским вызовом. Однако, и такие преступники-одиночки оставляют следы.

В случае в Вюрцбурге это особенно настораживает, потому что, как минимум, активность преступника в фейсбуке под чужими именем можно было технически отследить.

Это касается и мюнхенского безумного убийцы, активность которого по закупке, приобретению и по планированию были такие же, как у Андерса Брейвика (Anders Breivik), которому он подражал.

Испытание для миграционной политики

Нельзя требовать от служб безопасности, чтобы они сразу же составили наглядную картину на основании улик, которые собираются на протяжении месяцев и лет, а также с мест, весьма удаленных друг от друга.

Такие картины гораздо быстрее складываются в цепочку доказательств после преступления, чем до него. Однако, не может быть абсолютно невозможным расшифровать признаки лиц, представляющих возможную опасность.

Однако, это деликатная сфера, затрагивающая, к примеру, такие вопросы, как неразглашение врачебной тайны, запрет несанкционированной слежки и тому подобное.

После прошедших одиннадцати дней Европе надо считаться с возможными с дальнейшими атаками. При этих атаках нельзя исходить из того, что использованные средства будут ограничиваться только ручными гранатами, самодельными бомбами или арендованными грузовиками.

В этой связи настало время задать вопросы, которые до этого в дискуссиях о внутренней безопасности не стояли на первом плане. Остается только надеяться, что что данные по мобильникам преступников из Ансбаха и Вюрцбурга затрагивают более долгий срок, чем несколько месяцев, предусмотренные германским запретом на несанкционированное хранение данных. После теракта гораздо лучше известно, что удалось без разрешения сохранить и насколько это оказалось полезным, чем до него.

Надо будет по-новому пересмотреть и ценность мелких криминальных улик. В настоящее время слишком много террористов знакомы полиции такими предисториями, чтобы с самого начала отрицать существующую взаимосвязь.

И наконец и сама миграционная политика в некоторых деталях подлежит перепроверке. Чтобы с самого начала запрещать отправку беженцев назад в страны с гражданской войной, необходимо иметь уверенность в том, что речь может идти только о беженцах, соблюдающих законы.

Если с серией нападений дело пойдет так же как сейчас, то законопослушание придется проверять путем обширного наблюдения за всеми, ищущими убежища. Так поступали британцы в мировую войну. Так что такое наблюдение нельзя назвать, выходящим за рамки демократических правил.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru