Суббота, 15 декабря 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Почему Черное море не должно стать оплотом Путина

16 февраля 2017

Challenges, Франция© РИА Новости, Василий Батанов | Перейти в фотобанкПочему Черное море не должно стать оплотом ПутинаНАТО у российских границ

На встрече в Брюсселе 15 и 16 февраля Североатлантический совет рассмотрит возможности для расширения гарантий союзникам, находящимся на побережье Черного моря. Представляем вам аналитику геополитолога Жана-Сильвестра Монгренье.

15.02.20176517264TweetЖан-Сильвестр Монгренье (Jean-Sylvestre Mongrenier)

На саммите в Варшаве 8 и 9 июля 2016 года страны-члены НАТО решили развернуть военные средства в Прибалтике, Польше и (в меньшей степени) Румынии. Цель всего этого — оттолкнуть Владимира Путина, который сейчас окрылен присоединением Крыма и взятием под контроль части Донбасса, от мысли о начале гибридной войны на северо-восточном фланге Североатлантического альянса. Откалиброванное присутствие НАТО в Прибалтике должно развеять любую неопределенность.

В то же время румынское предложение о размещении флота НАТО в Черном море не получило поддержки. На встрече в Брюсселе 15 и 16 февраля Североатлантический совет рассмотрит возможности для расширения гарантий находящимся на побережье Черного моря союзникам. Как бы то ни было, до сих пор Турция держала НАТО в отдалении, предпочитая действовать совместно с Россией. Тактические игры и начавшееся с лета российско-турецкое сближение движутся по направлению к статус-кво.

Геостратегическая значимость Черного моря

Тем не менее, союзникам не стоило бы приуменьшать стратегическую значимость Черного моря. Это морское пространство площадью в 450 тысяч квадратных километров находится между Восточной Европой, Балканами, югом России, Кавказом и Малой Азией, а также открывает путь в Средиземноморье через турецкие проливы. Распад СССР стал серьезным ударом по морскому присутствию России, а также ее возможностям в Средиземном море, и аренда у Украины базы в Севастополе не могла компенсировать территориальные потери. С тех пор геополитическая обстановка изменилась.

Поворотным моментом стала российско-грузинская война августа 2008 года. Пока российская армия продвигалась вглубь территории, суда, вышедшие из Севастополя, уничтожили грузинскую флотилию и инфраструктуру. Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, а фактическая аннексия первой дала ей дополнительно 200 километров на черноморском побережье. Затем в 2010 году Россия подписала с Украиной в Харькове соглашение о продлении аренды Севастополя до 2042 года, что укрепило позиции Москвы. В скором времени была запущена масштабная программа модернизации Черноморского флота.

Состоявшееся 18 марта 2014 года присоединение Крыма повлекло за собой глубинные перемены геополитического равновесия и соотношения сил. С этого момента у России появилось еще тысяча километров побережья. И она может в полной мере пользоваться базой в Севастополе, которая служит платформой для проецирования военной мощи во всем черноморском бассейне. Так, например, России теперь было бы куда проще провести вмешательство в Приднестровье. Модернизация военной техники и инфраструктуры нацелена на формирование «южного стратегического бастиона», а мощное вооружение должно накрыть весь регион и выдворить Запад с этого «российского озера».

Платформа проецирования мощи

КонтекстЦентр напряженности — Черное мореTimeturk18.01.2017Севастополь — город не для людейКрым.Реалии18.11.2016Черное море — море войны с Россией?ИноСМИ25.07.2016Россия не пустит НАТО в Черное мореNewsweek10.07.2016Помешать планам Путина на Черном мореAtlantic Council29.06.2016Кроме того, Крым представляет собой платформу проецирования мощи в Восточном Средиземноморье. Консолидацию геостратегических «активов» в Сирии (морская база в Тартусе и авиабаза Хмеймим) и поддержку Башара Асада следует рассматривать в перспективе укрепления позиций на Ближнем Востоке. Углубленный анализ должен включать в себя морские газовые месторождения в регионе (киприотские, израильские и египетские), а также связанные с их транспортировкой вопросы.

Крым и база в Тартусе позволяют российскому флоту вновь стать частью геополитической картины средиземноморского региона. Поддержка Москвы со стороны ливийского генерала Хафтара должна обеспечить российской эскадре опорные точки в Тобруке и Бенгази, что будет иметь геополитические последствия в Западном Средиземноморье и по всей Северной Африке. У выходящих из Черного моря российских судов в скором времени появится целая цепь баз и опорных пунктов, которые обеспечат им свободу действий по всему средиземноморскому региону.

Усилить средиземноморскую флотилию могут пришедшие через Гибралтар суда из Мурманска и Балтийского моря вроде проявившегося себя в сирийской войне авианосца «Адмирал Кузнецов». Такая активная деятельность у южных подступов Европы может в кратчайшие сроки кардинально изменить соотношение сил в регионе. В кризисной ситуации Россия могла бы затруднить доступ к пространствам, где на кону стоит геополитическая стабильность и будущее Европы.

Безопасность на юго-восточном фланге НАТО

Таким образом, союзникам необходимо перехватить инициативу и начать противодействие планам Москвы в Черном море, на которое опирается ее средиземноморская стратегия. Необходимо серьезно подойти к принятию необходимых мер для сохранения безопасности на юго-восточном фланге НАТО. Все это требует полного одобрения Турции, которого будет непросто добиться из-за сложившейся внутренней и внешней геополитической обстановки.

Как бы то ни было, эта страна с неясной траекторией движения еще не потеряна. Турецко-российский тандем полагается на временную близость тактических задач, а Западу следует вести активную политику по отношению к Анкаре. Сохранение альянса Турции и НАТО и переговоры о партнерстве Турции с ЕС подразумевают внимание к интересам Анкары в сфере безопасности без отступлений по вопросам свобод и правил поведения. 

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru