Воскресенье, 18 ноября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

О позитивах и негативах Варшавского саммита для Украины

12 июля 2016

День, Украина© AFP 2016, Stephane De SakutinО позитивах и негативах Варшавского саммита для Украины

Эксперт: НАТО делает четкий акцент на ответственности России за выполнение Минских соглашений

12.07.2016041TweetМыкола Сирук

Очередной саммит НАТО, который в прошлую субботу завершился в Варшаве, хозяин саммита, президент Польши Анджей Дуда и генсек НАТО Энс Столтенберг назвали историческим. Действительно, это было самое масштабное мероприятие Альянса по количеству участников глав государств, правительств, представителей прессы за последние годы. Для Украины, как и планировалось, он завершился принятием на заседании Комиссии Украина — НАТО Всеобъемлющего пакета помощи, который охватывал 40 сфер, главным образом в сфере безопасности и обороны. Однако Украина, несмотря на то, что еще в 2003 году были заложены законодательные основы интеграции нашей страны в евроатлантические структуры, так и не приблизилась к статусу кандидата на вступление в единую действующую в мире систему коллективной безопасности. Накануне саммита, да и во время встречи в верхах в Варшаве удивляло то, что именно западные лидеры говорили на пресс-конференциях, что Президент Украины Петр Порошенко не просит членства в НАТО. Более того, украинский Президент и другие члены делегации фактически избегали встреч с прессой. На пресс-конференции, на которую были приглашены журналисты, он говорил 7 минут и потом сразу исчез, не став отвечать на вопросы. Просто вершина коммуникации Президента со СМИ.

 

«День» обратился к директору программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексею Мельнику с просьбой прокомментировать результаты саммита для Украины и надежды Польши, что эта встреча в верхах стала исторической.

 

«Сейчас главное, чтобы принятые здесь решения воплощались в жизнь»


Алексей Мельник: Существует немало оснований считать этот саммит историческим. Во-первых, он проходил в столице, с которой когда-то ассоциировался Варшавский пакт. Другими словами, раньше это был символ врага НАТО, а теперь этот город принимает саммит Альянса.

 

А если говорить по содержанию, то действительно, анализируя заключительный документ и сравнивая его с принятым в Уэльсе, можно увидеть здесь намного больше конкретики.

 

И само коммюнике можно без преувеличения назвать концептуальным документом. Здесь все детализировано и охвачены практически все направления деятельности НАТО. Даются обстоятельные и объективные оценки ситуации в сфере безопасности и тех угроз, с которыми сейчас приходится сталкиваться НАТО, и подходов к решению проблем.

 

В целом, если будет имплементировано все то, что было принято в Варшаве, то действительно этот саммит будет иметь исторические последствия на ближайшие три-пять лет.

 

«День»: А какие имеются позитивы и негативы этого саммита для Украины?

 

— Очевидным позитивом является подтверждение в итоговом коммюнике Варшавского саммита намерения НАТО продолжать поддерживать Украину, в том числе через расширение помощи в рамках Всеобъемлющего пакета помощи, который был принят на этой встрече.

 

КонтекстЧего Украина добилась от НАТОАпостроф11.07.2016Саммит НАТО приободрил Украину, не болееReuters11.07.2016Порошенко: Украина и НАТО против РоссииThe Wall Street Journal08.07.2016Похоже, Штайнмайер заблуждалсяDie Welt11.07.2016

Кроме того, можно обратить внимание на следующие моменты. В частности, во-первых, речь о переходе подходов НАТО в отношениях с Россией от сотрудничества-партнерства к сдерживанию и диалогу. Сейчас существует ощущение, что главными будут меры сдерживания, а диалог, скорее всего, будет ограничен общением с целью избежать излишней конфронтации или незапланированных инцидентов, как с самолетами или кораблями с обеих сторон. И это будет почва, на которой будет рассматриваться разрешение конфликта между Украиной и Россией. И это, скорее всего, будет иметь опосредствованные последствия для пересмотра позиций Запада в целом и в том числе НАТО по выработке политики относительно продолжения санкций и пересмотра оказания помощи Украине.

 

Во-вторых, в другом пункте этого коммюнике четко зафиксирована позиция, что по Крыму не может быть никаких компромиссов, и НАТО делает четкий акцент на ответственности России за выполнение Минских соглашений.

 

Не думаю, что можно говорить о негативах, но есть определенные предостережения. В частности в ходе дискуссий на Форуме экспертов на Варшавском саммите «НАТО в защиту мира: 2016 год и после» прозвучало, что сейчас главное, чтобы принятые здесь решения воплощались в жизнь.

 

— В декларации сказано: «Мы продолжаем надеяться на конструктивный диалог с Россией, если действия России сделают это возможным». Как вы это прокомментируете?

 

— Это совершенно конструктивная позиция. Здесь много говорилось о способности одной или другой стороны адекватно воспринимать сигналы. И этот сигнал посылается в надежде, что Россия поймет, что НАТО настроено на снятие этой конфронтации с возможным переходом к налаживанию отношений.

 

Кстати, следующее мероприятие заседания Совета Россия-НАТО покажет, какие имеются перспективы избежания последующей конфронтации. Россия уже поставила условия, что будет требовать разъяснений по каждому пункту. И пока выглядит так, что, по крайней мере, несколько пунктов, где вряд ли будет найден какой-то компромисс или даже вообще будет какое-то продуктивное обсуждение. В первую очередь, это касается Крыма.

 

«От Порошенко идут такие сигналы, которые вводят в заблуждение»


— А как вы оцениваете то, что на пресс-конференциях в Киеве госсекретарь Джон Керри и в Варшаве генсек НАТО Енс Столтенберг говорили, что Порошенко не просит членства в НАТО и заявляет, что главная задача — реформы вооруженных сил до 2020 года?

 

— С одной стороны, это — позитив, что не было того, что мы наблюдали раньше — десять лет назад, когда Украина постоянно «дергала за рукав» партнеров по НАТО, требуя какого-то сигнала, какого-то нового формата. Иными словами, сейчас есть определенный уровень взаимных договоренностей, что вопрос членства в НАТО несвоевременен, исходя из того, что на территории Украины продолжается вооруженный конфликт и существуют препятствия по приему страны в НАТО, завершая тем, что Украина по чисто техническим критериям сегодня не отвечает стандартам. И эта позиция устраивает обе стороны.

 

С другой стороны, такое восприятие в НАТО возникает из того, что от Порошенко идут такие сигналы, которые вводят в заблуждение. С одной стороны, хорошо, что не звучит настойчивое требование вступления в НАТО, а с другой стороны, не всегда можно понять, настроена ли Украина по-прежнему на то, чтобы этот процесс был завершен формализацией отношений.

 

Это может быть одна из причин, почему фраза «Украина и Грузия будут в будущем членами НАТО» не была повторена в заключительной деклараций саммита.  


— Но выступая на экспертном форуме на панели под названием «Сохранение мира, укрепление свободы, правосудия и безопасности в более широком мире», вице-премьер-министр по вопросам евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе сказала, что если бы была перспектива членства, то было бы больше стабильности в регионе.

 

— Она повторяет вещи, которые лежат в основе политики расширения НАТО. Одна из самых главных целей, которая достигалась расширением НАТО, это создание зоны стабильности, демократии, что является фактором укрепления региональной и глобальной безопасности. Страна, вступающая в НАТО, автоматически поддерживает все эти ценности и принципы, на которых основана Организация североатлантического договора.

 

— Если продолжить речь о сигналах, то можно ли рассматривать как таковой то, что на встрече 5+1 ведущие лидеры поддержали украинскую позицию относительно проведения выборов на Донбассе: сначала безопасность, а затем выборы?

 

— Да, и это относится к позитивам, о которых я говорил ранее. В финальном коммюнике саммита четко сказано, кто является главным виновником в продолжении конфликта на Донбассе. Да, они разделяют наши условия: сначала прекращение огня, достижение необходимого уровня безопасности в регионе, без чего не может быть проведение выборов. С другой стороны, украинская власть, кажется, не понимает, что принятие законов, в частности относительно проведения выборов на оккупированной территории, и выполнение минских условий — это несколько разные вещи. Существующие на востоке обстоятельства не мешают все-таки принять закон о проведении выборов, что создает большой уровень напряжения на переговорах с нашими партнерами и противниками. Иными словами, принятие закона — это одно, а проведение выборов — другое.

 

«От главы государства хотят услышать об успехах в реформах…»


— Перед экспертами на упомянутом выше форуме выступали генсек НАТО, президенты и премьеры центральноевропейских стран. Также планировалось участие в нем нашего Президента, но за день до этого было объявлено, что вместо него выступит вице-премьер-министр по вопросам евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе. Насколько, на ваш взгляд, было бы важным для имиджа нашей страны общение Президента с ведущими экспертами?

 

— Я надеюсь, что у Президента Порошенко были действительно какие-то слишком важные дела, чтобы отдать им преимущество, а не выступлению перед форумом, где практически присутствовали лучшие мировые эксперты, формирующие общественное мнение и политику. Если это произошло по другим соображениям, то это свидетельствует о его непонимании важности общения с людьми, формирующими политику. От поддержки на экспертном уровне выраженной Украиной позиции будут также зависеть политические решения.

 

Здесь возникает другой вопрос. Существует обеспокоенность по поводу того, о чем бы говорил президент перед такой аудиторией. Сейчас вряд ли нужно говорить много о том, что Россия агрессор, насколько Украина отстаивает интересы Европы на своих восточных границах западного мира. Да, это правда, и все об этом уже знают.

 

А вот как раз от главы государства хотят услышать об успехах в реформах, в борьбе с коррупцией, в реформировании сектора безопасности и обороны. Выступая перед такой аудиторией, нужно учитывать, что ее вряд ли лозунгами можно удовлетворить.

 

— И, на ваш взгляд, справилась ли с такой задачей Климпуш?

 

— Разумеется, что на фоне десятка глав государств и генсека вице-премьер не может заменить президента. Если говорить об оценках, которые я слышал от коллег, западных экспертов, то как раз они обращали внимание на то, что в ее выступлении были недостаточно учтены запросы экспертной аудитории. От нее ожидали ключевых месседжей относительно того, что делает Украина, и исходя из того, в чем есть западный интерес поддержки Украины в целях укрепления евроатлантической безопасности. Она это пыталась делать, но это выглядело недостаточно убедительно. И даже при существующих успехах реформ Украине есть намного больше что продать Западу, чем это прозвучало в выступлении Климпуш-Цинцадзе.

 

Решение по Черногории является как раз подтверждением того, что двери НАТО остаются открытыми, и это практическое решение. Учитывая ту реакцию России, которая уже была, и гневную риторику, которая продолжается, это ничем не хуже или даже, может, лучше, чем просто повторить то, что было сказано в Бухарестском саммите.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru