Пятница, 14 декабря 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Новый враг

11 марта 2017

El Pais, Испания© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанкНовый враг

10.03.2017333332TweetМарио Варгас Льоса

Коммунистический Китай превратился в страну капиталистического авторитаризма. Такие страны как Куба, Северная Корея, Венесуэла находятся в коматозном состоянии и никак не могут служить примером для подражания, каким был в свое время Советский Союз. Коммунизм сейчас превратился в сточную яму, а его последователи и сторонники оказались на задворках политической жизни.

Многие надеялись, что исчезновение коммунизма укрепит позиции либеральной демократии, и она распространится по всему миру. Но оказалось не так — на смену коммунизму пришел популизм.

Речь не идет об идеологии. Это, скорее, как вирусная эпидемия. Популизм более токсичный, чем коммунизм, и он атакует как развитые, так и развивающиеся страны, принимая в каждом случае разное обличье. В развивающихся странах популизм проявляется в левацкой идеологии, в развитых странах имеет явно выраженный правый оттенок. Даже такие страны, как Великобритания, Франция, Голландия и США, не имеют противоядия от этой болезни. Популизм вылезает в виде Брексита, президентства Трампа, возможного прихода к власти нидерландской право-либеральной Народной партии за свободу и демократию, а во Франции лидера политической партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен.

Что такое популизм?

Прежде всего, это безрассудная и демагогическая политика отдельных политиков, которые готовы ради эфемерного будущего принести в жертву целую нацию. Это проявляется в таких популистских призывах, как, например, провести национализацию предприятий, заморозить цены на основные продукты питания, повысить заработную плату. Все это воплощал в жизнь бывший президент Перу Алан Гарсия, что привело к всплеску его популярности, а затем к гиперинфляции, коллапсу экономики страны и обнищанию население (правды ради стоит отметить, что в годы второго срока его правления он извлек из этого соответствующие уроки).

Главным связующим звеном популизма является национализм. Трамп в ходе предвыборной кампании обещал своим избирателям вернуть Америке ее былое величие, а также не позволить Китаю, Европе и другим странам использовать США в качестве источника обогащения. Интересы Америки превыше всего.

Я был в Лондоне, когда решался вопрос о выходе Великобритании из Евросоюза, и с изумлением слушал шовинистические и ксенофобские речи Бориса Джонсона (Boris Johnson) и лидера Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP) Найджела Фараджа (Nigel Farage). Они обещали, что после выхода из ЕС Великобритания вновь обретет суверенитет и свободу, а также избавится от бюрократов из Брюсселя.КонтекстВилдерс собирается запретить КоранHandelsblatt13.02.2017Европейские популисты верят в ТрампаLe Monde01.02.2017«Этот человек — настоящий популист»ИноСМИ22.01.2017

Неотъемлемой частью национализма является расизм, который проявляется, прежде всего, в том, что постоянно ищет «козла отпущения» на стороне и его обвиняет во всех бедах, неудачах и провалах. Объектами нападения со стороны западных популистов стали иммигранты и мусульманские беженцы. Например, президент США Дональд Трамп, считает, что ответственность за распространение насилия, грабежа и незаконного оборота наркотиков в Соединенных Штатах лежит на мексиканцах. С точки зрения руководителей нидерландской право-либеральной Народной партии за свободу и демократию и лидера политической партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, причиной всех бед являются африканцы и арабы.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан (Viktor Orbán) и председатель правительства Польши Беата Шидло (Beata Szydlo) обвиняют мигрантов в том, что они лишают работы местных жителей, злоупотребляют социальным страхованием и деградируют народное образование.

В Латинской Америке — Рафаэль Корреа в Эквадоре, команданте Даниэль Ортега в Никарагуа и Эво Моралес в Боливии — хвалятся, что они антиимпериалисты и строят социализм. В действительности они — воплощение популизма. Все три лидера активно применяют на практике коммунистические принципы массовых национализаций, коллективизма и статичной экономики. Президент Венесуэлы Николас Мадуро такого рода действиями довел страну до экономического коллапса. Корреа, Ортега, Моралес используют путинский меркантилизм (то есть капитализм коррумпированных дружков) для установления мафиозных союзов с олигархами, которые в обмен на привилегии и госконтракты выплачивают соответствующие комиссионные.

Все они, включая ультраконсервативного Трампа, полагают, что главный враг прогресса — свободная пресса, и всячески пытаются установить контроль над СМИ, подчинить их себе.

На этом поприще особо отличился президент Эквадора Рафаэль Корреа, который принял самый антидемократический в истории Латинской Америки закон о контроле за СМИ.

Трампу это сделать не удается, потому что свобода прессы глубоко укоренилась в сознании американцев, и вызывает негативную реакцию у общественности.

Однако нельзя исключать, что в перспективе Трампу удастся в определенной мере ограничить свободу выражения, как это было сделано в Никарагуа и Боливии.

Популизм имеет очень древние традиции, но никогда ранее он не достигал таких масштабов, как сейчас. С ним очень трудно бороться, так как он основывается на низменных инстинктах человеческого существа. Это — недоверие, страх, деление людей по расовому, языковому и религиозному признаку. Популизм проповедует ксенофобию, псевдопатриотизм и невежество.

Особенно ярко это сейчас проявляется в США. Никогда ранее Соединенные Штаты не были столь очевидно разделены на два противоположных политических лагеря. С одной стороны — просвещенная, образованная Америка, с другой стороны — примитивная, провинциальная ее часть, испуганная притоком мигрантов и стремящаяся противостоять глобализации.

Неистовый популизм Трампа показал, есть возможность остановить время, вернуться назад в тот якобы счастливый и предсказуемый мир, без риска для белых и христиан, который был в США лет пятьдесят-шестьдесят назад. Пробуждение от этой иллюзии будет тяжелым и, к сожалению, не только для США, но и для остального мира.

Можно ли бороться с популизмом?

Конечно, да.

Хороший пример нам показывают бразильцы, которые сплотились в борьбе с коррупцией. Тысячи американцев вышли на улицы городов, чтобы выразить свое несогласие с политикой Трампа. Эквадорцы нанесли поражение планам Корреа дать победить представителю правящего «Альянса ПАИС» Ленину Морено (Lenin Moreno) уже в первом туре президентских выборов. Во втором туре у представителя оппозиционного движения «КРЕО-СУМА» Гильермо Лассо (Guillermo Lasso) есть реальные шансы выиграть выборы.

Боливийцы на референдуме проголосовали против возможности дать Эво Моралесу в четвертый раз выставлять свою кандидатуру на выборах президента страны.

Венесуэльцы, несмотря на жесточайшие репрессии, развернутые нарко-популисткой диктатурой Николаса Мадуро, продолжают вести борьбу за свободу.

Тем не менее, нанести окончательное поражение популизму, как это случилось с коммунизмом, возможно лишь в том случае, если граждане наконец-то поймут, что безответственная популистская политика ведет к ухудшению их экономического и социального положения.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru