Воскресенье, 17 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

«Новый подход» к решению проблемы «северных территорий»: требование «возврата четырех островов» не сдвинет ситуацию с мертвой точки

29 июня 2016

«Нихон кэйдзай», Япония© РИА Новости, Сергей Красноухов | Перейти в фотобанк«Новый подход» к решению проблемы «северных территорий»: требование «возврата четырех островов» не сдвинет ситуацию с мертвой точкиОстрова раздора

Интервью с экс-главой департамента Европы МИД Японии Кадзухико Того

28.06.2016384297Tweet

Нихон кэйдзай: Почему сложно урегулировать проблему «северных территорий»?

Кадзухико Того: Есть две основные причины, по которым Россия и Япония предъявляют территориальные претензии. Это национализм и прибыль, которую можно получать за счет природных ресурсов и рыбной промышленности. Сложность решения проблемы зависит от того, какой из этих факторов станет центральным. Между тем, для Японии проблема «северных территорий» в основном заключается в чести народа, у которого отобрали эти острова, и справедливости. Японии крайне сложно пойти на компромисс.

— Когда стороны были близки к урегулированию конфликта?
КонтекстКурилы: в чем суть «нового подхода» к проблеме?Асахи симбун01.06.2016Проблему решит передача двух острововМайнити симбун02.06.2016Доминирующая тема встречи Абэ с ПутинымThe Financial Times06.05.2016Забытая война за островаThe National Interest27.04.2016МультимедиаМежду Россией и ЯпониейReuters28.09.2015
— Лучшая возможность была в 1992 году. Во время визита в Японию министра иностранных дел России Андрея Козырева было сделано секретное предложение. Стороны должны были начать переговоры по передаче островов Шикотан и Хабомаи в соответствии с Советско-японской декларацией 1956 года. После достижения соглашения они должны были заключить договор. Затем предполагалось провести переговоры по Кунаширу и Итурупу. Если бы переговоры прошли удачно, стороны подписали бы мирный договор, тем самым урегулировав проблему четырех островов. После распада СССР численность населения России сократилась вдвое, площадь — на одну четвертую. Япония находилась на пике финансового пузыря. Территориальные переговоры отражают соотношение сил между странами. В период, когда Япония была максимально сильна, а Россия слаба, нужно было понять, что, если не воспользоваться российским предложением, другого шанса не будет. Однако Япония хотела вернуть сразу все четыре острова, в связи с чем не приняла это предложение. Она допустила ошибку, решив, что если еще надавить, удастся получить больше.

— Премьер-министр Японии Синдзо Абэ намерен вести переговоры в соответствии с «новым подходом».

— Если проанализировать предыдущие переговоры, то существовал вариант компромисса в отношении возврата всех четырех островов. Радикальное предложение было сделано в Кавана. Еще один вариант — признать положения Советско-японской декларации: Россия передает Хабомаи и Шикотан, а что касается Кунашира и Итурупа, то по ним никакого решения нет. Хорошим примером служат переговоры в Иркутске, состоявшиеся в 2001 году. Я думаю, «новый подход» близок к содержанию тех совещаний.

— В 2013 году вместе с российским послом в Японии Александром Пановым было выработано совместное предложение для того, чтобы решить проблему.

— Его главная идея состояла в признании положений Советско-японской декларации: «2+α». Одновременно с переговорами о передаче Хабомаи и Шикотана Россия и Япония должны были обсудить возможность превращения на законных основаниях Кунашира и Итурупа в совместную экономическую зону. Таким образом, сторонам удалось извлечь «α» из документов, принятых в ходе предыдущих переговоров. Правительству не сообщалось об этом, но я думаю, что эта информация содержалась в документах внешнеполитического ведомства Японии.

— Какие у вас пожелания в адрес японцев?

— Мне хотелось бы, чтобы они выразили поддержку, если премьеру Абэ удастся достигнуть каких-либо промежуточных соглашений. Я уверен, что, если они будут требовать вернуть сразу все четыре острова, что ситуация не сдвинется с мертвой точки.

Кадзухико Того (Kazuhiko Togo) — профессор и директор научно-исследовательского центра изучения мировых проблем Университета Киото Сангё. В 1968 году закончил отделение гуманитарных и математических наук Токийского университета, поступил на службу в МИД Японии. Занимал должность начальника секции Советского Союза Управления по делам Евразии, находясь на передовой территориальных переговоров. Министр иностранных дел Японии Сигэнори Того — его дедушка. 71 год.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru