Воскресенье, 18 ноября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Мы хотели, но нам не удалось

18 августа 2016

Latvijas Avize, Латвия© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанкМы хотели, но нам не удалось

Никита Петров: «События 25-летней давности следовало бы называть «Великой августовской революцией»

18.08.2016143963TweetВиестурс Спруде (Viesturs Sprūde)КонтекстПутч 1991 года и американская дипломатияРусская служба «Голоса Америки»19.08.2011В России назревает путч против Путина?Atlantico27.08.2015Медленный путч против ПутинаForbes23.08.2015Августовский путч в контекстеRussia: Other Points of View24.08.2011

В эти дни мы отмечаем 25-летие событий августа 1991 года, которые окончательно поставили крест на СССР и позволили государствам Балтии на практике обрести восстановленную накануне юридическую независимость. Не секрет, что большую роль в разгроме путча сыграли баррикады в Москве 20 и 21 августа и позиция президента Российской Федерации Бориса Ельцина. «Я считаю, что это нужно называть «Великой августовской революцией», которая дала России возможность стать демократическим, правовым государством. К сожалению, равнодушие и покорность жителей сделали ситуацию очень далекой от идеалов того времени. Стали мы свободными или нет? Ответ может быть таким: «Мы хотели, но нам не удалось», — говорит российский историк, профессор, заместитель председателя международного научного центра «Мемориал», диссидент советских времен Никита Петров.

Беседа с Петровым состоялась в середине августа, когда историк находился в Риге для участия в конференции «Большой брат за тобой наблюдает: КГБ и его структуры прикрытия».

Latvijas avīze: У нас в Латвии вопрос люстрации еще поднимают, а в России, кажется, нет…

Никита Петров: Не согласен. В 90-е годы и у нас люстрация была актуальной. Я лично в свое время был в комиссии с коллегами из «Мемориала». Были дискуссии: открывать агентурные дела или нет? К сожалению, президенту Борису Ельцину другие вещи казались важнее. Ему нужно было укрепить власть, не теряя доверие в различных кругах. Короче говоря: то, что должно было произойти, — разрыв связей с тоталитарным прошлым на законодательном уровне, — не произошло. Сотрудников советских спецслужб не выгнали. Менталитет, привычки советского времени остались старые.

— Граждан России  не беспокоит, что бывшие чекисты  везде на руководящих должностях вплоть до главы государства?

— Ну, может быть, это беспокоит  только людей моего поколения, которые еще помнят времена  бывшего председателя КГБ СССР  Юрия Андропова на посту генерального  секретаря ЦК КПСС (1982-1984). В случае  Путина эта «андроповщина» повторилась. С определенными коррекциями в соответствии с эпохой, разумеется. Но отношение к человеку, к обществу такое же. Взгляд на общество как на подлежащий манипулированию объект свойственен чекистам. Им кажется, что всех можно купить, что на всех влияют какие-то иностранные организации. Принцип «кто платит, тот заказывает музыку» полностью отвечает менталитету чекистов. Они абсолютно не понимают, что человек может что-то делать из-за своих убеждений. Вначале от Путина ничего такого не ожидали. Все считали, что завоевания российской демократии 1991 года необратимы. Но оказалось, что вернуться в прошлое возможно! Только на новом уровне. Можно вернуться к управляемым судам, игнорированию законов, бессовестному несоблюдению Конституции. Манипулировать обществом — это для российской власти сейчас на первом месте. По-моему, самое преступное, что сейчас делает власть в России, — это усилия изменить граждан ментально, превратить их из добродушно раскрепощенных в напряженно сомневающихся, которые всего боятся. Для того чтобы в будущем без сложностей управлять государством, нынешней власти необходим такой контингент.

— Если с такой  целью в обществе пробуждают  агрессивность и нетерпимость, то  она может устремиться в любом  направлении!

— Философы говорят, что управлять стихией сложно. Но некоторым правителям, например, Мао Цзедуну это удавалось. Китайская «культурная революция» была абсолютной стихией, но он ее оседлал. Когда я смотрю на такие проекты Кремля, как движение «Наши», мне сразу приходит на ум стиль Мао. Однако опасно пробуждать в обществе имперские инстинкты: если не будешь отвечать ожиданиям общества, то первым окажешься под ударом. Но в Кремле об этом пока не думают.

— Настроенные  демократически встревожены тем, что в России появляются дела, заставляющие вспомнить о 1937 годе.

— Простому человеку кажется, что его это не касается  и не коснется. Как в 30-е годы: «Арестовали соседа. Наверное, было  за что». Среднего гражданина  интересует только его кошелек, пенсия и что есть в магазине. Такие люди с наслаждением повторяют вслед за пропагандой: «Альтернативы Путину нет!». К сожалению, на них очень легко влиять, и им это уже внушили. Практика «промывания мозгов» советских времен вернулась. На 150%! В советское время у людей еще был иммунитет, они были более искусными и умели читать между строк. У молодого поколения современной России такой «прививки» нет. Снова должно пройти сколько-то лет, чтобы люди сказали: «Ну их к черту! Опять лгут!».

— Удивительно  наблюдать, как в России настроение  общества меняется по щелчку. В один день Турция — величайший враг, в другой — уже друг. В один день украинцы — «братья-славяне», в другой — «фашисты».

— Это искусство тоталитарной  пропаганды. Гитлеру после подписания  пакта Молотова-Риббентропа в 1939 году было намного сложнее объяснить своим однопартийцам, почему он теперь дружит со Сталиным, чем Сталину, в стране которого царила железная дисциплина, и таких проблем не было. Тоталитарная схема управления государством означает все контролировать и всем управлять. И пропагандистскую машину можно мгновенно перезагрузить. Это меня неприятно удивляет в СМИ сегодняшней России.

— О латышах  в структурах ЧК Ленина и  Сталина. Как вам кажется, почему  они там оказались?

— Латыши в начале Гражданской  войны в России больше представляли образованных рабочих. Латышей в органах ЧК действительно было много, примерно столько же, сколько поляков. Но там были также немцы, австрийцы, евреи и многие другие. Декларативный интернационализм, который вначале проповедовала советская власть, открыл нацменьшинствам рухнувшей империи возможности выдвинуться, которых у них раньше не было. ЧК были нужны образованные кадры. Они, может быть, были охвачены «красной романтикой». Мне в дискуссиях приходилось слышать, когда речь заходила об оккупации государств Балтии, то говорили: «А они (Латвия) пусть ответят нам за то, что охраняли Ленина!». Я в таких случаях отвечал: «Красные латыши были также врагами нормальной демократической, буржуазной Латвии!». Правительство Латвии не имело к ним никакого отношения.

— Как вы прокомментируете  такие конструкции, что в преступлениях  советского режима виноваты, к  примеру, те же латыши, потому  что «они охраняли Ленина», грузины, потому что Сталин и Берия  были грузинами.

— Рассуждать так не  только антиисторически, но и контрпродуктивно. Не грузины направили Сталина в Кремль, и не правительство Латвии делегировало стрелков охранять Ленина. Эти люди пошли туда сами. Скорее, нужно спросить, почему советская власть их продвигала. Нация не может быть ответственна за всех своих негодяев. К национальности все сводят те, кто ищет простые ответы, которых в истории нет. Но толпе простые ответы нравятся.

— Вы читаете  лекции в просветительском центре  «Мемориал» по истории советских спецслужб до 1991 года. Видите ли вы сходство с методами спецслужб современной России?

— Не изменилось ничего, за исключением одного — возможности  стали намного шире. Сейчас российские  спецслужбы могут работать за  рубежом на основе различных  коммерческих организаций и представительств. До 1991 года эта сеть была ограничена практически только посольствами, торговыми представительствами и, к примеру, «Аэрофлотом». Теперь возможностей и денег больше У меня такое ощущение, что сейчас их деятельность сконцентрирована не на краже секретов, а, скорее, на идеологическом поле. Идеология — то, что они называют «имиджем России», сейчас для них важнее всего.

— А как с  идеей «русского мира»?

— Это националистическая, имперская идея, которая провалилась  в 2014 году, когда весь мир увидел, как Россия ведет себя на  Украине, и всем стало ясно, куда ведет «Русский мир». В России возродился комплекс, что мы ответственны за какие-то соседние территории, на которых живет, как говорил Леонид Ильич Брежнев, «новая историческая общность — советский народ». Разумеется, «советского народа» нет, но в Приднестровье и еще кое-где живут люди без корней и принадлежности. Именно таким людям после 1991 года было тяжелее всего, потому что у них отсутствовала национальная самоидентификация. Ответ на вопрос «кто ты?» крайне важен для человеческого существования, и поскольку его не было, появилась ностальгия по утраченному, по временам, когда царила «дружба народов». Кремль всегда старался воспитывать нас в духе футбольных фанатов: болеть за свою команду — это обязанность, независимо от того, на каком пути она находится. 2014 год продемонстрировал, как легко первая ура-патриотическая кампания сбивает у общества тонкий культурный и образовательный слой. Первым «звонком» стали события 2008 года в Грузии. Российское общество «проглотило» и даже хвалило вторжение в Грузию, но не в такой степени, как в 2014 году на Украину. Обществу швырнули: «Смотрите, мы забираем назад то, что ранее было несправедливо отдано!». И общество это приняло, хотя это не вписывалось ни в какие рамки международного права и договоров. Вы найдете полк российских интеллектуалов, которые перечислят сотни причин, почему захват территорий другого государства оправдан.

По-моему, начав раздувать «опасность НАТО», как это делал СССР, наша власть совершила серьезную ошибку. Разбуженный военный психоз очень сложно успокоить. Россия сама делает себя заложницей ситуации и загоняет себя в ситуацию, выйти из которой без потери имиджа невозможно. Продолжаешь агрессивный курс или отступаешь, теряя имидж Любой шаг НАТО по укреплению обороны Балтии, что абсолютно необходимо, России придется воспринимать как еще большее обострение опасности, что еще сильнее будет тревожить народ. А народу нужна «вера в завтрашний день». Эта вера тает с каждым случаем военной риторики руководства России, и люди начинают жить «категориями одного дня». Это путь в никуда. Не знаю, понравится вам это или нет, но у меня есть такой афоризм: «Живя рядом с Россией, всегда надо держать порох сухим».

(Публикуется  в сокращении).

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru