Суббота, 24 июня 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Мои друзья сошли с ума. Они борются с исламом и Европейским Союзом

28 мая 2017

Forum24© РИА Новости, Сергей Строителев | Перейти в фотобанкМои друзья сошли с ума. Они борются с исламом и Европейским СоюзомПроблема беженцев и иммигрантов

27.05.2017308553TweetПавел Шафр (Pavel Šafr)

У меня есть два приятных друга. Я люблю их, и меня беспокоит, в какие это темные дебри углубились когда-то дружественные и радостные души. Дело в том, что сейчас мои друзья борются с исламом. Они храбро сражаются с ним каждый день.

Первого друга зовут Марек, и он — шеф-редактор одного издания. Он борется с исламом и с Европейским Союзом на страницах своего журнала, а потом еще в социальных сетях бодро ставит «лайки» под ужасными записями второго друга, которого зовут Збынек. Он уже много лет является главой поселковой администрации. Збынек борется с исламом и Европейским Союзом главным образом на Facebook. Он борется еще и с Ангелой Меркель. По его мнению, она, а совсем не Владимир Путин, который оккупировал часть соседнего суверенного государства, является основным источником беспорядка.

Прошло уже два года с тех пор, как я узнал, что Марек и Збынек живут в совершенно другом мире, не похожем на мой.

КонтекстЗапретим грузовики и концерты?Pravý prostor26.05.2017Путин угрожает ЕС и ДанииJyllands-Posten26.04.2017Польша — ближайший союзник Трампа в ЕС?Gazeta Polska21.04.2017В их мир, прежде всего, прибывают массы опасных мигрантов, которые пылают ненавистью к нашей культуре. А Европейский Союз, по мнению Марека и Збынека, принуждает нас принимать беженцев согласно назначенным квотам. Хуже всех — Ангела Меркель, которая впустила миллион беженцев в Германию. Но по какой-то загадочной причине немцы по-прежнему избирают Меркель, а распространенная ерунда о том, что таким образом немецкий народ лечит свой хронический комплекс вины для меня звучит неубедительно. Я видел намного более закомплексованный народ, чем немцы.

Мой мир — другой.

Во-первых, я практически не видел ни одного беженца, хотя почти целый год ездил по разным странам Европы. Точнее, я их видел, но только по телевизору. В Германии никаких толп беженцев я не заметил. Зато в Саксонской Швейцарии я видел волка.

Я знаю, что в конкретных местах в суровых условиях живут много мигрантов, и понимаю, что в Европу приехали сотни тысяч беженцев, что сказалось и на росте числа разных правонарушений. Но это не рождает во мне ненависти к беженцам. Я понимаю, что абсолютное меньшинство мусульман склонно к насильственным преступлениям, к терроризму и фанатизму. Но у меня есть друзья среди мусульман, которые пребывают в ужасе от этих преступлений — так же, как и мы.

Мой друг, таксист из Туниса — один из милейших людей, которых я знаю, и он не может найти в Праге жилье, потому что является мусульманином. Почти каждый день я хожу покупать кебаб в ливанскую лавку и вижу целую мусульманскую семью за их ежедневной работой. Это дружелюбные люди, которые знакомят меня с восточными вкусами. За покупками к ним ходят местные турки, которые общаются на несколько забавном чешском языке. Напротив этой лавки находится корейский ресторан, а рядом — тайский, чуть дальше — английская мясная лавка. Везде работают представители названных народов, так что на нескольких метрах земли одного пражского района изо дня в день происходит интересный культурный обмен. Этот мир мне нравится.

Как мне объяснить моим друзьям Мареку и Збынеку, что именно так с древних времен распространялись не только товары, но и идеи? Как мне объяснить им, что в Средневековье почти все книги греческого философа Аристотеля европейцам пришлось перевести с арабского, потому что первоначальные греческие оригиналы сожгли христианские фанатики, а мусульмане спасли эти произведения?

Мне так же отвратительны исламисты и я тоже не считаю, что Европа может принять неограниченное количество мигрантов. Я — не поборник мультикультурализма и не жду мигрантов с распростертыми объятьями. Я хочу сохранить холодную голову и рациональный взгляд на мир. Множество терактов во Франции, Великобритании и Германии меня так же ужасают. Но они не подталкивают меня к поддержке идеи коллективной вины. Каждый отдельный приличный иностранец вызывает у меня радость, и я с удовольствием с ним говорю. Я не считаю, что мы должны изгонять с палкой в руках тех, кто просит нас о помощи. Ведь это базовый культурный навык цивилизованных людей. И, кстати, я хочу сказать Збынеку, который ходит в костел, что так же поступил бы и Иисус.

И, наконец, ненавистный Европейский Союз. В нем меня раздражает не властная сила, которая нам якобы что-то навязывает. Меня беспокоит слабость ЕС и его беззубость.

Конечно, мне не по душе страсть ЕС к регулированию. Я возмущаюсь, когда из Брюсселя поступает какая-нибудь очередная директива. Я скучаю по старым добрым временам хороших лампочек и так и не поверил, что отказ от них помог уменьшить озоновую дыру. Я — не в восторге, когда какой-нибудь брюссельский орган собирает статистику о том, сколько литров воды потребляют разные народы Европы в туалете, и пытается придумать метод для экономии этих литров. Я думаю, учитывая нынешние угрозы, что все это — абсурдная и безнравственная трата времени. Однако подобное не рождает во мне желания распустить Европейский Союз. Я бы хотел, чтобы высокопоставленные функционеры несли в нем более четкую ответственность перед избирателями, чтобы нашего полукоммунистического министра иностранных дел Федерику Могерини можно было победить на выборах и чтобы люди не задумывались о разрушении всего европейского дома, если им не нравится один политик.

Я бы хотел вернуть душу ЕС обратно к Роберту Шуману, Альчиде де Гаспери и к Гельмуту Колю. И я очень хочу, чтобы Европейский Союз опомнился и перестал расшатывать государство Израиль, которое является оплотом демократии и нашей цивилизации на Ближнем Востоке.

Европейский Союз — это хороший проект, и за направление его развития нужно серьезно побороться. После возможного распада ЕС наша страна ни на минуту не будет «ничьей». Она не окажется в вакууме. Чехия просто вернется в Россию. А Россия — отсталая страна с авторитарным режимом. При всем моем уважении ко многим благородным русским.

Я понимаю, что путинская пропаганда работает на полные обороты и что Марек и Збынек попались на удочку Москвы. И сами они того, скорее всего, не понимают. Во всей этой истории этот факт мне кажется наиболее печальным.

Мир, во имя которого стоит жить, — свободный, открытый, разнообразный и плюралистический. Я очень хочу, чтобы сильный и демократический Запад стоял на прочном фундаменте христианско-иудейской культуры. С европейскими левыми, чья концепция ЕС отличается, нужно вести честную политическую борьбу. Однако эти пострадавшие от излишнего регулирования левые никогда в моих глазах не станут предлогом для уничтожения всего того, чего мы как европейцы достигли.

Чешская Республика — европейская страна и должна таковой остаться. На востоке — Азия. Там — мир, который меня ужасает. Ислам мне ничем не угрожает. Мареку и Збынеку тоже.

Парни, наши задачи на самом деле — в другом.

 

 

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru