Понедельник, 20 августа 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Мягкие методы жестких мужчин

04 июля 2016

Die Zeit, Германия© East News, AP Photo/Burhan OzbiliciМягкие методы жестких мужчин

Новая турецкая партия, новая российская «фабрика идей»: авторитарные режимы в Берлине борются за влияние – средствами, которые очерняют их самих у них дома.

04.07.20162402TweetМихаэль Туманн (Michael Thumann)

Немцы еще увидят, чем для них обернется резолюция Бундестага по Армении, грозил Тайип Эрдоган (Тayyip Erdoğan) в начале июня. С тех пор немцы надеются, что все это лишь пустая угроза. После террористических атак на стамбульский аэропорт в среду Ангела Меркель (Angela Merkel) и Йоахим Гаук (Joachim Gauck) поклялись Турции в солидарности. Но даже если теперь тема террора перекрывает тему Армении, это не значит, что отношения снова в порядке.

Теперь сторонники Эрдогана пытаются обеспечить длительное влияние на принятие немецкой стороной решений. После принятия резолюции в соцсетях разошлись тролли партии ПСР. Турецкие сообщества ополчились на депутатов Бундестага. Сейчас люди из свиты Эрдогана сами хотят избираться в немецкие парламенты.

В прошедшее воскресенье в Берлине была основана турецкая партия. Если быть точным: в 14:53, памятуя о завоевании Константинополя 563 года назад. В этот раз, согласно воле основателя партии, на очереди Берлин. Ремзи Ару (Remzi Aru), предприниматель, входящий в ближний к Эрдогану круг, политическими корнями уходит в Союз европейско-турецких демократов (UETD), представляющий интересы правящей партии ПСР в Европе.

КонтекстПолитика отрицания геноцида разрушенаYerkir03.06.2016Как Якунин в Берлине свой институт презентовалDeutsche Welle02.07.2016Как защитить небо АрменииArmworld08.06.2016Зачем Якунин открывает институт в Берлине?Deutsche Welle01.07.2016Кое-где также рассчитывают на долгосрочную перспективу. В Москве за пролонгацией санкций ЕС следят скорее с тихой злобой. Однако новый девиз — не прокручивание политического вала, несмотря на налипшую грязь размолвок, а политическое предвидение. Новая арена действий также и российских стратегов — столица Берлин.

В эту пятницу в солидном Берлинском университете им. Гумбольдта, в паре шагов от министерства иностранных дел, состоялось торжественное открытие новой, оборудованной по последнему слову техники «фабрики идей». Институт исследования диалога цивилизаций финансируется на российские средства, за которыми на вершине пирамиды видится фигура Владимира Якунина, бывшего руководителя ОАО РЖД и доверенного лица российского президента Владимира Путина.

Прежде о применении «мягкой силы» беспокоился лишь Запад

Новые союзы, партии, исследовательские институты — авторитарные правительства поняли, что на одном лишь бряцании оружием далеко не уедешь. В Берлине уже несколько группировок конкурируют в борьбе за влияние и внимание. За прошедшие годы в Берлине открылись десятки институтов и агентств влияния. Европейские «фабрики идей», американские институты, немецкие фонды, международные неправительственные организации: все они желают максимума внимания в Берлине. Тогда почему бы не попробовать это и близким к правительствам представителям России или Турции? Они выступают за новую «мягкую силу жестких мужчин».

Это самый заметный реверс прежнего вектора применения «мягкой силы». После окончания холодной войны западные институты и организации стремились к проникновению на Восток. Американские институты поддерживали прозападные группы в Восточной Европе. Немецкие фонды, будь то партии или частные лица, вкладывались в распространение «правых» и демократических идей. Самым эффективным институтом стал ЕС со своей политикой соседства и переговорами о расширении своего членства. ЕС пытался консолидировать восточноевропейское соседство и окружить себя кольцом настроенных одинаково государств. К сожалению, попытки вовлечь в данный процесс Россию быстро прервались. А ассоциация с Турцией была нечестной, см. ведущиеся с 2005 года переговоры о вступлении в ЕС.

Фонды считаются «иностранными агентами»

Сейчас уже слишком поздно. Вернулась системная конкуренция. Авторитарные модули позиционируют себя в Европе как кажущуюся стабильной альтернативой колебаниям в зоне евро и хаосу Брексита. Однако у себя дома они постепенно отгораживаются от общественности. Деятельность западных фондов воспринимается как недружественный акт. Американским институтам и без того приписывается деятельность по смене режимов. Немецкие фонды упрекаются в ведении подрывной деятельности. Соответственно этому возрастает давление и во многих авторитарных государствах, прежде всего — в России, Египте и Турции.

Немецкие фонды работают под страхом гильотины

В Санкт-Петербурге происходят обыски в офисах фонда им. Конрада Аденауэра, органами безопасности был вызван на допрос представитель фонда им. Фридриха Эберта. Российские партнеры фондов с 2012 года обязаны регистрироваться как «иностранные агенты», если получают деньги из-за рубежа. Это ограничивает их работу, фонды должны следить за тем, чтобы никого не разозлить слишком активной поддержкой построения гражданского общества. В Египте некоторые немецкие фонды из-за мощного давления властей уже прекратили свою деятельность. А в Турции налоговые органы дышат в спину фонду им. Фридриха Эберта. Правительственная пресса регулярно обвиняет фонды в поддержке террористов и националистов. Еще несколько лет назад подобное обвинение выдвигал Эрдоган. Немецкие фонды работают под страхом гильотины.

И наоборот, жизнь стала проще. Институт исследования диалога цивилизаций тем временем въехал в новые помещения в центральном районе Берлина «Берлин-Митте». Пышная церемония под лозунгом «Старт» сопровождала принятие института в ряды берлинских «фабрик идей». Команда такова: бывший член фонда им. Фридриха Эберта Петер В. Шульце (Peter W. Schulze), бывший руководитель Евросовета Вальтер Швиммер (Walter Schwimmer), Маттиас Платцек (Matthias Platzeck) из Германо-российского форума и благоволящий Путину генерал Харальд Куят (Harald Kujat), нынче выступающий в различных ток-шоу. Но самая влиятельная персона — это дирижер «Диалога цивилизаций» Владимир Якунин. Он тесно связан с Путиным еще по «дачным» временам в Озерском районе под Санкт-Петербургом. Якунин, бывший сотрудник спецслужб и обладатель многочисленных патриотических орденов, привлек к себе в 2014 году внимание теорией о том, что у четверти молодых людей в возрасте от 14 до 16 лет еще нет четкой сексуальной ориентации, и потому союзам гомосексуалистов так легко «обратить их в свою веру».

25 миллиардов долларов за пять лет

Научную сторону деятельности нового института, согласно плану, будут представлять сотрудники общим числом 50 человек. Они в будущем должны будут определять направление дебатов в Берлине. «Охотники за головами» в Берлине предложили ведущим завербованным ученым бюджет в минимум 25 миллионов долларов в течение пяти лет, к тому же есть еще также оперирующий миллионами «трансформационный бюджет». Это огромные инвестиции в сравнении с тем, сколько планирует выделять федеральное правительство. С поддержки министерства иностранных дел в Берлине возникает новый Центр восточноевропейских и международных исследований (ZOIS). В нем 15 сотрудников в течение года будут обходиться бюджетом в 2,5 млн. долларов, что меньше половины от предлагаемого Якуниным.

Цель якунинского института соответствует многочисленным попыткам российского правительства донести до общественности свою точку зрения в немецких дебатах. В рамки данной деятельности вписываются функционирующий с 2014 года филиал в Германии гостеле- и радиоканала RT и государственный интернет-портал Sputnik, вещающий на немецком языке. Институт Якунина должен стать центром сети «фабрик идей» в Европе.

Мобилизация посредством Twitter

Турецкому правительству в какой-то мере проще, чем Кремлю. Турецкие организации уже длительное время являются частью немецкого гражданского общества. Турецко-иламский союз Ditib ведет деятельность в сотнях мечетей, однако находится под сильным влиянием религиозных органов в Анкаре и турецких консульств. Близким исламско-консервативной партии Эрдогана ПСР предстает движение «Милли Герюш», Союз европейско-турецких демократов (UETD) занимается в Германии лоббистской деятельностью и готовит здесь предвыборные мероприятия для Эрдогана. Теперь появилась еще одна партия.

Страстный поклонник Эрдогана и немецко-турецкий предприниматель Ремзи Ару (Remzi Aru) политически родом из UETD, в ток-шоу он отстаивает интересы ПСР. Сейчас — после принятия Бундестагом резолюции о геноциде армян — он считает, что пришло время для турецкой партии. Ибо турок в Германии «систематически выбирают на роль козла отпущения, оперируя опустившейся человеческой моралью турок». Терроризм, «поскольку он обращен против Турции, выставляется безобидным, чем-то вроде фольклорного явления». Имеется в виду курдская партия РПК, устраивающая взрывы в Турции. Программа Ару мало связана с Германией. Это герметичный турецко-национальный дискурс, направленный против всех врагов Турции, а таковых, как известно, много. Но еще одна задача данного дискурса — мобилизовать немецких турок — при необходимости против депутатов Бундестага, как это было при обсуждении революции по Армении.

У федерального правительства нет контррецепта

Поклонники Эрдогана пользуются для этого и социальными средствами. И неспроста. Оппозиционный турецкий поисковый коллектив еще в 2015 году разоблачил мощную сеть ПСР-троллей и выяснил, что возникновение многих потоков новостей связано с Мустафой Варанком (Mustafa Varank), советником Эрдогана. Метод не является неизвестным и для России. По собственным признаниям, Эрдоган не любит Twitter, но последний популярен у поклонников Эрдогана.

Различие подходов при ограничении деятельности немецких фондов и свободой деятельности иностранных организаций в Германии бросается в глаза и федеральному правительству. Контррецепта не существует. Берлинские чиновники указывают на слабость этих организаций, на бесперспективность партии Ремзи Ару и на то, что маститые ученые уже отказали якунинским «охотникам за головами». Но если им все же удастся найти именитых персон? Ничего не изменится. Федеральное правительство называет это так: нельзя попадаться в ловушку и ополчаться против какого-либо фонда. Германия — это же открытое общество. В Еврокомиссии на это смотрят сходным образом. Во время пребывания в Берлине комиссар ЕС по расширению союза Йоханнес Хан (Johannes Hahn) заявил, что ЕС не смог бы организовать в Москве похожий институт, поскольку это запрещает закон о неправительственных организациях. «То есть первый вопрос, которым следовало бы заняться этой „фабрике идей“, это вопрос о том, почему в Москве это невозможно».

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru