Воскресенье, 18 ноября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Метаморфозы Штайнмайера

19 августа 2016

Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия© AFP 2016, David GannonМетаморфозы Штайнмайера

19.08.2016213862TweetМайид Саттар (Majid Sattar)

Понимание в отношении России, антипатия к Америке: немецкий министр иностранных дел ловит рыбку в мутной воде. Не секрет, что Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) болезненно реагирует на критику — особенно, если речь заходит о России. Два эпизода свидетельствуют об этом. Одновременно они дают повод задаться критическим вопросом о метаморфозах главы МИД, произошедших с ним во время второго срока на посту министра.

Когда в 2014 году в ходе выборов в Европарламент, то есть через несколько месяцев после аннексии украинского полуострова Крым Россией, на одном из митингов в Берлине Штайнмайера язвительно упрекнули в подстрекательстве войны, он ненадолго потерял контроль над собой. Он сжал кулак, задрожал и закричал дрожащим голосом, что демонстрантам следует подумать, кто здесь подстрекает к войне. Летом 2016 года, вскоре после того, как он раскритиковал учения НАТО в Восточной Европе, заявив о «воинственном реве», он был вынужден, напротив, оправдываться: он не может больше вынести того, что его постоянно называют «лицом, понимающим Россию». По его словам, тот, кто больше не хочет понимать ту или иную сторону, не должен заниматься внешней политикой. Штайнмайер покраснел, его голос зазвучал громче. Что произошло в период между двумя выступлениями?

Единодушие ведомства канцлера и министерства иностранных дел, которое наблюдалось в самом начале российско-украинского конфликта, ушло в историю. Одним из достижений Ангелы Меркель (Angela Merkel) и Штайнмайера стало то, что они преодолели разногласия по восточноевропейским вопросам, которые были типичны для правившей до них «большой коалиции». Поэтому Вашингтон смог поручить Берлину ведение переговоров с Москвой. Весной этого года, когда Штайнмайер совместно с председателем СДПГ Зигмаром Габриэлем (Sigmar Gabriel) старался добиться смягчения введенных против России санкций, проявились первые трещины. Меркель сочла такой шаг преждевременным и резко возразила своему министру иностранных дел. Затем последовали странные заявления Штайнмайера, сделанные в преддверии саммита НАТО в Варшаве. В результате — тревога в Восточной Европе и в штаб-квартире в Брюсселе.
КонтекстОткуда Штайнмайер набрался смелости?Der Spiegel22.06.2016Коллективный ШтайнмайерУкраiнська правда09.08.2016Похоже, Штайнмайер заблуждалсяDie Welt11.07.2016
Катастрофическое выступление в июле было только началом. То, что у Меркель и Штайнмайера принципиально разные точки зрения на мотивы Москвы, становится сейчас, когда близится конец летнего затишья, сверхотчетливым. В летнее время Кремль не бездействовал. На проверенный манер спецслужб он «предотвратил» в Крыму теракты украинских диверсантов, а затем объявил о «антитеррористических мероприятиях на границе, побережье и в воздушном пространстве».

В Сирии Кремль использует вакуум политической власти, в возникновении которого Запад должен винить себя. Он позволяет своему союзнику Асаду бомбардировать город Алеппо и морить голодом его жителей. В то время как ведомство Меркель отметило циничность действий Москвы, Штайнмайер отправился в Екатеринбург, чтобы в своей речи помечтать: «Когда, наконец, настанет время восстанавливать Сирию, особенно Германии и России следует действовать рука об руку». Его просьба о более продолжительном прекращении огня и гуманитарных коридорах здесь и сейчас российский министр иностранных дел проигнорировал.

Почему человек с великолепным умом и бесценным опытом, которому удалось превратить «прозябавший» много лет МИД в ядро правительства, добровольно «отнимает» у публики доверие к собственной персоне? Почему Штайнмайер ставит себя в положение, которое вызывает недовольство у самих дипломатов, а председатель фракции СДПГ считает необходимым произнести речь в бундестаге, в сотый раз защищая своего министра иностранных дел? Не может быть так, что это перебор с исполнением роли дипломата, ведь совсем недавно глава МИД доказал — когда дело касалось Дональда Трампа (Donald Trump) — что он тоже может проявить жесткость в международной политике.

Ответ на вопрос — в высказываниях Штайнмайера о кандидате-республиканце на пост президента США. Какой бы верной ни была его оценка (он сказал, что можно испытать «настоящий страх») — вряд ли была адресована американским избирателям. Скорее, адресатами были те, для которых большое понимание политики России и глубокая неприязнь к Америке всегда являются двумя сторонами одной медали. Этот адресат — не только, а прежде всего — немецкие Левые, то есть место, где СДПГ теряет влияние.

Социал-демократы никак не могут справиться с низкими рейтингами. Им грозят дальнейшие потери на земельном и федеральном уровнях. Габриэль давно переключился на предвыборную борьбу — относительно темы Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) он полностью осознает, что это чревато ущербом во внешней политике. А Штайнмайеру приходится постоянно выслушивать от соратников по партии слова о том, что хотя министр иностранных дел принадлежит к самым популярным политикам Германии, это не приносит никакой выгоды СДПГ. И пожалуйста, пусть он все же начнет проводить настоящую социал-демократическую внешнюю политику.

Штайнмайер, конечно, не является безжалостным солдатом партии. Но его поведение вовсе не лишено расчета. Он способен реалистично оценить шансы «красно-красно-зеленого» кандидата в Федеральном собрании (ФС выбирает федерального президента — прим. пер.). Собственно, министр иностранных дел уже давно борется за сохранение своего поста и после 2017 года. Цена — высокая.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru