Вторник, 22 августа 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Личные санкции против Путина — будут ли они эффективны?

23 марта 2017

Voice of America, СШАЛичные санкции против Путина — будут ли они эффективны?Санкции: кто кого

22.03.2017506484TweetДанила Гальперович

Три года назад, в мартовские дни 2014 года, президент Соединенных Штатов Барак Обама несколькими указами ввел санкции против отдельных россиян и российских компаний за аннексию Крыма Россией.

Руководство США не скрывало, что хочет наказать окружение президента России Владимира Путина — 20 марта были введены персональные санкции Вашингтона против близких к президенту России бизнесменов Геннадия Тимченко, братьев Ротенбергов, Юрия Ковальчука. Однако против самого Владимира Путина никакие ограничительные меры приняты не были.

В марте 2017 года политики в США и Европе обсуждают вопрос об эффективности мер, которые были приняты в 2014 году. Некоторые популистские лидеры в Европе, в частности, глава французского «Национального фронта» Марин Ле Пен, выступают за полное снятие санкций против Москвы.

Ее поддерживают политики похожего толка в Германии и Италии. В США наблюдается другой вектор — политические деятели, уже присутствующие во власти страны, ставят вопрос о возможности — и эффективности — санкций лично против главы российского государства.

15 марта на прошедших в Банковском комитете Сената США слушаниях, о которых сообщала Русская служба «Голоса Америки», сенатор-республиканец от штата Луизиана Джон Кеннеди задал экспертам вопрос — можно ли обнаружить капиталы и собственность, принадлежащие лично Владимиру Путину, велик ли их объем, и будут ли эффективны меры против этих активов?

Директор энергетической и экономической программ исследовательского Центра новой американской безопасности Элизабет Розенберг (Elizabeth Rosenberg, Center for a New American Security) заявила, что у нее и ее коллег нет точных сведений о состоянии самого Владимира Путина, но можно рассуждать о деньгах близких к Путину людей:

«Если мы мыслим в этой гипотетической ситуации (введения санкций лично против Путина — Д. Г.) об активах президента Путина и его ближайшего окружения, принадлежащих им как прямо, так и косвенно, то, я думаю, мы говорим об огромном количестве денег. Если бы было возможно пойти на это, то мы бы столкнулись с сопутствующими последствиями для всей мировой экономики и уж точно очень глубокими — для США».

Эксперт пояснила свою мысль: «Последствия будут мощными для всех работающих в мировом масштабе американских банков, которые должны будут принимать меры по выполнению требований таких санкций — это будет судебный кошмар».

При этом другой эксперт, старший советник Фонда защиты демократии Эрик Лорбер (Eric B. Lorber, Foundation for Defense of Democracies), занимавшийся ранее санкционной политикой в Министерстве финансов США, сообщил, что существуют данные о собственности ближайшего окружения Путина в Нью-Йорке, Сан-Антонио, Сан-Франциско и Майами.

Он также сказал, что для серьезных мер против России было бы возможно «отключить российскую финансовую систему от американской, закрыть в США все корреспондентские счета российских финансовых организаций, что обрушит российскую финансовую систему».

Действительно ли санкции против Путина лично будут ударом по мировой экономике, и если нет, то возможны ли они? Отвечают российские экономические эксперты и политологи.

Сергей Алексашенко: арест имущества ближнего круга Путина на экономике США не отразится

Известный российский экономист, бывший первый заместитель председателя Центрального банка России Сергей Алексашенко в интервью Русской службе «Голоса Америки» затруднился сказать, каким образом американские эксперты пришли к таким выводам: «На самом деле, даже если взять 20 человек из российского «списка „Форбс», верхнюю его часть, вычесть оттуда те акции, которые у них находятся в собственности, потому что акции, зарегистрированные в России, заморозить нельзя, то все остальные активы у них — дай Бог, если миллиардов на 50 долларов наберется».

«От заморозки 50 миллиардов долларов — вместе с недвижимостью, с деньгами на банковских счетах — мне кажется, ни мировая финансовая система, ни американская финансовая система как-то даже не поперхнутся, знаете, „отряд не заметит потери бойца».КонтекстКрым не вернетсяVG14.03.2017Какую пользу санкции приносят США?The Hill21.02.2017Вечные санкцииКрым.Реалии16.02.2017

И перед этим там (на слушаниях — Д. Г.) речь шла о том, чтобы заморозить корреспондентские счета российских банков. В общем, я считаю, что даже если корреспондентские счета российских банков заморозят, то это на американскую экономику, на американскую финансовую систему никак не повлияет» — говорит эксперт.

При этом бывший первый зампред ЦБ России считает, что слухи о личном богатстве Путина остаются слухами: «Я считаю, что эти предположения не обоснованы. Если бы Путин лично чем-то владел, это давно уже было бы как-то известно. Пока ни одного убедительного источника, факта мы не видели нигде».

Если же в отношении Путина работает та же схема, которую описал Алексей Навальный в своем расследовании имущества Дмитрия Медведева — фактическое использование при владении через подставных лиц — то Алексашенко считает, что такие связи очень труднодоказуемы:

«Дворец в России арестовать невозможно. Соответственно, если все эти ООО зарегистрированы в России, и у них нет никаких долларовых счетов, то их достать из Америки невозможно. Даже если бы долларовые счета, по схеме Медведева, у них были бы на благотворительные фонды, то арестовать счета благотворительных фондов, не имея абсолютно жестких доказательств того, что это ворованные деньги, и лично Путин ими распоряжается, я думаю, невозможно. Можно строить любые гипотезы, но американская система так не работает».

Сергей Алексашенко в декабре прошлого года опубликовал специальный доклад, посвященный эффективности санкций против России за аннексию Крыма, который был опубликован Атлантическим Советом.

Известный экономист считает, что санкции США против России в их нынешнем виде не оказывают существенного влияния на поведение Кремля: «Я солидарен с теми американскими политиками, которые считают, что санкции не дали очевидного эффекта. Задача была — повлиять на поведение российских политиков в отношении Украины и сделать так, чтобы Россия заплатила какую-то цену за свою агрессию.

Российские политики не изменили свое поведение, и Россия практически не платит никакой цены. Если сравнивать санкции США против Ирана и против России, считаю, что сила санкций против России — 5% от иранских. Когда на Иран надавили со всей силы, через четыре годы он пошел на переговоры».

Станислав Белковский: ответ Путина будет асимметричным

Политолог Станислав Белковский не согласен с Сергеем Алексашенко и считает, что Владимир Путин владеет или контролирует через доверенных лиц те самые «огромные суммы»: «Значительная часть активов Путина находится в России в виде кэша на сумму 50 миллиардов долларов, которые лежат на счетах „Сургутнефтегаза» и „Роснефтегаза».

И то, что компания „Роснефть» постоянно покупает саму себя, имеет одно практическое объяснение — таким образом аккумулируются значительные объемы наличных средств на счетах „Роснефтегаза», который никому не подконтролен, никому не подотчетен, кроме как первому лицу страны». Всего же, по мнению Белковского, Владимир Путин может контролировать активы стоимостью в 200-300 миллиардов долларов.

Политолог говорит, что те санкции, которые уже введены, являются достаточно эффективными: «Философия санкций, как эти санкции задумывались президентом Обамой и его главным советником по этому вопросу Дэниэлом Фридом, сводилась к тому, чтобы вбить клин между Владимиром Путиным и элитами, которые санкциями недовольны.

А они недовольны: арестовывают их активы и не дают ездить в евроатлантический мир, серьезно приходится корректировать свои жизненные стратегии, включая образование для детей и здравоохранение для всей семьи, так что постепенно это происходит — недовольство в элитах нарастает».

По мнению Станислава Белковского, американские эксперты, говоря о тяжелых последствиях введения санкций против лично Владимира Путина, говорили, скорее, о возможности неадекватного ответа со стороны Кремля:

«Путин, конечно, этого не простит, и ответ будет асимметричным. Допустим, была попытка переворота в Черногории. Она, правда, была неудачной, но в то же время показала, что Европа очень уязвима для таких попыток. Да, они не дожали, но „можем повторить», как принято говорить в этих средах. И такого ответа от Путина можно ожидать. Естественно, потому что экономических форм, финансовых форм давления у него нет, и он не обрушит рынки, даже если у него есть 200 или 300 миллиардов долларов».

Если говорить о финансово-экономической стороне вопроса и предполагать, что опасения Элизабет Розенберг были буквальными, то политолог уверен, что они напрасны: «Сколько бы денег ни было у Путина, это совершенно не те порядки величин, чтобы обрушить мировую экономику.

Риск состоит именно в асимметричном ответе, в хакерских атаках на банки, на финансовую систему США. В этом — да, но не в плане того, что просто блокирование этих денег что-то обрушит. Тем более, если эти деньги будут заблокированы в американских банках, то они фактически останутся в обороте финансовой системы США, а не будут изъяты из нее».

Данила Гальперович — репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация — международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru