Воскресенье, 24 июня 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Либерман подражает Путину?

06 сентября 2016

As Safir, Ливан© REUTERS, Amir CohenЛиберман подражает Путину?

05.09.201622443Tweet

Материал издания «Макор Ришон»

Каждый раз, когда с территории Сектора Газа вновь запускают ракеты, сторонники войны и вооруженного противостояния указывают на невозможность достижения спокойствия на границе, даже и без ответа со стороны лучших военно-воздушных сил мира. Атака посеяла панику среди жителей, приехавших на летний фестиваль в Сдероте (Сдерот — город на юге Израиля, в непосредственной близости от Сектора Газы; 25 августа со стороны Сектора Газы была выпущена ракета, причем это не единственный подобный эпизод за последнее время — прим. пер.). В этом случае не помогли слова ободрения мэра Алона Давиди, который несколько раз повторил, прежде чем покинуть фестиваль: «Это наша армия, мы должны радоваться».

Эти люди теперь занимают серьезные позиции в Министерстве обороны. Следует лишь взглянуть на позиции правых, чтобы понять, что они ждут следующего подобного события. Бен-Порат отметила в своей статье на сайте седьмого канала, что «Авигдор Либерман первый доказал, что достоин занимать кабинет министра обороны на 14-ом этаже Хакирья (главное здание Министерства обороны Израиля — прим. пер.) в Тель-Авиве. Самолеты ВВС Израиля провели серию рейдов — в последнее время ничего подобного не происходило. Военное противостояние завершится, изменив облик сектора (Сектора газа — прим. пер.)». За этими словами Бен-Порат последовала волна восторженных комментариев. Среди них был и довольно эмоциональный: «Либерман — как Путин. Если ХАМАС хочет проверить Либермана, то Газа будет выглядеть в сто раз хуже, чем Сирия».
КонтекстРусский «Левиафан» — это катастрофаGlobes31.05.2016Либерман — взвешенный прагматик?Maariv30.05.2016Кто вы, избиратели Либермана?Haaretz10.03.2015
Другие военные обозреватели ставят под сомнение соразмерность ответа на атаки, произошедшие на этой неделе — реакция будет несоразмерной и неожиданной. Либерман улыбается, сидя в своем кабинете. В своей поездке на базу Хават Шумер он стремился связать с собой происходящие политические изменения, что уже играло бы на руку его личным политическим целям. Закулисные разговоры с военными и журналистами также служат его интересам — он получает от них одобрение своих действий и никакой критики. Это печально, так как все понимают, к чему может привести непропорционально сильный ответ израильской армии на каждую ракету из Газы. В таком случае гарантированы следующее вооруженное противостояние и возвращение к открытой войне. А война — это убитые, раненые и падение боевого духа. Целые регионы будут на долгое время парализованы и охвачены паникой. После атаки на Сдерот появился намек на панику — люди боялись того, что может произойти во второй половине дня. Международные последствия также тяжелы. Мир будет продолжать смотреть на нас как на истязателей бедных палестинцев, и мы будем ощущать все больше и больше ненависти в свой адрес после того, как СМИ будут в прямом эфире показывать кровь, проливающуюся с обеих сторон.

Экономическая цена, которую придется заплатить за новую войну, тоже страшна и огромна. Прошлая война обошлась слишком дорого, опасения также связаны с возможными попытками переселения в Газу живущих за ее пределами. Идет непрерывный сложный процесс реконструкции, и обещания начальника штаба о том, что «поля не будут пустовать» не всегда убедительны. Во время подобных операций всегда начинаются и «политические бои»: создаются комиссии по расследованию, которые предпочитают обвинения и промедления. Отчет государственного контроллера будет опубликован в скором времени — и он будет провоцировать новую напряженность.

Война по своей сути отвлекает от действительно насущных проблем израильского общества: высокая стоимость жизни, рост цен на жилье, социальная несправедливость, с которой каждый сталкивается ежедневно, коррупция и неразумные траты правительства. Все эти темы вдруг стали маргинальными на фоне сообщений с поля битвы. Кстати, знает ли кто-нибудь, сколько Беньямин Нетаньяху выплатил министру социального обеспечения Хаиму Кацу после того, как ему были переданы некоторые структуры Министерства экономики (речь идет о недавнем перераспределении портфелей в израильском правительстве: сфера трудоустройства была изъята из ведения Министерства экономик и передана Министерству социального обеспечения — прим. пер.)?

Около 60 миллионов шекелей, например, стоило в 2004 году обслуживание операционной системы, контролировавшей соблюдение закона об иностранных рабочих — эта сфера оказалась в ведении Министерства социального обеспечения. Этому предшествовала экспертиза, проводимая Авигдором Исхаки, который был генеральным директором Канцелярии действующего правительства. Сегодня все возвращается в Министерство социального обеспечения без какого-либо логического обоснования. И это не радует никого, кроме самого члена партии Ликуд Хаима Каца.

Но вернемся в Газу. Давайте предположим, что Израиль сровняет с землей эту территорию площадью 350 квадратных километров, как того хочет Либерман. Давайте также предположим, что он сможет разбить ХАМАС и оккупирует Газу. Предположим, что он будет иметь успех, подражая действиям Владимира Путина в Чечне. Хорошо, а что потом? Газа в наших руках стала бы нашей радостью и нашим удовлетворением. Мы бы убили Исмаила Ханью, как обещает Либерман. Но кто-нибудь знает, как утвердить свою власть там, где живет два миллиона человек, которые нас ненавидят, потому что мы разрушили их дома и их жизни? Можете ли вы представить себе ад, который ожидает армию, которая вновь соберется оккупировать Газу? Появится ли человек, который действительно захочет вернуться туда?

Десять лет назад мы покинули этот сектор, и слава Богу. Оттуда выехало около 8 тысяч человек из двухмиллионного моря палестинцев. Однако особой ностальгии нет, особенно у поселенцев Кхар-Дарома (кибуц, расположенный на территории Сектора Газа и ставший центром сопротивления во время эвакуации еврейских поселений с территории Сектора Газа в 2005 в рамках Плана размежевания — прим. пер.). Проблема заключается в том, что все было сделано без согласия и без продумывания политических последствий. Мы вернулись к границам 1967 года, Сектор Газа больше не в наших руках, но мы не отказываемся от своего интереса там. Мы до сих пор считаемся оккупационными силами, и намерения оккупации Сектора Газы гораздо жестче, чем в Иудее и Самарии (регион более известный, как Западный берег реки Иордан — прим. пер.). Мы не создали политических границ, по аналогии с Сирией и Ливаном. Мы не разделили и не контролируем. Мы не достигаем и не предостерегаем. Сегодня мы просто ждем очередного противостояния, в котором никто не может победить.

ХАМАС не ответил в этот раз, потому у них есть другие проблемы и другие интересы. Именно в этой ситуации нужно извлечь уроки. С ХАМАС невозможно заключить мир или достичь всеобъемлющего урегулирования. Идеологизированная религиозная организация никогда не откажется от своих целей «вырвать землю из рук евреев». Но можно достичь перемирия, нужно отказаться от глупых идей. Нужно отказаться от ограничений, действующих в отношении населения Газы, предоставить свободу и улучшить экономику, предоставить питьевую воду из опреснительных установок. Министр Исраэль Кац предложил создать искусственный остров и разместить там порт, гостиницу и другие инфраструктурные проекты. Это отличная идея.

Такое долгосрочное урегулирование может проходить через египтян, турок или ООП, если Либерман решит не окружать Абу Мазена (Махмуд Аббас, другое имя Абу Мазен — президент Палестинского государства — прим. пер.).

Но Либерман не человек мира, а урегулирования связаны только с денежными переводами фантомным компаниям. Он никогда не встречался с умеренными арабскими лидерами, которые вели с нами мирные переговоры. Просто напишите в гугле «встреча Либермана с арабским лидером» — вы не получите никаких результатов. Умеренные политические заявления, которые были распространены после того, как он вступил в должность в мае, предназначались лишь американцам и журналистам. На самом же деле он ведет себя, как слон в посудной лавке. Сначала он почти уничтожил стратегическое соглашение США с Ираном, ядерную сделку и Мюнхенское соглашение 1938, а затем был вынужден извиниться. Позже он запретил израильским солдатам и офицерам оказывать помощь детям иностранных рабочих. Почему они развивают такое отношение к другим?

Сейчас из Сектора Газа приходит ответ на лозунги Либермана («реконструкция вместо разоружения»), которые ограничиваются иллюзорными планами. Мы должны надеяться на то, чтобы другие политики и военные еще раз оценили ситуацию: отсутствие ответа от ХАМАС — это возможность избежать катастрофической войны в Газе и попробовать какой-то иной вариант.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru