Понедельник, 10 декабря 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Кому мешает малое приграничное передвижение

16 августа 2016

Gazeta Wyborcza, Польша© РИА Новости, Игорь Зарембо | Перейти в фотобанкКому мешает малое приграничное передвижение

16.08.201661570TweetПаулина Сегень (Paulina Siegień)

С тех пор, как Министерство внутренних дел и администрации приняло решение о дальнейшей заморозке договора о малом приграничном передвижении с Калининградской областью, прошло больше недели. Представители правительства каждый день объясняют, чем оно было обусловлено, однако не выходят за рамки туманных формулировок о безопасности. Складывается впечатление, что они стараются создать ощущение угрозы, источником которой выступает граница с Россией. Поясню в этом контексте непосвященным, как связано решение о приостановке МПП с безопасностью региона и страны.

Послание нашего правительства устроено просто: Россия опасна, в Калининградской области появился новый приближенный к Путину губернатор, так что из соображений безопасности мы приостанавливаем приграничное передвижение, другими словами, не впускаем россиян. Или, как сообщают СМИ: закрываем границу перед россиянами. Но пока граница в первую очередь закрылась для поляков, живущих в приграничном регионе. Но обо всем по порядку.

Аргумент безопасности имеет под собой основания. Нам не следует упускать из виду перемены в области, куда возвращается призрак милитаризации. Россия на фоне напряженных отношений с Западом хочет ее полностью контролировать. Каждый раз, когда в последние годы атмосфера между Москвой и НАТО накалялась, Кремль посылал сигналы о размещении в Калининградской области ракетных комплексов «Искандер», в радиусе поражения которых находится, например, Варшава. В конце июня российский министр обороны Сергей Шойгу сменил командование Балтийского флота, а в конце июля генерал ФСБ Евгений Зиничев (который несколько лет был личным охранником Путина) сменил на посту губернатора области Николая Гуканова.

Граница с Калининградской областью — это наша единственная граница с Россией. Регион милитаризован, и уже давно известно, что, согласно российским военным стратегиям, в случае конфликта с НАТО он будет играть ключевую роль. Глава польского МВД Мариуш Блащак (Mariusz Błaszczak), наблюдая за сгущающейся в области атмосферой, сделал вывод, что дальнейшая приостановка договора о малом приграничном передвижении будет способствовать нашей безопасности. Так, по крайней мере, он говорил несколько дней назад в эфире станции Radio Gdańsk. Иными словами: мы закроем границу с Россией и будем в безопасности.

В этих рассуждениях не учитывают важный элемент: гражданские жители Калининградской области (а зачастую и военные) не оказывают ни малейшего влияния на то, как Москва использует стратегический и военный потенциал региона. Следует также отметить, что российские военные и сотрудники силовых структур не могут ездить в страны ЕС без разрешения своего начальство. Это касается, в том числе, и Калининградской области. Так что малое приграничное передвижение к ним отношения не имеет.

***

Вначале следует пояснить, как работает МПП. С 2012 года поляки и россияне, которые как минимум два года постоянно проживают в приграничной зоне, могли получить разрешение на так называемое малое приграничное передвижение. Польша выдает его в виде пластиковой карточки, россияне вклеивают в польские паспорта документ, напоминающий российскую визу. Такое разрешение получить проще, чем визу: меньше бумаг и меньше расходов. Разрешения выдавались на два года, позднее их обладатели могли подать заявление на следующее, действующее уже пять лет.

Обладатели разрешений на МПП могли посещать только приграничную зону, появление за ее пределами грозило запретом въезда в данную страну на несколько лет. В России к этой зоне относилась вся Калининградская область, хотя на карте, которую предлагает сайт российского консульства, обозначено много мест с ограниченным доступом для иностранцев. В Польше эта зона охватывала северные районы Поморского и Варминьско-Мазурского воеводств.

КонтекстРоссияне из Калининградской области продолжают лечиться в ПольшеРадио Польша25.10.2015Варшава высекла сама себяGazeta Wyborcza04.08.2016Россия потребует предоставить ей коридорRzeczpospolita18.08.2014Калининградский портал предупреждает: поляки стреляют в россиянGazeta Wyborcza26.03.2014(Не)зависимый КалининградNowa Europa Wschodnia03.04.2014Привет Крыму от КалининградаPolityka27.03.2014Блокада КалининградаRzeczpospolita21.10.2014Малое движение и большой стрессRzeczpospolita16.08.2012Из Калининграда в Польшу за покупкамиGazeta Wyborcza28.12.2012Калининград ближе к ЕвропеGazeta Wyborcza14.12.2011При чтении сообщений о Калининградской области и МПП иногда складывается ощущение, что малое приграничное передвижение отождествляется с бесконтрольным пересечением границы. Между тем людей, которые пересекают границу с визой и с разрешением проверяли одинаково, на них также распространялись одинаковые ограничения на ввоз товаров. Россиян, посещавших польские приграничные районы в рамках МПП, каждый раз проверяли на границе.

***

Следует отметить, что приостановка действия договора о малом приграничном передвижении не означает закрытия границы. Ее можно пересечь, имея визу. Каждый год находящиеся в Калининградской области консульства выдают тысячи шенгенских виз. Каждый россиянин, получивший такую визу (не только в польском консульстве), имеет право пребывать на всей территории нашей страны. Государства ЕС, в том числе Польша, пользуются услугами так называемых визовых центров. Документы принимает внешняя организация, в которой работают российские граждане (центры работают на территории РФ по российскому законодательству). В визовом центре происходит первичная проверка документов, потом они передаются в консульство. Заявлений тысячи, и сложно представить, что чиновник уровня консула будет проверять каждое. В Калининграде работает много фирм, которые предлагают посреднические услуги, обычно заключающиеся в оформлении приглашения. Зачастую это просто фальшивки: приглашения выписываются от лица компании, которая не имеет понятия, что кто-то, чтобы приехать в Польшу, пользуется ее данными, логотипом и подделывает ее печать. Иногда только пограничная служба в ходе проверки, видя тревогу на лице въезжающего россиянина, берет на себя труд позвонить в данную компанию или гостиницу и узнать, действительно ли они приглашали данного человека.

Резюмируя: Польша и другие страны ЕС держат на территории России (и, конечно, других стран) своего рода магазины с визами, а при таком количестве заявлений на визу реальная проверка каждого желающего въехать на европейскую территорию невозможна. Кроме того некоторые страны, например, Италия, желая привлечь туристов, предлагают россиянам выгодные условия — выдают двухлетние многократные визы. Конечно, пограничная служба может отказать во въезде каждому, кто, по ее мнению, представляет угрозу безопасности, но для этого все же нужны какие-то основания.

Поэтому приостановка договора о малом приграничном передвижении не ликвидирует угроз, если таковыми называются поездки россиян в Польшу или через ее территорию. У большинства взрослых жителей Калининградской области есть шенгенские визы, разрешениями на МПП они пользовались параллельно. Малое приграничное передвижение было жестом, обращенным к тем россиянам, которые просто не могут позволить себе оформить визу. Многие пожилые люди, которые никогда не выезжали из области в западном направлении, воспользовались этой возможностью и посетили Польшу.

***

Мы подходим к основному вопросу. Если у большинства жителей Калининградской области есть визы, что же меняет заморозка МПП? В сфере безопасности — ничего. Россияне и дальше могут приезжать к нам на основе виз и, судя по всему, продолжат это делать. Магазины, которые в последние годы полюбили посещать обеспеченные россияне, не заметили оттока клиентов. Однако эти магазины расположены обычно в больших городах. Убытки будут более ощутимыми в маленьких приграничных городках, куда добирались обладатели разрешений на МПП, чтобы сделать недорогие покупки в построенных для них магазинах эконом—класса.

Конечно, Россия не станет возобновлять действия договора в одностороннем порядке, так что поляки из небольших населенных пунктов в приграничном районе могут забыть о дешевых сигаретах и бензине. Они пользовались МПП гораздо чаще, чем жители Гданьска, Гдыни или Ольштына. Поэтому решение польского правительства о заморозке проекта наносит по ним двойной удар: лишает возможности съездить в Калининградскую область и влияет на количество россиян, которые посещают магазины и предприятия услуг у границы.

Как в таком случае следует трактовать действия Министерство внутренних дел и администрации? Как приостановка договора о малом приграничном передвижении защитит нас от опасности? Мы уже не раз убеждались в том, что логика партии «Право и Справедливость» (PiS) бывает очень изощренной. Например, министр окружающей среды убежден, что охрана природы заключается в вырубке Беловежской пущи. Похоже, что опасность малого приграничного передвижения, по мнению МВД, заключается в контактах между людьми.

Если правительство «Права и Справедливости» создает образ России как врага, оно не может позволить, чтобы люди этого врага узнали (чего доброго этот враг им понравится, и они с кем-нибудь подружатся!). Так что опасность, которая нам грозит, это отношения между поляками и россиянами. Когда их было мало, в Бранево, лежащем в пяти километрах от границы, можно было услышать о Калининградской области фантастические вещи. Например, что там царит невероятная нищета, а на улицах стоят танки. МПП позволило завязать личные контакты, благодаря чему обе стороны пересмотрели свои предубеждения. Но для правительства, которое кладет в основу своей стратегии ксенофобию, удобнее поддерживать стереотипы и страх.

Что любопытно, одна сторона все же выиграла от решения Польши приостановить договор о МПП: это Кремль. Если Москва решила взять Калининградскую область под более жесткий контроль, ее не может не порадовать, что поездки россиян ограничат. Точно так же ее радует, что полякам станет сложнее приехать в область. Чем меньше контактов между поляками и россиянами, тем проще управлять общественным мнением. Негативный образ Польши, который присутствует в российской пропаганде, приобретает правдоподобные черты: люди по обе стороны границы будут обвинять в отмене договора польское руководство, а не Москву. Так что стратегия наших властей направлена не против политики Кремля, а идет с ней рука об руку.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru