Пятница, 22 сентября 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Как вороны делают орудия труда

14 августа 2016

Новокаледонские вороны могут создавать орудия труда разными способами.

Биологи давно знают, что некоторые особо умные птицы – попугаи и врановые – могут использовать орудия труда, и не только использовать, но даже создавать их.

Новокаледонский ворон гнёт прутик. (Фото James St Clair / University of St. Andrews.)
Бетти с гнутой проволокой (вверху справа) и прочие вороны, сгибающие веточки. (Фото Christian Rutz et al., R. Soc. open sci. 3, 160439.)‹

Особенно часто эту способность наблюдали у новокаледонских воронов, которые надламывают прутья и веточки так, чтобы на конце у них получилось что-то вроде небольшого крючка – таким крючком они потом достают насекомых из щелей в древесной коре.

Однако одна самка новокаледонского ворона по имени Бетти сумела удивить даже видавших виды специалистов по поведению животных: Бетти нужно было достать еду со дна высокой пластиковой трубы, и она достала её, согнув металлическую проволоку и подцепив ею контейнер с угощением. Удивительно здесь было то, что Бетти до сих пор не имела дела с проволокой и от неё не требовалось решать подобных задач. И хотя авторы статьи, вышедшей в 2002 году в Science, не говорили о том, что птица в этом случае проявила человеческую интуицию, такой вывод напрашивался сам собой.

Однако, по-видимому, дело тут не в интуиции, поскольку, как выяснили исследователи из Сент-Эндрюсского университета, в природе новокаледонские вороны могут делать похожие вещи. Кристиан Рутц (Christian Rutz) и его коллеги несколько лет следили за восемнадцатью воронами, содержащимися в специальном вольере. Всего вороны сделали 85 инструментов, и в большинстве случаев всё происходило так: птица отламывала ветку с куста, а потом щипала и клевала тот её конец, которым ветка крепилась к стволу, так в результате на конце появлялись крючки и зацепки.

Однако десять птиц продемонстрировали нечто иное: они частично засовывали отломанную ветку в какое-то отверстие или же прижимали один её конец ногой, и, держа в клюве другой конец, сгибали её в дугу. То есть это было именно то, что проделывала в своё время ворониха Бетти. Подробно результаты наблюдений описаны в статье в Royal Society Open Science.

Иными словами, то, что Бетти сообразила, как гнуть проволоку, было вовсе не результатом вдохновения – коль скоро её дикие сородичи могли делать то же самое, то такие действия, вероятно, как-то «прописаны» в их мозгах, являясь врождённой программой. Даже если и так, когнитивные возможности новокаледонских воронов всё равно поражают.

Однако, по словам Франса де Вааля (Frans de Waal), приматолога из Университета Эмори, ветки другим манером гнули не все птицы, что, возможно, указывает как раз на выученный, приобретённый характер такого поведения. С другой стороны, не стоит забывать, что сама Бетти решала абсолютно незнакомую задачу с помощью абсолютно незнакомого материала – даже если такие манипуляции и были прописаны в её мозгах, от неё всё-таки требовалось додуматься применить эту программу в новых условиях.

Наконец, тут можно вспомнить про эксперименты, в которых птицам (правда, не воронам, а попугаям) нужно было разобрать на части замок, чтобы добраться до угощения – попугаи задачу решали успешно, и здесь опять же трудно вообразить, будто им в природе приходится проделывать нечто подобное. Конечно, когнитивные способности пернатых во многом зависят от генов, однако одними только генами вряд ли ограничиваются – скорее всего, птицы, как и мы, используют при решении проблем также и свой опыт, и творческий подход.

Автор: Кирилл Стасевич
Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru