Вторник, 13 ноября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Как Россия отреагировала на теракт в Орландо

26 июня 2016

The Hill, США© AP Photo, Andres KudackiКак Россия отреагировала на теракт в Орландо

26.06.2016019TweetАнна Борщевская (Anna Borshchevskaya)

На следующий день после того, как 12 июня Омар Матин (Omar Mateen) убил 49 человек в гей-клубе Pulse в Орландо, штат Флорида — это стало самым кровавым терактом с 11 сентября 2001 года — президент России Владимир Путин отправил телеграмму с соболезнованиями президенту Обаме и «всем американцам» — то же самое он сделал после терактов 11 сентября. Как сообщает Кремль, Путин подчеркнул, что российский народ «разделяет боль и скорбь тех, кто потерял своих родных и близких в результате этого варварского преступления, и надеется на скорейшее выздоровление раненых».

Однако как Россия отреагировала на этот теракт? Алексей Пушков, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам, решил покритиковать внешнюю политику Обамы. Помимо привычной для Кремля антиамериканской риторики некоторые решили сделать акцент на репрессиях властей по отношению к представителям ЛГБТ-сообщества. Теракт в Орландо, как отметил Александр Баунов, главный редактор Carnegie.ru, выявил то неудобное положение, в котором довольно давно, как минимум с начала сирийской операции, оказалось российское руководство. Затруднительно бороться против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ, — прим. ред.) и разделять с ним его базовую заповедь».

КонтекстВ России опасно гулять, держась за рукиSueddeutsche Zeitung16.07.2015Геям в Крыму не местоTime17.10.2014Кафкианские черты российской гомофобииThe Daily Beast11.06.2014Россия и яд гомофобииParis Match14.05.2013Вскоре после того, как в 2012 году Путин вступил в должность президента в третий раз, несмотря на самые масштабные акции протеста со времен распада Советского Союза, он начал решительное наступление на российское гражданское общество. ЛГБТ-сообщество стало одной из жертв кампании властей, в рамках которой гомосексуальность называли примером нравственного упадка Запада. Как сообщает организация Freedom House, «закон 2013 года запрещает распространение информации, продвигающей “нетрадиционные сексуальные отношения”, что создает давление на активистов ЛГБТ-сообщества и поощряет жестокие нападения». С тех пор информация о нападках на представителей ЛГБТ-сообщества тщательно документировалась.

В своей статье Баунов пишет о том, что Москва может воспользоваться терактом в Орландо, чтобы наладить отношения с США, «а заодно избавиться от одиозных и опасных черт государственной идеологии». Он объясняет, что этот теракт «мог бы стать хорошим поводом если не осудить прежнюю государственную гомофобную политику, то тихо о ней забыть и прекратить натравливание одних граждан страны на других».

Оппозиционный лидер Алексей Навальный высоко оценил статью Баунова, но отметил, что его предложение не будет воплощено в жизнь. «Публичная и нарочитая гомофобия — единственное, что дает основание Кремлю заявлять о неком российском консерватизме и закате Европы. Больше этот мифический консерватизм ни в чем не проявляется».

Если Кремль захочет изменить свою политику в отношении ЛГБТ-сообщества, «для этого нужно будет принципиально изменить механизм общественной мобилизации», как пишет Навальный. Но у Кремля нет никаких причин делать это. Российское телевидение, контролируемое государством, прилагает массу усилий, чтобы отвлечь российских граждан от реальных проблем, с которыми сталкивается их страна, демонстрируя им фиктивных врагов, которые приходят с Запада и якобы стремятся уничтожить Россию. И представители ЛГБТ сообщества оказались в числе этих самых «врагов». Если бы Кремль захотел изменить свою политику, как пишет Навальный, то на ток-шоу стали бы обсуждать «не бородатую женщину из Австрии, грозящую нам гибелью, а имущество Владимира Ивановича Якунина или Юрия Яковлевича Чайки и способы его заработка». Прежде Навальный уже писал о коррумпированности этих людей.

В России далеко не все верят пропаганде, однако Кремлю удалось добиться ощутимых результатов. Комментируя реакцию России на теракт в Орландо, Алексей Нарышкин, корреспондент «Эхо Москвы», написал: «Какая-то очень странная вещь происходит». Это стандартная практика, пишет он, — нести цветы «в больших количествах» к посольству страны, после того как в ней случается теракт. Но после этой трагедии в США, «цветы у посольства на Новинском бульваре тоже есть, но их меньше. Гораздо меньше, чем обычно. Человеческий механизм сломался». Нарышкин отметил, что, когда к американскому посольству пришли представители ЛГБТ-сообщества, чтобы почтить память жертв теракта в Орландо, они были очень напуганы. Один из них, пишет Нарышкин, даже попросил проводить его до метро — он боялся, что его побьют, «как это обычно бывает». И у него были все причины бояться, потому что собравшиеся гомофобы пожаловались полиции и «сжимали крепко кулаки».

Между тем полиция арестовала пару гомосексуалистов, которым теперь грозит штраф за то, что они зажгли свечку и оставили цветы у здания американского посольства. Их обвиняют в проведении несанкционированной демонстрации. В 2014 году Путин подписал закон, согласно которому «несанкционированные акции протеста» считаются преступлением и могут повлечь за собой штрафы и даже тюремный срок при повторном нарушении закона. Между тем определение «протестной акции» в этом законе весьма туманно.

«Жутко, — заключает Нарышкин, — но получается вот что: европейцам мы по умолчанию сочувствуем, а этих “радужных” нам совсем не жалко — сами виноваты, содомиты заокеанские».

Анна Борщевская — научный сотрудник Вашингтонского института Ближневосточной политики.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru