Понедельник, 25 сентября 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Измерение интернета

08 сентября 2016

Wiener Zeitung, Австрия© РИА Новости, Измерение интернета

Российский интернет на протяжении довольно долгого времени считался последним пристанищем свободы мнений в России. В преддверии парламентских выборов, намеченных на 18-е сентября, Кремль выдвинул ряд инициатив, призванных расширить контроль над интернетом.

08.09.2016214770TweetСимоне Бруннер (Simone Brunner)

Москва — Россия, 2027 год. Страна, которой правит всемогущий государь, и которая окружена «Великой Русской Стеной», отрезана от Запада. Это мрачная версия будущего, которую российский писатель Владимир Сорокин выдвинул в своей книге «День опричника». Однако новая стратегия способствует сближению фикции и реальности, по крайней мере в виртуальном мире: близкие к Кремлю олигархи и чиновники работают над созданием «национального независимого интернета», призванным оградить сеть от внешнего влияния, прежде всего со стороны США.

Интернет, который также зовется Рунетом, долгое время считался последним пристанищем свободы мнений в России. Однако после Арабской революции 2011 года, которая была организована с помощью Twitter и Facebook, а также массовых протестов в России в том же году, Кремль ограничил свободу мнений и в сети. С 2012 года, когда начался третий президентский срок Владимира Путина, интернет-сайты блокировались, были изданы новые законы об интернете. По вопросам цензуры в сети российские власти недавно посоветовались с китайцами: весной 2016 года в Москве состоялась российско-китайская конференция по безопасности в интернете. В числе гостей — Фан Биньсин (Fang Binxing), который считается архитектором китайского фаервола. Согласно заявлению организаторов, на 2016 год запланированы, в том числе, «совместные инициативы на международном уровне».
КонтекстНад свободой интернета сгущаются тучиReflex14.07.2016«Маски-шоу» для интернет-диссидентовRUE8910.06.2016Что скрывают интернет-гиганты?Haaretz19.05.2016
Между тем крестовый поход против Рунета продолжается. В конце июня российский парламент принял так называемый антитеррористический закон, который предусматривает значительное расширение контроля над интернетом. Согласно закону, российские мобильные операторы должны впредь хранить данные своих пользователей в течение шести месяцев, а метаданные — даже три года. Тому, кто в социальных СМИ «призывает к экстремизму» или даже «оправдывает» [его] — очень растяжимое в российской практике понятие — может грозить в будущем до семи лет заключения. Российская интернет-платформа «Медуза» характеризует пакет закона как «один из самых репрессивных в постсоветской истории» страны.

То, что российское руководство планирует делать ставку на хранение личных данных пользователей по трафику, стало предметом резкой критики со стороны экспертов. Как заметил в беседе с Bloomberg Леонид Волков, IT-специалист, критически настроенный в отношении Кремля, закон не поможет в борьбе с терроризмом, наоборот, он приведет «к увеличению стога сена, в котором ищут иголку». По словам российского журналиста Андрея Солдатова, Россия просто не располагает ни программным обеспечением, ни достаточными ресурсами в плане персонала, необходимыми для обработки такого количества данных.

Вообще, при президенте Владимире Путине репрессии против медиа приобрели широкий размах. Совсем недавно под давлением властей сменилось руководство редакции авторитетного онлайн-издания РБК. Однако в деле цензуры в сети Кремлю приходится сложнее, чем с телеканалами или газетами: если до сих пор было достаточно давить на СМИ, то в интернете такое не срабатывает. Лучший пример — ВКонтакте, российский аналог Facebook: после того как основатель ВКонтакте Павел Дуров отказался предоставить российской спецслужбе личные данные пользователей, давление на него так усилилось, что ему пришлось покинуть страну.

Впрочем, это не помешало пользователям соцсети и в дальнейшем размещать на портале пикантную информацию, например, селфи солдат из Восточной Украины. «Он (Путин — прим.) привык оказывать давление на иерархии и организации через их руководителей, — пишут упомянутый выше журналист Солдатов и его коллега Ирина Бороган в своей книге «Красная сеть. Российские цифровые диктаторы против сетевых революционеров». — Но у соцсетей нет руководства, они устроены горизонтально».

Поэтому «интернет-революционеры» вновь и вновь находили пути, позволяющие обойти ограничения и открыть доступ к заблокированным страницам. Вдобавок, с осени действует закон, который обязывает иностранные интернет-компании создавать свои серверы на территории России. Хотя власти говорят, что таким образом защищают данные российских граждан от посягательств АНБ, — разоблачитель Эдвард Сноуден (Edward Snowden) с 2013 года находится в изгнании в Москве — наблюдатели отмечают попытку расширить контроль над российскими пользователями. Впрочем, успех скромный: три интернет-гиганта — Google, Facebook и Twitter — по сей день сопротивляются закону о серверах. В конце концов, срок, истекший в сентябре 2015 года, продлили до начала 2016 года. Но до сих пор ничего не произошло.

«Настоящее России можно описать только средствами сатиры», — сказал Сорокин о своих романах-антиутопиях. Мы еще увидим, в какой степени «Великая Русская Стена» станет реальностью, по крайней мере в виртуальном мире.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru