Воскресенье, 17 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

«Хороший мальчик» показал «козу»

29 июня 2016

Конкурсная программа «Кинотавра» взяла отличный старт: первый же фильм — «Хороший мальчик» Оксаны Карас — был встречен овациями и криками «браво». Кроме того, картина еще и была презентована Михаилом Ефремовым при помощи нецензурного стихотворения Дмитрия Быкова про водку и закуску. Закончилась вступительная часть истошным криком Михаила Олеговича «Панк жив!», который сопровождался демонстрацией рокерской «козы».

Что же касается непосредственно картины, то она полностью оправдала кредит доверия, выданный благодаря лихому конферансу. Это история взросления школьника, уместившаяся всего в одну неделю, — своего рода возрождение подзабытого российскими авторами жанра «фильма для детей и юношества».

За несколько дней Коля Смирнов успевает влюбиться (и даже с некоторой взаимностью) в учительницу английского, подружиться с директором школы, обаять его дочку и несколько раз вывернуться из ситуаций, угрожающих если не жизни, то уж точно здоровью.

Впрочем, дело, разумеется, не в сюжете, а в деталях: чуть приглушенные цвета, внезапная (и кажется, первая в новом русском кино) цитата-оммаж «Курьеру» Карена Шахназарова, отличные диалоги. Наконец, неожиданные роли Константина Хабенского (усатый папа-невротик), Александра Паля (тоже усатый молчаливый учитель информатики) и Михаила Ефремова (директор школы, бабник и игроман). Ну и главная звезда фильма — исполнитель главной роли 16-летний Семен Трескунов, который после «Призрака» и «Хорошего мальчика» метит в ряд ключевых актеров поколения.


«Ленинград», «Петербург», «Кинотавр»

Дневник «Кинотавра»: Михаил Ефремов в панаме, Рената Литвинова ищет бриллианты, Сергей Шакуров рассказал анекдот про Брежнева, а церемония открытия… →

31

Единственный вопрос, как водится, в том, почему таких фильмов в России выходит так мало, и на него фестиваль тоже предложил своеобразный ответ. Председатель жюри короткометражного конкурса Андрей Першин (он же — режиссер «Горько!» Жора Крыжовников) провел мастер-класс «Комедия положений и комедия характеров. Приемы советских мастеров». За час Першин подробным образом разобрал механизмы, или «движки», используемые в «Афоне», «Бриллиантовой руке» и «Служебном романе», а главное — в очередной раз продемонстрировал, что его собственный успех основан на кропотливом и тщательном анализе киноклассики, а не только на одном вдохновении. Собственно, исключительно такой подход, очевидно, и может привести к появлению в России функционирующей киноиндустрии.

То, что происходит у нас взамен этого, можно было увидеть еще на двух конкурсных показах — документальном «Годе литературы» Ольги Столповской и «Враче», который стал режиссерским дебютом Гоши Куценко. Это очень разные картины: первая — про то, как сносят загородный дом писателя Александра Снегирева, вторая — о нескольких днях из жизни провинциального нейрохирурга, мечущегося между несколькими женщинами. Однако, несмотря на разницу сюжетов и техник, проблема у обеих картин одна и та же.

kutsenko.ru

Кадр из фильма «Врач» (2016)

Российские авторы — особенно начинающие — имеют привычку пытаться сказать своими фильмами что-то важное.

Примерно об этом стремлении, кстати, говорил со сцены и режиссер-дебютант Куценко. Однако они забывают, что кино — это не газетная статья и вообще не литература. «Врач» вполне мог бы состояться, будь он немного отредактирован на этапе сценария и поставлен не в духе сериалов канала «Россия». «Году литературы» тоже не хватает какой-то чисто кинематографической яркости, центростремительной силы, а проще говоря — художественности. Именно поэтому на круг лучшим оказывается «Хороший мальчик», в котором нет назойливого метафизического замаха, зато есть танцы, шутки, отличные актеры, красивая панорама Москвы — в общем, все то, зачем люди обычно и смотрят кино.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru