Вторник, 13 ноября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Если бы я был султан

20 июля 2016

Спектр, Латвия© AP Photo, Petros GiannakourisЕсли бы я был султан

Чем грозит обернуться турецкая контрреволюция.

20.07.20165973Tweet Дмитрий Хромаков

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган воспринял неудачу военного переворота как личную победу. «Спектр» уже писал том, что глава государства получил полный карт-бланш и что Европе остается лишь наблюдать за появлением новой тоталитарной державы у своих границ. События последних дней только подтверждают эти предположения. Число задержанных растет, власти всерьез обсуждают возвращение смертной казни, а европейские лидеры грозят ухудшением отношений с ЕС, если наказание для путчистов выйдет за рамки дозволенного. Впрочем, Эрдогана эти предостережения уже не беспокоят.

Государство в государстве

Первые данные об ответных мерах турецких властей появились спустя всего несколько часов после того, как утром 16 июля им удалось нормализовать ситуацию. Уже в субботу были задержаны почти три тысячи военнослужащих и еще столько же судей. В понедельник Reuters узнал об увольнении из полиции 8 тысяч сотрудников по всей стране.

По меньшей мере 27 высокопоставленных офицеров обвинили в государственной измене как основных зачинщиков переворота, среди них — командующий 2-й армией Адем Худути и командующий 3-й армией Эрдал Озтюрк.  Взяты под стражу даже два летчика, сбившие в ноябре 2015 года российский Су-24.

Центром сосредоточения путчистов в Анкаре считают военно-воздушные силы. В частности, турецкие СМИ называли руководителем восстания бывшего командующего ВВС Акина Озтюрка. В воскресенье телевидение показало арестованных генералов в момент, когда их ведут на допрос. У каждого из них на лице следы побоев, у некоторых, очевидно, травмы черепа.

Впрочем, такое отношение к путчистами мало кого удивляет. Так или иначе на их руках кровь по меньшей мере 290 погибших, из которых свыше ста — солдаты и офицеры, поздним вечером в пятницу получившие приказ захватывать здания и инфраструктурные объекты.

КонтекстТурция Эрдогана — настоящая ТурцияThe National Interest20.07.2016Оно Эрдогану НАТО?Haqqin.az20.07.2016Репрессии Эрдогана могут ослабить ТурциюBloomberg20.07.2016Турецкая оппозиция спасла Эрдогана?Samanews.com19.07.2016Даже главный идейный противник Эрдогана — проповедник Фетхуллах Гюлен, экстрадиции которого из США добивается сегодня Анкара по подозрению в организации переворота, в интервью BBC назвал путч изменой и добавил: «Даже если у руля страны находятся люди, которые хотели бы заменить меня, усмирить меня и подчинить меня словно вампиры-кровососы, то и тогда я не пожелаю избавиться от них недемократическими средствами».

Массовые перестановки в госучреждениях продолжились во вторник. 15 тысяч человек освободили от занимаемых должностей в Министерстве образования, 492 — в Управлении по делам религии, 257 — в бюро премьер— министра и 100 — в спецслужбах. Лицензий на работу лишили 21 тысячу преподавателей частных учебных заведений. Закрыто несколько средств массовой информации.

Все это — часть кампании по борьбе со сторонниками Фетхуллаха Гюлена. Его власти Турции считают вдохновителем попытки военного переворота. Они утверждают о созданном в стране «параллельном государстве», то есть о тысячах военнослужащих, депутатов и сотрудников гражданских ведомств, лояльных проживающему в США богослову.

Взгляд со стороны

После путча Реджеп Тайип Эрдоган немедленно объявил о том, что парламент страны рассмотрит возможность возвращения к смертной казни для наказания виновных. Эту норму Анкара исключила из законодательства в 2004 году в рамках подготовки к вступлению в Европейский союз. При этом последний раз она применялась в 1984-м.

Общественное одобрение этим мерам президент уже получил, учитывая число людей, в ночь на субботу вышедших его защищать на улицы. В тот день в социальных сетях показали фотографии, на которых сторонники Эрдогана — без всякой команды со стороны государства — бьют ремнем солдат, сдавшихся на мосту через Босфор. Теперь они требуют не просто выпороть, а повесить мятежников.

В Европейском союзе, хотя и поддержали нынешнее правительство во время путча, предостерегли от возможных перегибов в выборе ответных мер. Особенно европейцев возмутил вопрос смертной казни.

«Германия и ЕС занимают ясную позицию: мы категорически против смертной казни. Введение смертной казни в Турции будет означать для страны конец переговоров о вступлении в Европейский союз», — заявил пресс-секретарь канцлера ФРГ Штеффен Зейберт. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини напомнила, что обязательным условием членства в Совете Европы является мораторий на смертную казнь или ее полная отмена. К тому же Анкара подписала Европейскую конвенцию по правам человека, которая предусматривает отказ от смертной казни в мирное время.

Озабоченность в Брюсселе вызывают и масштабы репрессий. Еврокомиссар Йоханнес Хан, отвечающий за переговоры о расширении ЕС, полагает, что скорость принятия решений о задержаниях тех или иных лиц указывает на то, что списки были подготовлены заранее. «Я очень обеспокоен. Это ровно то, чего мы боялись», — отметил он.

В свою очередь, американцы посоветовали Эрдогану не ждать поспешной выдачи Фетхуллаха Гюлена. «Есть формальная процедура экстрадиции. Турция должна передать доказательства, а не предположения», — сказал в понедельник в Брюсселе госсекретарь США Джон Керри.

Так как Гюлен категорически отрицает всякую причастность к попытке госпереворота, у Вашингтона есть основания считать, что тем самым Эрдоган надеется устранить еще одного оппонента.

© AP Photo, Selahattin SeviИсламский богослов Фетхуллах Гюлен

Около десяти лет Фетхуллах Гюлен был близким союзником Эрдогана и помогал ему закрепить власть Партии справедливости и развития в борьбе со сторонниками секуляризма, в первую очередь среди военных. Однако в 2013 году растущая политическая конкуренция сделал их фактически врагами. Позднее стамбульский суд выдал ордер на арест богослова, а многие связанные с ним организации регулярно подвергались преследованию со стороны правоохранительных органов.

Свой путь

Противостояние светского и религиозного — одна из ключевых линий разделения в турецком обществе. Создатель современной Турции, ее первый президент Мустафа Кемаль Ататюрк сделал светскость базовым принципом республики, основанной на руинах Османской империи. И армия всегда была защитником этого принципа.

Последний удачный военный переворот, произошедший в стране в 1997 году, был направлен именно против исламистского правительства Неджметтина Эрбакана. Его Партия благоденствия (ПБ) была запрещена как угрожающая секулярному устройству государства, а Эрдогана, работавшего тогда мэром Стамбула, осудили на 4 месяца за разжигание межнациональной розни.

В 2001 году Реджеп Тайип Эрдоган вместе с умеренными членами ПБ создал Партию справедливости и развития, которая уже через год на выборах получила абсолютное большинство в парламенте. За пятнадцать лет властям удалось серьезно ограничить власть армии, многие из несогласных при этом оказались на решеткой.

Как писал журналист Константин Эггерт, в противостоянии с военными союзником Эрдогана был и Европейский союз. Там считали это частью процесса демократизации, а в действительности поддерживали разрушение силы, которая на Ближнем Востоке всегда оставалась важным стабилизирующим элементом в политике.

Сегодняшние европейские призывы к Эрдогану успокоиться и не переходить на открытый террор в адрес оппонентов вряд ли будут услышаны адресатом. В Анкаре давно поняли, что статус кандидата в члены ЕС, похоже, стал постоянным. Фактически переговоры о вступлении идут более 50 лет: Турция с 1964 года является ассоциированным членом Европейского экономического сообщества — предшественника ЕС.

Для нынешней турецкой элиты Европейский союз не является ни целью, к которой хочется стремиться, ни ориентиром, на которой нужно равняться. В ответ на новые требования внести изменения в турецкое законодательство Эрдоган уже неоднократно говорил, обращаясь к ЕС: «Мы пойдем своим путем, вы — своим». Тем более что еще полтора года назад только 28% турецких граждан поддерживали присоединение к Европейскому Союзу (в 2005 году таких было 62%).

Ультимативные высказывания европейцев поставили Эрдогана перед выбором: сохранить хорошие отношения с ЕС с такими же смутными перспективами членства как и ранее или укрепить свою власть для небывалого для правителей постосманской Турции уровня. Судя по последним решениям Анкары, президент предпочел вернуться во времена султанов Блистательной Порты, которые ко всему прочему именовали себя »наследниками пророка» и «предводителями правоверных».

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru