Вторник, 20 ноября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Эрдоган после путча: вина вменяется США

21 июля 2016

Literární noviny, Чехия© AP Photo, Murat Cetinmuhurdar, Presidential Press Service, Pool via APЭрдоган после путча: вина вменяется СШАПопытка переворота в Турции

21.07.2016063TweetТереза Спенцерова (Tereza Spencerová)

Попытка путча в Турции, будь он настоящий или инсценированный, вернула деятельного и, несомненно, харизматичного «султана» Эрдогана в седло, хотя бы на какое-то время «стабилизировала» ситуацию в стране и к тому же несколько изменила турецкие политические азимуты.

В интернете без труда можно найти «параметры», по которым якобы очень легко можно узнать, является ли то или иное событие настоящим, или же оно было всего лишь операцией «под фальшивым флагом». Попытка военного переворота в Турции соответствует большинству условий этой оценки, тем более что, по доступным данным, два путчистских истребителя приблизились к президентскому самолету Эрдогана и все равно не открыли огонь… Но даже если бы путч действительно был фальшивой операцией, вокруг него разворачивается реальная геополитическая игра с возможными далекоидущими последствиями. И центральной фигурой является бывший исламистский спутник, а сегодня главный внутренний, вернее изгнанный, враг Эрдогана — Фетхуллах Гюлен (Fathulláh Gülen).

Именно на него Анкара возложила вину всего через час после того, как мир облетели новости о начале путча. Гюлен отверг все обвинения и намекнул, что переворот инсценировал сам Реджеп Эрдоган, но шестеренки событий уже пришли в движение. Государственное агентство Anadolu приписала организацию путча полковнику Муххарему Кесе (Muharrem Kösem), которого без почестей спровадили из армии в 2006 году из-за связей с нелегальной организацией Гюлена «Хизмет». А мэр Анкары и близкий соратник Эрдогана Ибрагим Мелих Гечкек (Melih Gokcek) даже связал путчистов с прошлогодним инцидентом, когда был сбит российский истребитель. «Именно „параллельное государство“ испортило наши отношения с Россией, — заявил мэр. — Это был инцидент, в котором участвовал один из пилотов этой структуры, сто процентов говорю. Он был одним из участников путча. До сегодняшнего дня мы это не озвучивали, держали в себе. Но я, Мелих Гекчек, говорю, что наши с Россией отношения испортили эти негодяи». Министр труда Сулейман Сойлу (Sulejman Soylu) тоже разделяет это мнение и напрямую обвиняет в организации путча Соединенные Штаты: «Они стоят за этим. Некоторые газеты, которые там выходят, вот уже несколько месяцев рассуждают об этом. На протяжении многих месяцев мы направляем в США запросы о выдаче Гюлена. Соединенные Штаты обязанные его выдать». Вскоре с подобным требованием перед сотнями своих сторонников выступил и сам Эрдоган: «Я говорю, что если мы являемся стратегическими партнерами, то вы должны удовлетворить наше требование», — возмущался в адрес Обамы Эрдоган, в планах которого, судя по всему, призвать весь Запад, чтобы он выдал Турции (где при молчаливом согласии ЕС и НАТО за 24 часа было арестовано более шести тысяч «путчистов», включая без малого три тысячи судей, что практически истребило независимую юстицию) всех сторонников Гюлена в изгнании. Но, как подчеркивает агентство АР со ссылкой на турецкие источники, официальное требование об экстрадиции Гюлена ни Соединенным Штатам, ни западным странам Турция никогда не передавала, из чего следует, что теперь «размахивание» Гюленом должно помочь Эрдогану лишь снова обеспечить недоступного, а значит, годного к «постоянному использованию» козла отпущения для укрепления собственной власти.

Игры с Гюленом

Но, с другой стороны, правда в том, что официальные требования о выдаче Гюлена, судя по всему, не имеют никакого значения. Исламский проповедник Фетхуллах Гюлен, вокруг которого накопилась масса вопросов, бежал из Турции в 1998 году, когда спецслужбы начали проверять его организацию. А она, по мнению Анкары, глубоко проникла в силы безопасности страны, армии и юстиции. Через десять лет Гюлен получил в США зеленую карту, якобы благодаря ходатайству некоторых высокопоставленных сотрудников ЦРУ, и поселился в шикарной резиденции в Сэйлорсбурге, штат Пенсильвания. По воспоминаниям бывшего начальника турецких спецслужб сеть мечетей и религиозных школ Гюлена, пропагандирующих политический ислам, в обмен на убежище служат прикрытием для операций ЦРУ в постсоветских республиках Центральной Азии. «Школы» Гюлена запрещены в Узбекистане и России, но, например, грузинские СМИ в связи с нынешним военным путчем в Турции констатируют, что в Грузии на деньги Гюлена работает 14 «учебных заведений», причем во главе одного из них, Грузинского университета, якобы стоит мать бывшего лидера цветной революции, президента, а ныне губернатора украинской Одессы Михаила Саакашвили.

США «не отвергают полностью» возможности выдать Гюлена, однако требуют предоставить «законные доказательства, которые прошли бы проверку», но эта формулировка слишком размыта, чтобы такое требование можно было удовлетворить, даже если бы Турция действительно имела и представила доказательства. Тем более что всплывают связи Фетхуллаха Гюлена с потенциальным следующим президентом Америки Хиллари Клинтон…

Сейчас Анкара основывает свои утверждения о причастности США к путчу на том факте, что часть мятежников служила на авиационной базе Инджирлик, где дислоцировано полторы тысячи военнослужащих вооруженных сил США, а их турецкий командующий в воскресенье был арестован за участие в попытке переворота. Кроме того, якобы вскоре после путча командующий запросил убежища в США, но ему было отказано. Эрдоган и его люди, вероятно, исходят из предпосылки, что американцы могли/ должны были знать о готовящемся путче.

Госсекретарь США Джон Керри опроверг любую причастность его страны к путчу и предостерег, что «публичные инсинуации и утверждения о какой-либо роли США в попытке переворота являются ложью и вредят двусторонним отношениям». А в последовавшем интервью для CNN Керри даже заверил, что Вашингтон, которому подчиняются Агентство национальной безопасности, ЦРУ и множество других влиятельных и работающих на международном уровне шпионских организаций, не располагал никакой агентурной информацией о готовящемся путче. Взаимоотношения не улучшил и Барак Обама, который хоть и выразил поддержку Эрдогану, но сделал это в момент, когда уже было ясно, что путч подавлен…

Можно констатировать, что имидж США на Ближнем Востоке вообще «не из лучших», и любой региональный политик, который хочет продемонстрировать своему народу решимость и независимость, теперь осмеливается облаивать Вашингтон. Поэтому словесными выпадами против США Реджеп Эрдоган не делает «ничего особенного» для этого региона. Но, с другой стороны, похоже, что неуверенная реакция, скажем, Североатлантического альянса на попытку переворота в одном из своих членов может говорить о том, что НАТО раздумывает, что делать дальше. Другими словами, может ли номинально «демократический» альянс и впредь позволять себе роскошь закрывать глаза на трансформацию Турции в исламское авторитарное государство, которое после путча даже планирует вернуть смертную казнь. Или альянс обдумывает то, насколько серьезно свое членство вообще воспринимает сама Турция? Нет ли тут очередного «шантажистского хода», от которого непредсказуемый Эрдоган будет готов отказаться в обмен на какие-нибудь «дары» с Запада? Или он уже просто решил, что станет султаном к концу текущего года, и рядом с царем ему будет лучше (и баста)?

Ближе к России?

Пока Эрдоган заставляет Запад раздумывать над своими последующими шагами, с уверенностью можно сказать, что путч случился вскоре после нормализации отношений Турции и России в период, когда несколько игроков меняет свое отношение к войне в Сирии. Турция всегда играла одну из ключевых ролей в американской ближневосточной политике, но за последние несколько недель от этой политики остались лишь руины. Вкратце: сближение Анкары с Москвой на практике укрепляет российскую позицию в Сирии, общий взгляд Дамаска и Анкары на курдов перечеркивает «план Б» по «федерализации» (читай балканизации) Сирии, перечеркивает американские планы на постоянное присутствие НАТО в Черном море, потому что без Турции и такой же несговорчивой Болгарии эти планы реализовать невозможно, перечеркивает и потенциально американскую «войну с ИГИЛ» (террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.), потому что она очень зависит от авиабазы в Инджирлике. Последняя договоренность между США и Россией о координации действий в Сирии вдруг оказывается менее интересной, чем могла бы быть для Вашингтона, если бы он постоянно ее не откладывал, еще месяц назад.

Россия, которая набирает очки у авторитарных режимов Ближнего Востока тем, что не читает им нотаций о правах человека и никому не навязывает «демократию», отреагировала на новости о путче сдержанно, однако в некоторых комментариях говорится, что все равно в России Эрдогана считают, при всей его непредсказуемости, более понятным, чем каких-то генералов, которые могли бы прийти к власти. Российский консервативный идеолог Александр Дугин на конференции в Анкаре еще за день до путча предсказывал, что Россия и Турция в будущем еще больше сблизятся, и это мнение звучит в российских СМИ даже после путча, как и то, что теперь Эрдоган будет смотреть на Соединенные Штаты с недоверием.

Так или иначе ситуация в самой Турции после путча и массовых арестов путчистов из рядов вооруженных сил и юстиции (что касается судей, то создается впечатление, что их списки были составлены заранее) по-своему стабилизируется. В 2014 году на выборах Эрдоган получил 51% голосов, а теперь к правительству из-за неприятия путчистов примкнули и сторонники секуляризма и дела Ататюрка, и крайне правые националисты. На столь массовую поддержку так просто нельзя закрыть глаза. И если Джон Керри «посоветовал» Эрдогану не использовать путч для укрепления своей власти, то, по данным MEE, Эрдоган уже побеседовал с Путиным по телефону, заручившись у него поддержкой для своего «избранного правительства», и договорился о личной встрече, запланированной на начало августа.

Несмотря на то, что турецкое правительство направило в Стамбул спецподразделения, Эрдоган призвал своих верных сторонников оставаться на улицах и «защищать государство» от возможного нового путча. Однако все это стоит воспринимать, скорее, как попытку показать, что «народ» сам подавит любое сопротивление правительству, так что любой, кто осмелится не согласиться с узурпированием Эрдоганом власти, будет просто назван путчистом, и «улица», которую порой не отличить от ИГИЛ, с ним жестоко расправится. Армия же, после очередных чисток, как источник возможного сопротивления в обозримом будущем, скорее всего, будет оставаться вне игры…

Попытка путча в Турции, будь он настоящий или инсценированный, вернула деятельного и, несомненно, харизматичного «султана» Эрдогана в седло, хотя бы на какое-то время «стабилизировала» ситуацию в стране, хотя эта стабильность основана на страхе, и к тому же несколько изменила турецкие политические азимуты. Теперь, похоже, Турция начинает постепенно отворачиваться от Запада на Восток. Но вопросов все равно остается масса.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru