Среда, 22 ноября 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Дальнейшие шаги России в Сирии: проигнорировать, пойти на эскалацию, отвлечь внимание, ослабить напряженность?

11 апреля 2017

The National Interest, США© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанкДальнейшие шаги России в Сирии: проигнорировать, пойти на эскалацию, отвлечь внимание, ослабить напряженность?Трамп бьет по Сирии

Москва ввела свои войска в Сирию, бросив вызов Обаме. Но Трамп ведет иную игру.

11.04.201710819898TweetПитер Доран (Peter B. Doran)

В искусстве управления государством есть одно золотое правило: не блефовать. И есть второе золотое правило: быть готовым, когда тебе бросают вызов. Барак Обама, а теперь и Владимир Путин столкнулись с этими правилами в Сирии. Нанесенный на прошлой неделе по Сирии ракетный удар был не просто демонстрацией американской боевой мощи. Он поставил с ног на голову всю логику путинской военной авантюры в этой стране. В мгновение ока все расчеты России на Ближнем Востоке из выигрышных превратились в проигрышные. Из-за этого ракетного удара Путин оказался на краю высокого обрыва. И спуститься вниз ему будет очень сложно.

В 2012 году бывший президент Барак Обама задал весьма сомнительные для сверхдержавы стандарты блефа, проведя свои печально известные «красные линии» в связи с применением химического оружия в Сирии. На самом деле, никаких линий не было. Когда сирийский диктатор Башар аль-Асад разгадал этот блеф, он наглядно показал, что американские угрозы отдают фальшью. Вот почему блеф — это плохой выбор для президента. Президент Теодор Рузвельт объяснил это более 100 лет назад: «Когда я не могу сдержать слово, я никогда не буду блефовать. Грозить и сотрясать воздух, а потом не выполнить свои обещания — что может быть хуже?»

Не сумев осуществить свои угрозы, Обама показал, что вокруг Сирии формируется вакуум власти, который впоследствии заполнил Путин. В отсутствие США Кремль может хвастаться своим статусом великой державы и выступать в Сирии в роли верховного судьи, поддерживая Асада и показывая всему миру, что Вашингтон болтает, а Москва действует. Это тоже блеф, так как Кремль просто воспользовался брешью в «красной линии» Обамы. У Москвы никогда не было намерений идти на риск прямого военного конфликта с Вашингтоном на Ближнем Востоке из-за Асада.

Вначале разорванная «красная линия» была для России обманчиво привлекательной. Американцы оказались на задворках, и Россия могла взбираться по лестнице военной эскалации на Ближнем Востоке довольно легко, с низкой степенью риска и ущерба своим интересам. Были и другие дополнительные преимущества. В Сирии у России появилась возможность испытать в деле свое высокотехнологичное оружие и боевую технику нового поколения, продемонстрировав успехи продолжающейся модернизации в армии. Со временем американцев можно было заманить и привлечь к некоей форме официального сотрудничества с Россией в борьбе против ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) Это могло заставить американцев пусть с неохотой, но признать, что у Асада есть будущее. А в лучшем случае сотрудничество в борьбе против ИГИЛ могло заставить Вашингтон отказаться от своих целей на Украине. Согласно сценарию международных авантюр, Сирия была со всех сторон выигрышным вариантом.

КонтекстВойна с Россией как последствие действий США в СирииThe Washington Post11.04.2017Почему русские не сбили «Томагавки»?ИноСМИ10.04.2017
Правда, эта страна никогда не являлась для России главной ставкой. Основные стратегические интересы России всегда находились и будут находиться на европейском театре. Здесь российские руководители давно уже считают, что система европейской безопасности под американским руководством неестественна, несправедлива и отстала от времени. Именно в Европе Россия видит главный вектор американской угрозы — ведь США «взяли в кольцо осады» Североатлантический альянс. И именно в Европе Кремль стремится вернуть старые порядки, отменив ту систему, которая сложилась после холодной войны. Главная цель России заключается в следующем: заставить Запад согласиться с тем, что у Москвы есть привилегированные сферы влияния. Эти сферы точно не установлены, но по мнению Кремля, они существуют в геополитическом чистилище где-то между Берлином и Москвой. Именно в Европе, а не в Сирии российские лидеры готовы пойти на эскалацию и разжигание конфликта — и воевать в случае необходимости.

Беда маленьких стран заключается в том, что они могут втянуть великую державу в войну, которая ей не нужна, и в которой она не победит. Применив химическое оружие против гражданского населения (возможно, при содействии или с молчаливого согласия России), Асад в очередной раз нарушил хваленые американские «красные линии». Но на сей раз президент Дональд Трамп отреагировал, причем очень действенно. Это была встречная демонстрация и отказ от привычной манеры поведения США. Обстрел асадовской авиабазы Шайрат показал, что Трамп готов применять силу в Сирии. Он также подал сигнал о том, что теперь России будет очень нелегко на Ближнем Востоке.

Американцы своим ракетным ударом выбили эскалационную лестницу из-под ног у России. Из-за этого Москва повисла на очень высоком и чрезвычайно опасном обрыве. Теперь она находится в проигрышной ситуации. Малозатратные и не очень опасные ставки в Сирии внезапно стали чрезвычайно рискованными и дорогостоящими. У Путина мало хороших вариантов действий. Собственно говоря, их — всего четыре.

Вариант первый. Игнорировать проблему. Ничего не делать — это тоже вариант. Но в этом случае резко ослабнет авторитет России и уровень доверия к ней со стороны Сирии, Ирана, Китая и ближневосточных стран. Вот почему блефовать не стоит. Еще один недостаток варианта с игнорированием проблемы — это неловкое положение и позор внутри страны. Это может стать серьезным ударом по внутриполитическому авторитету Путина. Утратить авторитет и вес в глазах иностранных клиентов, неспокойных противников, российского народа, а тем более со стороны центров власти — это для Путина опрометчиво и даже опасно.

Вариант второй. Эскалация. Если не можешь слезть вниз, продолжай взбираться наверх. Эскалация — это самый негативный вариант для Москвы, так как он подводит ее вплотную к серьезному конфликту с Соединенными Штатами. Российская военная доктрина стремится избежать такого исхода всеми возможными средствами. К сожалению, шансов на возникновение никому не нужной войны больше всего на верхних ступенях эскалационной лестницы. И именно там в настоящее время находится Путин. Первой реакцией Кремля на ракетный удар стала своеобразная дипломатия канонерок в Средиземноморье, а это намек на эскалацию. Однако экономика России не готова к большой войне. Программа военной модернизации там не завершена. Эскалация может плохо закончиться для Путина.

Вариант третий. Отвлечь внимание. Это что-то среднее между игнорированием и эскалацией, и такой вариант возможен в самых разных формах. Для России крайне важно отвлечь мировое внимание от Сирии, сосредоточив его на какой-то другой проблеме. Прежде всего на ум приходит активизация конфликта на востоке Украины или проверка на прочность натовской обороны в Прибалтике или на Черном море. Недостаток варианта с отвлечением внимания состоит в том, что здесь присутствуют издержки как от первого, так и от второго варианта. Отвлекая внимание, Путин ни в коем случае не решит проблему собственного авторитета в Сирии, и не устранит опасность масштабного конфликта с Западом.

Вариант четвертый. Разрядка напряженности. Снятие напряженности в отношениях с США — это явно лучший путь для России. Это уменьшает шансы на возникновение ненужного конфликта. А на смену давним представлениям о слабости Кремля придет восхищение его государственной мудростью. Ссора и последующее примирение России с Турцией из-за сбитого в 2015 году самолета является примером такой разрядки. После формального нагнетания военной истерии Москва начала договариваться. Разрядка — это спасательный круг, потому что все благополучно отойдут от края пропасти. Но этот вариант ни в коем случае не следует путать с нормализацией. Разрядка — это лишь первый шаг. А нормализация наступает позднее.

Когда развеется дым, не должно оставаться никаких сомнений в том, что американский ракетный удар против Сирии — это взвешенный, важный и необходимый шаг. Все указывает на то, что команда национальной безопасности Трампа сделала свою работу исключительно хорошо. Это дополнительный бонус, так как эта команда пока очень молода. Контрмеры Трампа в Сирии также показывают, почему демократиям очень выгодно регулярно менять своих руководителей, и почему отказ диктаторов уходить со своих постов пагубно сказывается на их странах. Когда авторитарное государство идет на опасную эскалацию, как это случилось в Сирии, ему очень трудно снижать напряженность после изменения ситуации. Теперь следующий шаг за Путиным. Будем надеяться, что он отдаст предпочтение спасательному кругу.

Питер Доран — исполнительный вице-президент Центра анализа европейской политики (Center for European Policy Analysis). Он пишет об оружии, нефти и свободе.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru