Четверг, 20 сентября 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Бойцы-иностранцы — ахиллесова пята ИГИЛ

16 сентября 2016

Jyllands-Posten, Дания© AP Photo, Khalid Mohammed, FileБойцы-иностранцы — ахиллесова пята ИГИЛ

Презрение европейских исламистов к местным культурам и традициям в сочетании с раздражением местных боевиков из-за привилегированного положения коллег из других стран могут означать, что халифат воспринимается как оккупация, а иностранцы выступают в роли колонизаторов.

16.09.201654759TweetМайя Тоузари Гринвуд (Maja Touzari Greenwood)

По оценкам, иностранные бойцы «Исламского государства» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. пер.) настолько влиятельны, что американский госсекретарь Джон Керри (John Kerry) в 2014 году заявил, что остановить приток иностранцев в организацию важнее, чем атаковать базы ИГИЛ. В результате Совет Безопасности ООН принял резолюцию, требующую, чтобы его члены не позволяли гражданам своих стран становиться боевиками и ехать на войну.

Однако большое количество иностранцев — потенциальная ахиллесова пята ИГИЛ. Презрение европейских исламистов к местным культурам и традициям в сочетании с раздражением местных боевиков из-за привилегированного положения коллег из других стран могут означать, что халифат воспринимается как оккупация, а иностранцы выступают в роли колонизаторов.

Пехота и командиры средней руки

Судя по всему, «Исламское государство» принимает любого иностранца, включая тех, кто не говорит по-арабски, не разбирается в теологии и не проходил военных тренировок. Грубо говоря, можно просто прийти и попросить у ИГИЛ оружие. Доля иностранцев в войсках ИГИЛ составляет, по разным оценкам, от 15 до 80%, но скорее всего их примерно половина от общего числа бойцов.

Некоторые занимают высокие руководящие посты, как, например, покойный чеченец Абу Умар аш-Шишани (настоящее имя — Тархан Батирашвили, прим. пер.), но большинство либо командиры средней руки, либо простая пехота. Именно иностранцы прославились как самые жестокие участники движения, они же выступают в роли палачей в ужасающих пропагандистских видео. Боевики из Европы — «иностранцы премиум-класса», чья задача — проводить мобилизацию и вербовать новобранцев на Западе. Издание Dabiq и другие источники пропаганды во многом ориентированы на европейских исламистов.

«Исламское государство» не признает ничего, кроме халифата, и поэтому не рассматривает конфликт в Сирии как локальную гражданскую войну на ограниченной территории. Для него Сирия — поле боя за намного более значительную цель, расширение халифата. Но, несмотря на это идеологическое сходство, солдаты ИГИЛ из Сирии и Ирака не всегда дружественны по отношению к коллегам иностранного происхождения.

Особые привилегии

С первого дня в ИГИЛ иностранные боевики получают привилегии в качестве компенсации за покинутую ради халифата намного более комфортную жизнь. Им выплачивается повышенная зарплата — не 130, а 200 долларов. Кроме того, они получают дома в лучших районах, как, например, в сирийском Дэйр-эз-Зоре, где их поселили на возвышенностях, чтобы они смотрели на местных жителей сверху вниз.

После того, как ИГИЛ начали преследовать военные неудачи, местные боевики стали жаловаться на несправедливые обвинения со стороны иностранцев, которые, к тому же, не оказывают им достаточной военной поддержки и имеют склонность использовать их как пушечное мясо.
КонтекстСША и Россия — вместе против ИГИЛLa Stampa12.09.201610 новых войн из-за ИГИЛThe Washington Post09.09.2016Только военными действиями ИГИЛ не победитьIsrael Hayom07.09.2016
Результатом напряженности в отношениях между местными и иностранцами уже стали несколько смертей, последние из которых зарегистрированы в феврале, когда голландца, попытавшегося бежать из ИГИЛ, арестовали и забили насмерть. Убийство спровоцировало перестрелку между местными и иностранными боевиками, жертвой которой пал по крайней мере один гражданин Ирака. Как стало известно, «Исламское государство» в результате задержало до 70 голландцев и казнило восьмерых.

Важная дилемма

У иностранцев не складываются отношения не только с другими исламистами, но и с местным населением. Так называемая «моральная полиция» ИГИЛ патрулирует улицы и жестко пресекает любое нарушение строгих правил поведения или внешнего вида, особенно со стороны женщин и стариков.

Один гражданин Мосула в беседе с The Wall Street Journal описал инцидент на городском рынке, когда иностранец отругал пожилого иракца за слишком короткую бороду, что, по его мнению, недопустимо для правоверного мусульманина. Уничижительные слова из уст молодого человека старик счел оскорблением и, к удивлению свидетелей, давно привычных к подобным сценам, ответил на ругань потоком проклятий.

Но еще более удивительным было то, что шесть местных солдат ИГИЛ, наблюдавшие стычку, встали на сторону старика. Они увезли иностранца, надев на него наручники.

Этот инцидент отображает важную для «Исламского государства» дилемму. Они вербуют иностранцев, обещая им привилегированное положение и относительную свободу действий, в том числе в вопросе применения силы. При этом приходится проявлять особую культурную чуткость, чтобы не навлечь на себя ненависть местного населения и сгладить внутренние разногласия между местными и иностранцами, ставящие под угрозу сплоченность всего движения.

Слабая местная поддержка

Возможно, 59 странам антитеррористической коалиции надо лишь проявить терпение и подождать, пока внутренние конфликты раздробят «Исламское государство» и уничтожат и без того слабую поддержку местного населения. Даже у арабской гостеприимности есть границы.

Майя Тоузари Гринвуд — аспирант Датского института международных исследований, занимается религиями и конфликтом на Ближнем Востоке, специализируется на проблеме иностранных боевиков. В основу анализа легла недавно выпущенная Институтом книга «Раскол в глобальном джихаде: борьба ИГИЛ и „Аль-Каиды“».

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru