Понедельник, 16 июля 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Бэннон покинул СНБ США — но победил ли Макмастер?

07 апреля 2017

The New York Times, США© AP Photo, Evan VucciБэннон покинул СНБ США — но победил ли Макмастер?Президент Трамп

06.04.201781837TweetДжонатан Стивенсон (Jonathan Stevenson)

Решение администрации Трампа вывести советника президента США по политическим и стратегическим вопросам Стивена Бэннона (Stephen Bannon) из состава Совета национальной безопасности, а также возможная ссылка заместителя советника президента по национальной безопасности К. Т. Макфарлэнд (K. T. McFarland) в Сингапур в качестве посла США, по всей видимости, указывают на то, что генерал-лейтенант Г. Р. Макмастер (H. R. McMaster), назначенный советником по национальной безопасности, наконец начал понемногу добиваться своего.

 

Но не стоит спешить. Другие сигналы указывают на то, что команда президента Трампа по вопросам национальной безопасности все еще остается как никогда слабой и неработоспособной. И, хотя некоторые поздравляют генерала Макмастера с большой победой, в реальности все обстроит совершенно иначе.

 

По слухам, после того как президент Трамп нанял генерала Макмастера, он предоставил ему полную свободу в вопросе выбора кадров. Тем не менее, г-жа Макфарлэнд, которую генерал Макмастер захотел вывести из состава совета, проработала в нем больше месяца. Более того, в середине марта генерал Макмастер попытался уволить Эзру Коэна-Ватника (Ezra Cohen-Watnick) с поста директора Совета национальной безопасности Белого дома по разведке. Однако г-н Коэн-Ватник, занимавший этот пост со времени, когда Майкл Флинн (Michael Flynn) был советником президента по вопросам национальной безопасности, пожаловался г-ну Бэннону и Джареду Кушнеру (Jared Kushner), которые убедили г-на Трампа оставить его на этой должности.

 

Идея о том, что 30-летний г-н Коэн-Ватник должен занимать пост директора Совета национальной безопасности по разведке — пост, который при администрациях Обамы и других президентов всегда доставался высокопоставленным кадровым офицерам ЦРУ — кажется весьма сомнительной. Более того, решение уволить г-на Коэна-Ватника было в рамках компетенции генерала Макмастера. И приказ г-на Трампа отменить вполне объяснимое и рутинное решение, касавшееся кадров, не только нарушил условия его договора с генералом Макмастером, но и превратил все это в эпизод очевидного обструкционизма со стороны Белого дома.

 

Спустя несколько дней после его восстановления в должности г-н Коэн-Ватник стал одним из трех сотрудников Белого дома, которые подготовили материалы для председателя комитета Палаты представителей Девина Нуньеса (Devin Nunes) о «сопутствующем наблюдении» за представителями предвыборного штаба г-на Трампа, которые г-н Нуньес использовал для того, чтобы отвлечь внимание СМИ и общественности от расследования возможных связей между членами команды г-на Трампа и российским правительством, стремившимся повлиять на исход президентских выборов. Но если немного подумать, становится ясно, насколько неумелой и непродуманной была эта попытка отвлечь внимание: г-н Нуньес заявлял о необходимости получить новую информацию о слежке, чтобы предупредить президента, однако эта самая информация находилась в распоряжении Белого дома и, таким образом, была доступна для г-на Трампа и без вмешательства г-на Нуньеса.

КонтекстСтив Бэннон против папы Франциска?The Washington Post09.02.2017Стив Бэннон, страстный защитник свободыBreitbart16.11.2016

Таким образом, г-н Коэн-Ватник способствовал решению этого вопроса в интересах администрации и вопреки интересам Конгресса в расследовании вмешательства России. Если бы Совет национальной безопасности функционировал как положено, такого не случилось бы. Можно сделать вполне обоснованный вывод о том, что г-н Трамп хотел сохранить сговорчивого союзника в качестве главного посредника между Белым домом и разведывательным сообществом. Чтобы устроить отмену приказа генерала Макмастера об увольнении г-на Коэна-Ватника, г-ну Бэннону не нужно было занимать официальный пост в Совете национальной безопасности. У другого покровителя г-на Коэна-Ватника — г-на Кушнера — тоже не было такого поста. Даже с учетом того, что г-н Бэннон больше не входит в состав узкого комитета, он сможет манипулировать Советом национальной безопасности через г-на Трампа, который, вероятнее всего, воспринимает этот совет как некую частную корпорацию, призванную транслировать исполнительные акты, сформулированные представителями его ближайшего окружения. В настоящий момент генерал Макмастер, очевидно, не входит в состав ближайшего окружения г-на Трампа.

 

Хотя некоторые, возможно, сочтут ситуацию с г-ном Коэном-Ватником неким отклонением, фактические результаты работы Совета национальной безопасности довольно трудно игнорировать. Межведомственная координация — основная функция совета — оставляет желать лучшего.

 

В ходе своего первого официального визита в Пекин госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex W. Tillerson) беззаботно разбрасывался такими модными сейчас формулировками, как «взаимовыгодные решения» и «взаимоуважение», описывая отношения между США и Китаем. Такие формулировки, по всей видимости, стали сигналом капитуляции США перед геополитической позицией Китая, решительно настроенного закрепить за собой определенную сферу влияния. Это стало очередным примером в серии сбивающих с толку изменений в тоне и содержании высказываний со стороны Вашингтона. Мэтт Поттингер (Matt Pottinger), директор азиатской программы в Совете национальной безопасности, написал служебную записку, в которой он попытался предостеречь от использования подобных формулировок. Тот факт, что никто, по всей видимости, не обратил внимания на его предупреждение, указывает на то, насколько незначительна роль этого совета в Белом доме Трампа.

 

На этой неделе, в ходе визита президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси (Abdel Fattah el-Sisi) в Белый дом, г-н Трамп принялся расхваливать его жестокий авторитарный режим, высоко оценив его «фантастическую работу». Такая демонстрация теплых чувств укрепила надежды Каира на то, что США внесут египетское «Мусульманское братство» — довольно мощную политическую силу в стране — в список террористических организаций. Хотя г-н Флинн мог бы поддержать такое решение, гораздо более прагматичный генерал Макмастер не готов демонизировать исламистов и, возможно, не поддержит внесение их в список террористов. Его неспособность повлиять на ситуацию показывает, насколько далеко он находится от круга доверенных лиц г-на Трампа.

 

Далее. Во вторник, 4 апреля, г-н Трамп выступил с довольно вялым осуждающим заявлением, в котором он выразил свое неодобрение в связи с тем, что режим сирийского президента Башара аль-Асада применил химическое оружие, в результате чего погибло более 100 человек. В своем заявлении он не предложил никакого четкого решения, а пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) намекнул на то, что было бы «глупо» призывать к смене режима в отсутствие каких-либо альтернатив. На следующий день, в ходе экстренного заседания Совбеза ООН, Никки Хейли (Nikki Haley), посол США в ООН, озвучила совершенно иную позицию, осудив режим и заявив о том, что США следует действовать в одностороннем порядке в том случае, если Совбез ООН не сможет предложить эффективные меры. (После этого г-н Трамп попытался внести коррективы в свои собственные высказывания, отметив, что его отношение к Сирии «очень сильно изменилось».)

 

В каждом из этих случаев заявленная позиция одного представителя структур обеспечения национальной безопасности не согласовывалась с позицией другого. Одна из ключевых задач Совета национальной безопасности заключается в том, чтобы помогать президенту в достижении консенсуса в каждом конкретном внешнеполитическом вопросе, согласовывая позиции различных агентств и способствуя выработке четкого и комплексного подхода. Для этого совет регулярно предоставляет президенту ключевую информацию и проводит анализ предложений, выдвинутых другими членами его администрации. Значение этого процесса согласования заключается в том, чтобы отправлять четкие сигналы противникам и союзникам касательно позиции и намерений США.

 

Работа Совета национальной безопасности имеет секретный характер, поэтому многие ее детали остаются скрытыми от общественности. Возможно, совет выполнил все традиционные задачи, стоящие перед ним, однако г-н Трамп попросту проигнорировал результаты. Возможно, отсутствие координации и согласованности — это характерная черта работы администрации г-на Трампа. Однако, если это так, сложившаяся ситуация ставит под сомнение практическую значимость Совета национальной безопасности. Несомненно, совет будет лучше работать и иметь большую свободу действий в отсутствие г-на Бэннона, который внушал членам совета свои эксцентричные, опасные и зачастую противоречащие фактам идеи. Однако, чтобы этот институт был по-настоящему эффективным, независимо от его конкретного состава, г-н Трамп должен относиться к его работе с большим уважением, чем сейчас.

 

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru