Воскресенье, 24 сентября 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

Американские спецслужбы вновь нацелились на Кремль

16 сентября 2016

The Washington Post, США© Fotolia, davisАмериканские спецслужбы вновь нацелились на Кремль

15.09.2016339838TweetГрег Миллер (Greg Miller)

По словам американских официальных лиц, спецслужбы США расширяют шпионскую деятельность против России в более широких масштабах, чем когда-либо со времен окончания холодной войны.

Эта мобилизация предполагает привлечение строго засекреченных агентов ЦРУ, средств кибершпионажа из арсенала Агентства национальной безопасности, спутниковых систем и других разведывательных средств, говорят чиновники, поясняя изменения в соотношении ресурсов разведслужб. Ранее средства и внимание разведслужб были перенацелены с России на террористические угрозы и на зоны военных действий с участием США.

По словам американских чиновников, эти действия проводятся в рамках мероприятий по модернизации и восстановлению потенциала разведки США, эффективность которой продолжала снижаться даже на фоне того, как Россия стремилась восстановить свои позиции в качестве мировой державы. За последние два года, по словам чиновников, США были застигнуты врасплох агрессией Москвы — включая аннексию Крыма, ее вмешательство в войну в Сирии и ее предполагаемую причастность к хакерским атакам против США и Европы.

Как сказал один высокопоставленный сотрудник разведки США, разведслужбы США «по-крупному играют в догонялки» с Россией. Американские спецслужбы по-прежнему уделяют основное внимание борьбе с терроризмом, заявил чиновник, но в соответствии с последними директивами, поступившими из Белого дома и Дирекции Национальной разведки (ODNI), в число приоритетных направлений деятельности разведслужб теперь переведена и Россия — впервые со времени распада Советского Союза.

Хотя эскалация шпионской деятельности и скрыта от внимания общественности, она является частью более масштабного возобновления конфликта и соперничества между США и Россией после двух лет затишья. Теперь растущая напряженность затрагивает практически все аспекты американо-российских отношений.

Хакерский взлом серверов национального комитета демократической партии вызвало опасения, что Россия стремится подорвать демократические институты или даже повлиять на исход американских президентских выборов.

Попытки США договориться с Россией о перемирии в Сирии вызвали разногласия в рядах сотрудников администрации Обамы. К тому же эти попытки стали молчаливым признанием того, что своим вмешательством в дела Сирии Москве удалось осуществить одну из своих главных задач — она убедила всех, что президент России Владимир Путин сможет повлиять на любой исход войны в Сирии.

Даже встреча Обамы и Путина на проходившем недавно в Китае саммите превращалась временами в напряженное соревнование «кто моргнет первым».

Американские чиновники подчеркнули, что хотя необходимость активизировать деятельность спецслужб в отношении в России является одной из первоочередных задач, Вашингтон не намерен возвращать деятельность ЦРУ и других спецслужб на уровень времен холодной войны. В разгар того многолетнего конфликта тогдашние чиновники заявляли, что в работе по наблюдению и слежке за Советским Союзом и его коммунистическими сателлитами американские разведслужбы зачастую задействуют не менее 40% своих сотрудников и ресурсов.

По заявлению представителей властей США, сегодня ЦРУ и другие спецслужбы выделяют на шпионскую деятельность против России от силы 10% от своих бюджетов — причем эти расходы достигли такого уровня за последние два года.

Критики утверждают, что американские спецслужбы слишком медленно активизируют работу по сбору информации в отношении России и не спешат реагировать на ее провокации за рубежом, что неоднократно позволяло Путину становиться хозяином положения.

«Неспособность понять планы и намерения Путина является крупнейшей неудачей разведки со времени терактов 11 сентября», — заявил конгрессмен-республиканец от штата Калифорния и председатель комитета палаты представителей по разведке Девин Нуньес (Devin Nunes). По словам Нуньеса, несмотря на уже устоявшуюся практику российской агрессии в интернете, против соседних государств и в Сирии, американские спецслужбы безуспешно пытаются предугадать действия Москвы.

«Они (действия) должны были стать тревожными сигналами, но мы по-прежнему понимаем их неправильно и допускаем просчеты», — говорит Нуньес.

Представители ЦРУ и дирекции Национальной разведки отказались комментировать масштабы и характер шпионской деятельности против России. Высокопоставленные американские чиновники заявили, что в связи с особенностями стиля руководства российского президента угадать намерения Путина является задачей весьма непростой.

Директор Национальной разведки Джеймс Клеппер-младший (James Clapper Jr.) заявил, что Путин «импульсивен и действует спонтанно, исходя из ситуации», а не руководствуется последовательными стратегическими целями, что могло бы помочь аналитикам американской разведки понять или предвидеть его действия. «Каков его долгосрочный план — я не уверен, что у него он есть, — сказал Клеппер в интервью телеканалу CNN в прошлом году. — Думаю, он, пожалуй, каждый день его меняет».

Бывшие американские сотрудники разведки, участвовавшие в шпионаже против России, с этим утверждением не согласны. Они заявляют, что мотивы поведения Путина закономерны и понятны — восстановить позиции своей страны в качестве глобального конкурента США, дестабилизировать обстановку в западных странах, которые являются конкурентами в достижении этой цели, и постоянно испытывать терпение своих противников — проверять, до какой степени Москва может провоцировать, прежде чем они ответят на ее действия.

«Фактически он прощупывает, испытывает терпение противника и спрашивает: „Как далеко я могу зайти? Чего я могу добиться?“, — говорит Стивен Холл (Steven Hall), бывший сотрудник ЦРУ, который отвечал за деятельность по наблюдению в России и странах бывшего Советского Союза. — Хакерская атака на компьютерные сети демократов — это всего лишь современный вариант того, что русские и советы делают уже давно — попытка вмешаться в политику других стран ради своей выгоды».

По мнению бывших и действующих чиновников, самая главная сложность в сборе информации о президенте России связана с тем, что Путин, как бывший сотрудник КГБ, предпринимает чрезвычайные меры предосторожности, чтобы сохранить в секрете свои планы, и чтобы они не стали достоянием иностранных спецслужб. Особо важная информация известна только узкому кремлевскому кругу, за представителями которого строго следят, когда они пользуются телефонами, компьютерами и другими устройствами, не защищенными от проникновения.

Бюджет, выделяемый Россией на деятельность служб разведки, вероятно, составляет небольшую часть от суммы примерно в 53 миллиардов долларов, которую ежегодно тратят на шпионаж США. Но, по словам чиновников, Россия большую часть своих ресурсов направляет на деятельность против США и имеет превосходство в численности задействованных сотрудников разведслужб.

Чиновники говорят, что количество работников службы внешней разведки России (СВР), действующих в США, предположительно составляет 150 человек или больше, причем они сосредоточены не только в Вашингтоне и в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, но и в Сан-Франциско и других крупных городах.

Что же касается ЦРУ, то, как говорят бывшие чиновники, количество его оперативных сотрудников резидентуры (термин, обозначающий сотрудников управления, занимающихся сбором секретной информации за рубежом), действующих в России, не превышает нескольких десятков. Плюс — несколько десятков оперативников, разбросанных по всей Восточной Европе и государствам бывшего СССР.

По словам наших собеседников, эти цифры в последние годы выросли, поскольку ЦРУ направляет десятки новых сотрудников, прошедших подготовку в его учебном комплексе в Уильямсбурге, штат Вирджиния, на выполнение задач, которые в перспективе будут связаны с шпионской деятельностью против России. Однако лишь немногие из этих новых сотрудников, по словам чиновников, знают русский язык, так что потребуются годы учебы, прежде чем они станут полноценными агентами-резидентами, которые смогут вербовать шпионов и руководить шпионскими сетями.

«Это целый процесс подготовки, — отметил бывший чиновник. — Пройдут годы, прежде чем их можно будет задействовать в оперативной работе». Наш собеседник, как и другие бывшие и нынешние чиновники, опрошенные при подготовке материалов для данной статьи, согласился обсуждать вопросы секретной информации на условиях анонимности.

Как рассказали бывшие чиновники, еще больше разница в ресурсах, выделяемых двумя странами для осуществления контрразведывательной деятельности — выслеживания шпионов другой страны и пресечения их деятельности.

«Контрразведывательная деятельность, которую [Москва] осуществляет против посольства США, измеряется тысячами, — говорит Майкл Макфол, профессор Стэнфордского университета, который до 2014 года был послом США в России. — Всегда чувствовалось — конечно же, особенно когда я был в Москве, что против нас работает контрразведка, и идет борьба в сфере сбора информации, и война эта была асимметричной».

По словам наших собеседников, шесть лет назад ФБР раскрыло действовавшую в США крупную российскую шпионскую сеть и ведет наблюдение за десятками других предположительно российских оперативников, работающих в США. Но, несмотря на это, говорят наши собеседники, число агентов ФБР, задействованных в работе по выявлению российской шпионской деятельности — это лишь малая доля по сравнению с количеством контрразведчиков, которых направляет для выполнения такой же работы Москва.
КонтекстНорвежский шпионский бар в Советском СоюзеNRK13.09.2016В трех метрах от прямого контактаDagbladet08.09.2016Датская разведка присмотрит за РоссиейJyllands-Posten17.08.2016
Несмотря на меньшее число задействованных оперативников, ЦРУ в последние годы применяет более агрессивный подход к вербовке российских чиновников с целью шпионажа в пользу США, говорят наши собеседники. ЦРУ пользуется тем, что резко растет количество высокопоставленных россиян, выезжающих за границу — совершая поездки, которые до распада Советского Союза они могли совершать довольно редко. Оперативники ЦРУ, по словам чиновников, также действуют смелее в отношении российских объектов вербовки — размахивая пачками денег, чтобы заманить потенциальных агентов в стране, где в качестве господствующей идеологии на место коммунизма пришло стремление к богатству.

В ответ на более смелые и действия ЦРУ усилилась кампания преследования американских чиновников в Москве. Последним примером этого стал случай, когда в июне государственного служащего США, который после наступления темноты возвращался на такси в посольство США в Москве, схватил и повалил на землю стоявший у ворот российский охранник.

Американец официально значился американским дипломатом, но наши собеседники заявили, что он был офицером ЦРУ, работавшим в Москве под дипломатическим прикрытием, и из-за полученных травм его пришлось эвакуировать из страны для лечения. Государственное российское телевидение впоследствии показало видео этой драки, изобразив инцидент как пример храбрости русского охранника, пытавшегося защитить посольство от вторжения опасного нарушителя — при этом власти США раскритиковали такую интерпретацию событий, назвав ее абсурдной.

Даже когда российско-американские отношения были менее агрессивными, американские спецслужбы использовали против Москвы некоторые новейшие средства. Судя по информации о бюджете, предоставленной изданию The Washington Post бывшим сотрудником разведки Эдвардом Сноуденом, Россия наравне с Китаем и Северной Кореей является приоритетным объектом разведдеятельности.

Несмотря на резонансные «подвиги» России в киберпространстве, нынешние и бывшие американские чиновники заявляют, что российские средства кибершпионажа уступают американским.

В предоставленных Сноуденом файлах есть информация о программе АНБ, цель которой состоит в том, чтобы «попытаться проникнуть в компьютерные сети российских спецслужб, расширить доступ и изучить все элементы применяемых Россией киберпрограмм, а также повысить способность [разведслужб] препятствовать возможным действиям России по подключению или разрыву подводных и наземных кабелей связи, по которым США передают конфиденциальные данные».

И все-таки чиновники выразили обеспокоенность в связи с тем, что основной потенциал США настолько сократился, что на его восстановление может потребоваться не один год. По словам наших собеседников, ряды специалистов по России и русскоговорящих оперативников дважды сокращались в рамках отвлечения ресурсов. Первый раз это произошло в годы получения «дивидендов от мира», то есть, сокращения гонки вооружений после распада Советского Союза, а второй — когда русские отделы лишились сотрудников, которых перевели в подразделения по борьбе с терроризмом после терактов 11 сентября 2001 года.

Комитеты по разведке в сенате и палате представителей пытались ускорить этот процесс восстановления, направив дополнительно миллион долларов на шпионскую деятельность против России в рамках бюджета, принятого конгрессом в прошлом году. Но чиновники заявили, что разведслужбы США не спешат тратить эти деньги, и что ЦРУ не получило никаких дополнительных полномочий для организации секретных операций за рамками традиционных видов шпионажа против Москвы.

«У нас есть действительно талантливые люди, которым необходимы указания от дирекции Национальной разведки и Белого дома, — говорит высокопоставленный госслужащий США. «Здесь необходимо твердое решение президента», — говорит он, имея в виду разрешение, необходимое для проведения секретных операций, «которые позволили бы нам сделать гораздо больше».

Путин, наверное, усомнился бы в том, что американские спецслужбы сталкиваются с такими ограничениями.

Клеппер и другие представители американских спецслужб заявили, что возобновление агрессии Путина против Соединенных Штатов, как представляется, частично вызвано его паранойей, согласно которой ЦРУ и другие ведомства стоят за народными выступлениями и восстаниями — в том числе и за массовыми демонстрациями в 2012 году. Эти события, по словам аналитиков, напугали Путина еще до его возвращения в президентское кресло.

«Таким организациям, как ЦРУ, он приписывает большое влияние и посредническую роль, — говорит Макфол. — Он явно преувеличивает масштабы того, что они могут сделать в мире, и что они могут сделать в Вашингтоне. Но поскольку таков склад его ума, и он так думает, он хочет выиграть эту войну».

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru