Суббота, 16 декабря 2017 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

А если бы Брексита не было?

29 июня 2016

La Regle du Jeu, Франция© REUTERS, Dylan MartinezА если бы Брексита не было?

Может ли Великобритания взбунтоваться? Да, разумеется. В юридическом плане для этого нет никаких препятствий.

29.06.201652603TweetБернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy)

Может ли Великобритания взбунтоваться? Да, разумеется. В юридическом плане для этого нет никаких препятствий. Референдум как национальное голосование не подразумевает отношений с другими нациями, за исключением разве что их информирования о результате. Только вот многие граждане могут понять, что ими воспользовались и что, например, Найджел Фараж им попросту нагло лгал… Парламент может принять во внимание петицию о втором референдуме, которая на момент подписания этой статьи уже собрала подписи 3-х миллионов британцев… Он может заявить, что не в состоянии ратифицировать решение таких масштабов без одобрения парламентов других частей Соединенного Королевства и, в частности, Шотландии. Все эти гипотезы кажутся маловероятными, но и невозможными их тоже не назвать. И ничто не запрещает монарху сказать свое слово. Небывалой ситуации — неожиданный исход.

КонтекстСтранное поражение в ЛондонеLa Regle du Jeu28.06.2016Какую пользу извлечет Путин из БрекситаIlta Sanomat28.06.2016Грузия и БрекситГрузия online28.06.2016Есть ли жизнь после БрекситаУНИАН28.06.2016Возможности, которые дает нам БрекситDelfi.lv28.06.2016Реальна ли угроза распада Британии и ЕС?Апостроф28.06.2016Латинская Америка после БрекситаInfolatam28.06.2016Почему Брексит выгоден ПутинуThe Washington Post27.06.2016Брексит и будущее ЕвропыProject Syndicate26.06.2016Желанен ли он? Да, разумеется. Потому что то, что было истиной вчера, останется ею и завтра. Не раз заявлялось, что Брексит — это нечто плохое, что он означает конец Европы Монне, Аденауэра и Черчилля. Отмечалось, что на кону жизнь и смерть Европы и ее идеи, последний шанс не допустить непоправимое. Эта гипотеза, опять-таки, маловероятна. Я прекрасно слышу аргументы тех, кто утверждает, что сейчас нужно действовать быстро и четко, что нынешнее промежуточное состояние (непонятно, находится ли Великобритания в общем европейском доме или же в мрачном одиночестве победившего индивидуализма) наносит ущерб всем. Но это вопрос последовательности и принципа. Либо мы были предельно серьезны, когда представляли Брексит маленькой грязной игрой, в которой не будет победителя (никогда не поздно поступить правильно и заставить прислушаться к себе). Либо мы ворчим: «Поезд ушел! Ставки сделаны! Нужно было думать о сути и масштабах голосования!» Как тут избавиться от болезненного ощущения, что для нас все это — тоже игра?

Правда в том, что в тоне комментаторов (а также, увы, политиков, которые торопят британцев применить на практике принятое ими решение) есть нечто удивительно неприятное. Ворчливый и раздраженный тон. Тон заставшего жену за изменой супруга, который требует от неверной признать вину и как можно быстрее покинуть семейный дом. Напоминает то, как в прошлом году говорили с греками: «Хотели Ципраса? Так получайте (а с ним еще большую экономию)». Заниматься политикой — не то же самое, что читать мораль. Это искусство. Но не карать, а чинить. Не ставить в угол и не заставлять расплачиваться за все ошибки, а помогать в достижении компромиссов с другими и c самим собой. Если же, как, скорее всего и случится, Брексит дойдет до логического завершения, нужно будет не читать мораль англичанам («Вот последствия вашего решения, так вам и надо!»), а хладнокровно постараться сделать так, чтобы всем пришлось заплатить наименьшую цену. 

В любом случае, выход Великобритании даст странам, которые испытывают соблазн пойти по ее стопам, живой пример. Сторонники ЕС на протяжении десятилетий называют его основой мира, демократии и процветания. А их противники все это время возражают, что в полной мере воспользоваться этими благами люди могут только в рамках нации. Ну что же, посмотрим. Пусть мы того и не хотели, факты теперь покажут, кто прав. Будущие показатели занятости в Великобритании, роста экономики и национальных богатств, соотношения числа предприятий, которые будут созданы в Лондоне, и тех, что переберутся во Франкфурт и Париж, — все это уже скоро покажет нам, на чьей стороне истина. Разве часто история дает нам шанс опытным путем проверить достоверность до того момента никак не подтверждаемых теорий? 

Как бы то ни было, это не все. Есть тут и один очень важный вопрос, на который нужно ответить как можно быстрее. Только вот однозначного решения нет. Больше или меньше Европы? Сделать перерыв, зализать раны? Или же наоборот пойти вперед? И что говорят нам британцы? Что движение было слишком быстрым, и что нельзя безнаказанно расшатывать установившийся национальный порядок? Или что мы были слишком нерешительными, застряли на полпути, погубив тем самым Европу? Я придерживаюсь второй теории. Мне кажется, что виной всему стал недостаток воли и избыточная вера в невидимую руку истории, которая должна была бы мягко и без усилий наставить нас на путь к европейской химере. Я убежден, что выбраться из болота мы сможем только с помощью рывка вперед, к союзу. Но пока это недоказуемо. И ориентироваться нам не на что.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru