Понедельник, 17 декабря 2018 18 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору

1968 год. Долгая память политических ошибок

10 июня 2016

Radio Praha, Чехия© РИА Новости, Юрий Абрамочкин | Перейти в фотобанк1968 год. Долгая память политических ошибок

11.06.2016055TweetАнтон Каймаков, Катерина Айзпурвит

Как сообщало «Радио Прага», 6 июня депутаты от коммунистической партии РФ представили на рассмотрение нижней палаты российского парламента поправку к закону «О ветеранах». Если предложение будет принято, участники вторжения в Чехословакию 1968 года получат статус ветеранов боевых действий. Наша редакция, уже получила ряд комментариев по поводу данного предложения, в том числе, от министра иностранных дел Чешской Республики Любомира Заоралека и депутата Европарламента от компартии Чехии и Моравии Яромира Когличека. Мы также приводим точку зрения политического обозревателя Яна Петранека, участника событий 1968 года.

Напомним, что в развернутой сопроводительной записке к внесенной поправке российские парламентарии Николай Коломейцев, Сергей Решульский и Юрий Синельщиков дают подробную оценку событий 48-летней давности, указывая, что «войска СССР и других стран — участников этой уникальной стратегической операции, в конечном счете, защищали ЧССР и свои страны от вторжения и влияния стран НАТО». Свое предложение авторы аргументируют тем, что «военно-стратегическая операция Дунай» являлась подавлением переворота, который при поддержке западных стран подготавливала чехословацкая оппозиция.

КонтекстПражская весна МаяковскогоRadio Praha21.05.2016Атом и пражская повестка дня ОбамыiHNed.cz12.04.2011Пражская весна 2009-го ведет в СтрасбургГолос Армении04.05.2009В ответ на запрос «Радио Прага» чешское внешнеполитическое ведомство сделало на своем сайте следующее официальное заявление: «Министерство иностранных дел ЧР расценивает аргументы, которыми обосновывается проект поправки к российскому федеральному закону „О ветеранах“ как еще одна попытка определенных политических сил, СМИ и отдельных лиц в Российской Федерации искажать факты. МИД ЧР внимательно отслеживает указанные случаи, открыто выражает свое с ними несогласие во время переговоров с противоположной стороной и настаивает на том, чтобы факты, относящиеся к событиям 1968 года, не искажались. МИД ЧР будет наблюдать за дальнейшим развитием вопроса рассмотрения поправки.

В настоящий момент МИД, однако, сохраняет сдержанное отношение к данному вопросу, с учетом того, что правительство Российской Федерации, согласно полученной информации, не поддерживает внесение поправки к вышеуказанному закону. МИД ЧР исходит из того, что отношение Российской Федерации к событиям 1968 года является принципиальным для чешско-российских отношений. Поэтому МИД ЧР считает важным то, что официальная позиция Российской Федерации по поводу событий 1968 года не меняется.

В этой связи МИД ЧР напоминает о заявлении президента РФ Бориса Ельцина, который в августе 1993 года осудил вторжение войск Варшавского договора как акт агрессии, как нападение на суверенное независимое государство и вмешательство в его внутренние дела, и российского президента Владимира Путина, который признал моральную ответственность России за это вторжение».

Нам также удалось получить комментарий по поводу внесения поправки у депутата Европарламента от компартии Чехии и Моравии Яромира Когличека, которого мы застали в его офисе в Страсбурге.

— Как Вы оцениваете инициативу ваших российских идеологических коллег?

— Я полагаю, российские депутаты, вне зависимости от того, каким сегодня является современное законодательство в России, хотели этим сказать, что солдаты, которые были отправлены для выполнения задания, во время которого, как я читал, более 100 из них погибло, должны рассматриваться так же, как и другие военнослужащие. В большинстве государств, у которых можно сравнить законы о военных ветеранах, сказано, что «ветераном является каждый участник государственных военных миссий — то есть это не могут быть какие-то террористические нападения, а официальные государственные военные операции данной страны, и человек получает статус ветерана, отслужив определенное количество дней в ходе такой военной миссии. Если я правильно понял, мои коллеги хотят, чтобы российское законодательство изменилось в соответствующем направлении».

В таком случае, мы должны охарактеризовать вторжение войск Варшавского договора в Чехословакию не только, как оккупацию, но и как самую настоящую войну. Тогда так мы должны истолковывать смысл, вложенный в предложение российских парламентариев?

Цитата из «Пояснительной записки к проекту федерального закона «О внесении изменения в Федеральный закон „О ветеранах“»: «Учитывая, что вопрос о признании российских солдат и офицеров, участвовавших в крупномасштабной военно-стратегической операции «Дунай» в составе объединенных войск стран ОВД в Чехословакии, участниками боевых действий до сих пор не решен, а также то, что в нынешней сложной тревожной международной обстановке, сложившейся вокруг России, особенно важно поддержать патриотизм российских солдат и офицеров, защищающих территориальную целостность страны, в том числе и за рубежами нашей Родины, как защищали в 1968 году в Чехословакии, группа депутатов Государственной Думы подготовила проект федерального закона «О внесении изменения в Федеральный закон «О ветеранах».

— Нет, я это так не трактую, но, действительно, некоторые формулировки намекают на подобный подход.

В данном случае на один уровень ставятся события в Чехословакии в 1968 году и сегодняшние события, связанные с действиями вооруженных сил России.

Я вижу параллель с аннексией Крыма — не признанным Чешской Республикой отторжением части территории самостоятельной Украины. А также предлагается признать эти действия правильными и поощрить участников этих событий.

«Солдаты просто выполняли свой долг»

— «Я это так не трактую. Разумеется, в Чешской Республике не проводилось никакого референдума по вопросу, должна ли в Чехию, то есть тогдашнюю Чехословакию, должна войти какая-либо армия. Мне тогда было 15 лет, так что я эти события хорошо помню.

Другой вопрос — как руководство этих союзников, членов Варшавского договора, которые вошли тогда в Чехословакию, оценили эту ситуацию. Также как, американцев, насколько я знаю, никто не приглашал на Гренаду, никто не приглашал в Панаму, никто их не просил о вторжении в заливе Свиней. У них не было никакого договора о сотрудничестве, каким был Варшавский договор.

Кроме того, я думаю, что в случае военнослужащих, отправляющихся на военное задание — не важно, вторжение это в Чехословакию или куда-то еще, — отправляются выполнить определенную военную задачу».

Не оценивать политику

Коммунистический евродепутат Яромир Когличек: «Конечно, у меня есть и всегда были большие возражения против того, что случилось в Чехословакии. Тогда я реагировал так — когда в Марианские Лазне, где мы тогда жили, пришли танки, я влез на один из них и спорил с командиром, указывая ему на то, что это абсолютная глупость — когда два танка стоят посреди курортного города. И если они хотят знать, что происходит в городе, пусть оставят какой-нибудь пост, а танки выведут за город. И на следующий день танков уже не было. Я не хочу сказать, что это я их убедил. Однако это действительно была военная операция, и люди действительно не были согласны с ее проведением».

В пояснительной записке предлагается конкретная оценка событий 1968 года, и предлагается охарактеризовать это, как правильный шаг.

— «Российские депутаты не говорят, что этих солдат нужно похвалить за вторжение 1968 года. Они говорят, что они должны получить звание ветеранов, потому что выполнили приказ. Посмотрите, что творили войска США во Вьетнаме — никто не может одобрять подобную жестокость. Однако эти военнослужащие являются ветеранами, и никто не отрицает, что они, с точки зрения права, защищали интересы Соединенных Штатов. Это было ужасно, многие там погибли. Это тот же пример. Тут вопрос аргументации, которая, как вы верно отметили, у моих коллег были сделана очень неудачно».

Цитата из пояснительной записки к проекту поправки: «…считаем необходимым восстановить по отношению к ним (военнослужащим) историческую и социальную справедливость — признать участников военно-стратегической операции «Дунай» ветеранами боевых действий и предоставить им меры социальной поддержки в соответствии с Федеральным законом «О ветеранах».

Вы предлагаете не оценивать политику, а лишь обратить внимание на выполнение приказов, как предписано армейским уставом. В пояснительной записке упоминается также, что многие из граждан, которых данный закон мог бы коснуться, имеют льготы как инвалиды, ветераны труда, а также как ветераны военной службы. Это означает, что поощрить их за выполнение приказов возможности существуют и без требуемого признания статуса ветеранов боевых действий. Учитывая то, что Вы говорите, как мы должны относиться к высказыванию министра иностранных дел Чехии Любомира Заоралека, который 8 июня по данному поводу заявил, что в случае предложения российских депутатов речь идет о фальсификации истории. Данного заявления, учитывая Ваши слова, тогда вовсе не должно было быть?

— «Насколько я знаю, у господина Заоралека — „белый билет“. Он не имеет представление о том, что такое армейская служба. Однако я полностью согласен с тем, что сказал пьяница Ельцин, — вероятно, в этот момент он не был пьян и был прав, что вторжение, действительно, было большим злом. Я также согласен с тем, что сказал г-н Путин, что делать это, действительно, было неправильно. Но это не связано с исполнением воинского приказа. Однако это была военная операция, и ехали они сюда не демонстрировать свою военную технику, как это сегодня делает американская армия. Полагаю, это дело российской Думы — какое решение она примет по поводу этого предложения. Да, аргументация там неверная, но это — наш взгляд на этот вопрос. И если по приказу политического руководства военные сделали что-то плохое — а это констатировали как Путин, так и Ельцин, и это знает и г-н Заоралек, не слишком ориентирующийся в этих вопросах, — эти солдаты должны получать причитающиеся льготы. Другой вопрос, как они это воспринимали, уже перестав быть военными. Я говорил с такими людьми в России и Украине, и многие отвечали: „Мы чувствуем, что это было большим злом, и мы просим у вас прощения“. Это уже моральная проблема. И еще раз подчеркну — историки этому уже дали оценку».

Проклятье тем, кто принимал эти решения


— Если бы вы были коммунистическим депутатом российского парламента и речь бы не шла, как это ныне, о вашей собственной родине, Вы бы поддержали данное предложение?

Я голосовал бы за то, чтобы все, кто участвовал в боевых операциях, рассматривались одинаково. Чтобы не делалось различий — кто был в Афганистане, кто в Сирии, а кто в Чехословакии. Потому что все это были военные операции, и если военные выполнили свои задачи, то должны получать равное вознаграждение. И если я мог бы добавить к этому комментирий, то сказал бы, что эта операция была плохим политическим решением, однако солдаты в этом не виноваты. А те, кто принимали эти решения, должны быть прокляты».
«Несмываемый позор советской, а потом и русской истории.

В 1968 году комментатор и политический обозреватель Ян Петранек участвовал в защите здания «Чехословацкого Радио» на Виноградской улице в Праге, которое атаковали советские танки.

Год назад Ян Петранек подверг жесткой критике фильм телеканала «Россия-1» «Варшавский договор. Рассекреченные страницы».

— Как вы характеризуете предложение, внесенное в российскую Госдуму депутатами?

— В первую очередь, я вспоминаю, что находился в здании радио, среди тех, кто защищал его от русских. То, что нам сделали русские — то есть, простите, Советы, в 1968 году, это — несмываемый позор советской, а потом и русской истории. Когда примерно года назад мне позвонили из редакции московского радио с вопросом, что я думаю по поводу этого фильма, я отчитал их в такой форме, которую вряд ли можно назвать приличной. Этот фильм — просто мерзость. С другой стороны, в Казахстане, в Белоруссии и в других бывших советских республиках уже давно были приняты законы, согласно которым люди из этих теперь уже свободных стран, которые тогда участвовали во вторжении, были включены в систему получения социальных пособий и медицинского обслуживания. А теперь, если вы посмотрите на Интернет-страницы Думы РФ, то там речь идет о том же самом — тот, кто воевал под советским командованием, должен получать социальное пособие. Однако это сопровождается большей пропагандой, чем следует, и с нашей точки зрения, это отвратительно. Однако с точки зрения российской пенсионной системы, русские вряд ли воспринимают это иначе, чем те, кто это предлагает.

По-видимому, это, действительно, воспринимается в России просто как повышение пенсии, которая в России, прямо скажем, не слишком высокая.

«Учитывая, в какой бедности живут даже те, кто воевал во время Второй мировой, или Великой Отечественной войны, что они обмануты даже в получении того, что им причитается, то это — системная проблема. Через две недели будет очередная годовщина приведения в действия гитлеровского плана „Барбаросса“. Русские в этот день летнего солнцестояния будут зажигать свечи. Сегодня, когда НАТО проводит манёвры прямо на пороге России, можно сказать, что это — психологическое faux pas. Русские не поймут, почему в 75-ю годовщину „Барбароссы“ — нападения Гитлера, кто-то прямо у их дверей проводит крупные военные манёвры. Думаю, психологически это не то, чем НАТО следует гордиться», — обращает внимание Ян Петранек.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Первая Полоса
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru